<<
>>

Открытие внутренних областей Восточной Европы

Подлинное открытие всей системы Днепра*4дли- на 2200 км, площадь бассейна 504 тыс. км2) было совершено жи­телями Киевской Руси, раннефеодального государства, «^образовавше­гося на рубеже VIII—IX вв.

Центром его стал Киев, возникший не позднее VII в. на правом берегу Днепра, ниже устья Десны, близ южной границы лесной полосы. По сказанию, записанному в Арме­нии еще в VII в., основали город на земле славян-полян три родовых вождя, три брата, из которых старший был князь Кий.

Важнейшие историко-географические сведения о Руси и вообще о Восточной Европе в средневековой литературе дает «Повесть вре­менных лет», законченная около 1113 г., как полагают, киевским монахом Нестором. Доказано, что она является общерусским лето­писным сводом, составленным на основе по крайней мере четырех не дошедших до нас летописей 1037—1093 гг.— трех киевских и новгородской. Первая запись в «Повести...» датирована 852 г. Пе­ред погодными записями помещена историко-географическая свод­ка, написанная, видимо, самим Нестором при окончании им «По­вести...», но частично переработанная позднейшими редакторами летописи. (Дальше мы для краткости называем составителя «По­вести...» Нестором.) Начнем мы с великих речных путей, так как именно они являются лучшими ориентирами для представления о том, что внесли в средневековую’ географию русские.

К X в. материк пересекли два великих древнерусских торговых водных пути. Они вели от Балтийского моря; один — на юг, по Днепру к Черному морю, другой — на юго-восток, по Волге к Кас­пию, причем обе реки использовались почти на всем протяжении. По ним из Восточной Европы на юг доставлялись главным образом пушнина, мед, воск: по Днепру — в Византию, по Волге — в араб­ские владения и в Индию. Днепровский путь «...был из варяг в гре­ки и из грек по Днепру, а в верховьях Днепра — волок до Ловатп *, а по Ловатн можно войти в Ильмень, озеро великое2; из него же

1 Фактически было два волока: с Днепра у Смоленска на Касплю, верх- ний левый приток Западной Двины, и по правому притоку Двины, Усвяче, до второго волока на верхнюю Ловать.

2 У древних русских оно называлось также Словенским морем; площадь — от 600 до 2100 км2 в зависимости от осадков.

вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево [Ладожское, 17,7 тыс. км2] и устье того озера [р. Нева] впадает в море Варяж­ское... Днепр же вытекает из Оковского леса [Валдайская возвы­шенность] и течет на юг, а Двина [Западная] из того же леса те­чет... на север и впадает в море Варяжское. Из того же леса течет Волга и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское [Каспий]. Так из Руси можно плыть по Волге в Болгары и в Хвалисы [Хо­резм]... а по Двине в землю варягов... А Днепр впадает... в Понт; это море слывет Русским...» Открытие и обследование русскими системы Днепра в IX—XI вв. шло с юга на север. Ядром Киевской Руси была земля полян, занимавших междуречье двух правых при­токов Днепра, текущих с запада, Тетерева и Роси, а на левом бе­регу — полосу между низовьями Десны и Сулы.

К востоку и северо-востоку от полян жили северяне, а они, по Нестору, «...сели на Десне, и по Сейму, и по Суле», берущей на­чало на северо-западном склоне Среднерусской возвышенности. На востоке земля северян доходила до Псела, текущего с южной части той же возвышенности, а за ним простиралась степь — поле, где ко­чевали тюркоязычные бесписьменные народы — печенеги, а с сере­дины XI в.— кыпчаки (половцы русских летописцев, куманы запад­ных хронистов). Сейм, правый приток Десны, доводил северян до Центральной части Среднерусской возвышенности: истоки его и Псела сближены. На верхнем Сейме в защиту от кочевников был построен Курск; из этой крепости и выходили «...куряне — дружи­на бывалая... пути ими исхожены, овраги ведомы...» («Слово о полку Игореве»). А разведали они пути до «Онца малого» — Северского Донца. Начинается он на возвышенности близ истоков Псела и Сей­ма и впадает в «Дон великий». Наконец, по Десне, текущей с южно­го склона широтной Смоленской возвышенности, северяне поднима­лись по крайней мере до дремучих «Брынских лесов».

На Соже, между верхней Десной и Днепром, жили радимичи. Их северными соседями были кривичи, «сидящие в верховьях Вол­ги, и Двины, и Днепра, их же город — Смоленск». Стоял он на пра­вом берегу Днепра (в 10 км ниже современного). На правобережье Днепра, выше полян, главным образом между Тетеревом и нижней Припятью, также жили славяне, «...а назывались древлянами, по­тому что сели в лесах, а еще другие сели между Припятью и Дви­ной и назывались дреговичами...» — вероятно, от слова «дрягва» (по В. Далю — болото, трясина): бассейн Припяти ~ низменная, самая заболоченная часть Полесья, особенно в центре — Пинские болота. Ниже кривичей по Западной Двине была земля полочан с центром в г. Полоцке. На севере жили те славяне, которые «сели около озе­ра Ильмень, прозвались... словене, и построили город, и назвали его Новгородом». В низовье р. Великой, впадающей с юга в Псковское озеро (710 км2), возник Псков; новгородцы обычно ходили туда по Шелони, поднимаясь от Ильменя по реке до ее луки. До середины X в. новгородцы освоили также р. Лугу, впадающую в Финский залив, и восточный приток Ильменя — Мету.

Из славянских народов, которые «сидят близ моря Варяжского»,

Нестор называет сначала только ляхов, из неславянских — пруссов и чудь, хотя тут же перечисляет ряд других восточных прибалтий­ских народов: «ямь, литва, зимигола [земгалы], корсь [курши], лет- гола [латгалы], ливы». И все эти этнические названия, кроме прус­сов, впервые появляются в историко-географической литературе. Литовцы занимали, как и теперь, главным образом бассейн нижнего Немана (Нямунас). Их северными соседями были позднее слив­шиеся с ними жемайты (жмудь), жившие по верхней Бенте, теку­щей с Жемайтской возвышенности в Балтийское море. (Нестор не выделяет их из «ЛИТВЫ».)

Земгалы, курши и латгалы — древнелатышские племена. Земга­лы жили на южном берегу Рижского залива, в бассейне р. Лиелупе, пересекающей Земгальскую низменность и впадающей в залив близ устья Даугавы. Курши сидели к западу от них, в приморской полосе между Ирбенским проливом и Куршским заливом, на Кур­земской возвышенности.

Около VIII в. на их землф часто делали на­беги норманны, временно захватывавшие прибрежные пункты, пока сами курши (куроны) не стали совершать морские походы на Дат­ские о-ва п Южную Скандинавию — о них говорят позднейшие хро­нисты. Латгалы, по которым вся страна называется Латвией, а на­ция — латышами (латвиеши), жили к северу от земгалов, па Даугаве и в бассейне р. Гауя, занимая, в частности, междуречную Видземскую возвышенность.

Ливы, родственные финнам, северные соседи латгалов и кур- шей, в значительной мере смешались с ними. Оттесненные к взморью, ливы были первым народом, с которым в XII в. столкну­лись немецкие мореходы, а за ними крестоносцы, и те всю Восточ­ную Прибалтику до Финского залива назвали Ливонией. Финнов, живших восточнее ями, Нестор объединяет общим термином «чудь», но затем выделяет «заволочьскую чудь», которую комментаторы ча­ще всего отождествляют, правда с оговорками, с карелами (карья- ла). К чуди он относит также племена, жившие на южном берегу Финского залива и у пролива Муху. Из них самые многочислен­ные — предки эстонцев. Они и тогда занимали западные берега озер Чудского (Пейпси, около,3600 км2) и Псковского, бассейна озера Выртсъярв и р. Пярну, а также острова у входа в Рижский залив, отделенные от материка проливами Муху на востоке и Ир­бенским на юге, — Моонзундский арх.

Волжский древнерусский путь от верховьев до устья широко использовался уже в VIII—X вв., о чем свидетельствуют найденные на разных его участках многочисленные клады арабских монет с надписями, выполненными древнейшим арабским, куфическим пись­мом. Они обнаружены и к северо-востоку от Валдайской возвышен­ности, которую огибает Мета до впадения ее в Ильмень. Истоки Меты и левых притоков верхней Волги, Тверцы и Мологи, очень близки, и волоки между ними посещались часто. Более действенной связь была между Метой и Мологой. От нее спускались до устья Которосли, где около 1010 г. Ярослав Мудрый основал Ярославль; оттуда, судя по находкам кладов и монет, обычно ходили до устья

Оки не по Волге, а обходным путем: поднимались по Которосли до озера Неро, к г.

Ростову, переходили на р. Нерль, левый приток Клязьмы, и по ней спускались до Оки, в устье которой в 1221 г. возник Нижний Новгород (г. Горький).

В бассейне Оки, берущей начало в центре Среднерусской возвы­шенности, издавна жили славяне-вятичи вперемешку с финно-угор­скими племенами. Их них Нестор упоминает мерю, мурому и морд­ву. «...Сидит... на Ростовском озере меря, а на Клещпне озере также меря. А по реке Оке — там, где она впадает в Волгу,— му­рома... и мордва... дающие дань Руси...— эти говорят на своих язы­ках...» Озеро Клещино (Плещеево) лежит у северо-восточного склона Московской возвышенности, а Неро — в 55 км от него. Сле­довательно, по Нестору, меря в его время занимала лишь неболь­шую часть правобережья верхней Волги. Мурома, центром которой был г. Муром, обитала в междуречье нижней Оки и средней Волги. Ростов и Муром впервые отмечены в летописи под 862 г. в связи с раздачей полулегендарным варяжским [149]конунгом Рюриком горо­дов «мужам своим». Упоминает Нестор и народ весь: в его времена отт сидел «на Белоозере» (озеро Белое, 1125 км2); историки отно­сят его к прибалтийско-финским племенам и отождествляют с се­верным народом вису, о котором писал Ибн Фадлан.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий: В 5-ти т. Т. 1 Географические открытия народов Древнего мира и средневе ковья (до плаваний Колумба).—3-є изд., перераб. и доп.—М Просвещение,1982.—288 с., ил., карт.. 1982

Еще по теме Открытие внутренних областей Восточной Европы:

  1. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редколлегия: В. С. Преображенский и др. Т. 3. Геогра­фические открытия и исследования нового времени (середи­на XVII—XVIII в.).—3-є изд., перераб. и доп,—М.: Про­свещение,1984.—319 с., ил., карт., 1984
  2. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий: В 5-ти т. Т. 1 Географические открытия народов Древнего мира и средневе ковья (до плаваний Колумба).—3-є изд., перераб. и доп.—М Просвещение,1982.—288 с., ил., карт., 1982
  3. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. Т. 2. Великие географические открытия (конец XV — середина XVII в.).—3-є изд., перераб. и доп. — М.: Просвещение,1983.— 399 с., ил., карт., 1983
  4. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редкол.: В. С. Преображенский (пред.) и др. Т. 4. Географи­ческие открытия и исследования нового времени (XIX — на­чало XX в.).— 3-є изд., перераб. и доп,— М.: Просвещение,1985.— 335 с., ил„ карт., 1985
  5. Область применения ставки восстановления
  6. Глава 1 Понятие, область применения и подходы к расчету ставки восстановления по корпоративным облигациям
  7. И.П. МАГИДОВИЧ, В.И. МАГИДОВИЧ. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Том 5 Новейшие географические открытия и исследования (1917–1985 гг.) М.: Просвещение, 1986. — 305 с.,
  8. Внутренний резонанс 1:1:2
  9. Внутренний резонанс 1:1:1
  10. Внутренний резонанс
  11. Численные исследования внутреннего резонанса 1:1:2