<<
>>

Глава 5 ИССЛЕДОВАТЕЛИ ЗАПАДНОЙ И ЮЖНОЙ ЕВРОПЫ

Геттар и Демаре на Центральном массиве

Фрацузский врач Жан Этьен Геттар увлек­ся ботаникой и минералогией (в XVIII в.

это был очень емкий тер­мин). Изучая Северо-Французскую низменность, он пришел к вы­воду, что на этой холмистой равнине разнообразные породы рас­полагаются поясами вокруг Парижа как центра. Геттар нанес их на карту, пользуясь различными символами (создав, следовательно, первую геологическую карту), и таким способом показал положение и границы обширного Парижского бассейна. «Работа Геттара от­крыла новое поле для географов и натуралистов и соединила эти две науки...» (А. Гейки)х.

В 1751 г. Геттар посетил Овернь. В двух поселках к северу от города Клермон-Ферран он увидел, что улицы там вымощены чер­ным камнем, используемым и как местный строительный материал, который добывается в соседних карьерах у поселка Вольвик. Близ него Геттар обнаружил застывший лавовый поток, спустившийся с близкой возвышенности, и открыл настоящий вулканический ко­нус и кратер. Продвигаясь к югу вдоль подножия живописной цепи пюи (холм), Геттар достиг Клермон-Феррана и поднялся на крутую гору Пюи-де Дом[21][22]. Неожиданно перед ним раскрылась па­норама самых высоких в Оверни кратероподобных вершин. Эти древние вулканы, «выстроенные в боевой порядок», молчаливые на протяжении всей письменной истории, были безупречны по форме.

Геттар обследовал величайший в Центральном массиве вулкан Мон-Дор (1886 м), на водоразделе бассейнов р. Алье (приток Луа­ры) и р. Дордони. Результатом было открытие «в сердце» Франции группы древних вулканов и фактически первое научное исследова­ние Центрального массива. Его работы в Оверни положили начало учению плутонистов. Более того, он стал истинным создателем вулканологии, а его идеи о происхождении базальтов явились ба-

Ж.

Геттар

ЗОЙ для новой школы нептунистов. «Я не знаю ничего более причуд­ливого в истории геологии — один и тот же человек оказался осново­положником двух диаметрально противоположных школ».

В работе «Деградация гор, производимая сильными дождя­ми, реками и морем» Геттар четко показал зависимость лика Земли от движущейся воды. Он считал море главным агентом денудации и как пример его приводил мело­вые утесы Северо-Западной Фран­ции — реликты огромной цепи холмов, большая часть которой уничтожена морем. Он обследовал и описал все большие реки Атлан­тического бассейна от Рейна до Гаронны.

Изучение вулканов Централь­ного массива продолжил Никола

Демаре. Ранее он побывал на плато Атрим на северо-востоке Ирландии и дал описание «Мостовой Гигантов»[23]—одного из «чу­дес природы». В 1763 — 1764 гг. он изучал Овернь, восхищался ее «выставкой» конусов, кратеров и лавовых рек, установил, что она и плато Антрим с «Мостовой Гигантов» принадлежат одной и той же формации, и составил карту Центрального массива между каменоломнями Вольвик и Мон-Дор, поразившую современников точностью.

В 1766 г. Демаре путешествовал по вулканическим районам Италии, от Виченцы и Падуи до Неаполя. В 1769 г. он вновь изучал Центральный массив, распространив исследования на юг, до горы Плон-дю-Канталь (1858 м, у 45° с. ш.). Считая, что крупные вопро­сы физической географии могут быть лучше изучены в Централь­ном массиве, Демаре еще не раз возвращался туда. «Любой участок Оверни скрупулезно обследован им, каждая пюи [гора] посещена, каждый кратер... зарисован, каждый поток лавы прослежен от истоков до конца».

Аббат Жак Луи Жиро-Сулави основное внимание уделял потух­шим вулканам, обследовал Овернь и Прованс и составил карту рас­пространения вулканов. Он исследовал также горы Виваре на восточной окраине Центрального массива, между верхней Луарой и Роной (длина 100 км, вершины до 1754 м).

Французские исследователи Пиренеев

Французский аббат Пьер Бернар Палассу с 70-х гг.

XVIII в. изучал всю горную систему Пиренеев. Он стал пионером их научно­го исследования. В его книге «Очерки минералогии Пиренеев» (1781) приведены первые сведения по их геологии и данные о па­раллельном расположении главного и второстепенных хребтов. Он составил первую геологическую карту Пиренеев.

В 1786—1889 гг. геолог Анри Поль Ребулъ и астроном Видаль провели тригонометрические измерения «наиболее примечательных высот в цепи Пиренеев» с нескольких вершин более 2000 м. Им уда­лось (с незначительными преувеличениями) определить высоту более 20 трехтысячников и около 30 двухтысячников центральной части Пиренеев от Ани (0°45' з. д.) до Канигу (2°30' в. д.), т. е. на протяжении почти 300 км. Они установили, что наибольшей высоты Пиренеи достигают между 0 и 1° в. д., где поднимаются такие вели­каны (в европейском понимании), как Виньмаль (3303 м), Позе (3375 м), Монте-Пердидо (3355 м) и массив Маладета.

В этот период наибольший вклад в подлинное научное открытие Пиренеев сделал геолог Луи Франсуа Рамон де Карбонъер. В 1792—1795 гг. он изучал главным образом наиболее приподня­тую часть гор — Центральные Пиренеи, причем неоднократно под­нимался на ряд вершин, в том числе на Миди-д’Оссо (2887 м). «Нужно годы провести в горах, чтобы научиться видеть то, что сле­дует увидеть». И наконец он нашел то, что искал,— гранитный «остов» цепи — у нолевого меридиана, в районе Пик-Лон (3194 м). В этой труднодоступной части гор Рамон описал весь «букет» вы­сочайших пиков — Виньмаль, Пик-Лон и другие, измерил 20 вер­шин и определил высоту снеговой линии Пиренеев (2430—2730 м). Он поднялся на гору Монте-Пердидо, тогда считавшуюся вершиной Пиренеев. Его наблюдения над неизвестным пиком (Ането, 3404 м)

Орографическая схема Пиренеев

Л. Рамон де Карбоньер

в массиве Маладета опровергли это м пен не.

Обследовав всю цепь, Рамон обнаружил, что Пиренеи состоят из двух примерно равных по длине, расположенных кулисо­образно участков; они разорваны долиной верхней Гаронны.

Съемка северного побережья Средиземного моря

Англия, прежде уделявшая мало внимания Средиземному мо­рю, в период Реставрации (1660— 1688) стала проявлять к нему по­вышенный интерес. Изображения берегов этой акватории в британ­ском адмиралтействе, вероятно, имелись, но явно не отвечали тре­бованиям с военно-морской точки зрения. Для получения более пол­ной информации в Средиземное

море направился 54-нушечный корабль «Вулвич» под командой ка питана Уильяма Хаулдена. Съемочные работы возглавил Эдмунд Дам­мер — один из самых квалифицированных европейских исследовате­лей того времени. За несколько лет (продолжительность описи и состав экспедиции не установлены, известно лишь, что съемки закон­чились в 1685 г.) положили на карту северное побережье

Средиземного моря от Гибралтара до берегов Греции1 включительно на протяжении более 10 тыс. км. Они описали также. Балеарские о-ва, Корсику, Сардинию, Сицилию и некоторые острова Греческого архипелага. Результаты исследований Я. Даммер изложил в труде «Плавание в средиземных морях...»; он остался в рукописи, храня­щейся в Британском музее.

Тофиньо: опись побережья Испании

К концу XVIII в. ни одно из морских европейских государств не опубликовало столько хороших карт, как Испания. В 1783 г., после окончания очередной войны с Англией, испанское правительство Карла III, проводившее прогрессивные реформы2, решило выпол­нить съемочные работы всего побережья Испании — Атлантического и Средиземноморского. Эту работу поручили Винсенте Тофиньо де

1 Греция в те годы находилась под турецким господством. Правда, в 1684 г. Венеция завоевала п ов Пелопоннес, вновь отошедший к туркам в 1715 г.

2 Например, изгнание иезуитов с конфискацией их имущества (1767), предо­ставление 13 портам права торговли с колониями (1778), учреждение Националь кого банка (1782).

3 Очерки но истории

гео графи чее кн х открытии

Сан Мигелю. В течение нескольких лет, руководя курсантами мор­ских училищ (морскими кадетами — в России они назывались гар­демаринами), он заснял береговую полосу длиной 2,8 тыс. км, в том числе 1500 км средиземноморского берега в 2300 км атланти­ческого, включая 1000 км побережья, принадлежащего Португалии. Это удалось сделать благодаря тому, что в 1777 г. между обоими пиренейскими государствами был заключен мир.

Работа велась без значительных трудностей, ибо берега Пире­нейского п-ова расчленены слабо. Исключение составляет лишь северо-западный «угол»: здесь развита сложная для описи, весьма изрезанная береговая линия, получившая от испанцев название «риас»1. Итогом съемки явились хорошо выполненные карты, со­бранные в двухтомный «Морской атлас Испании». К нему В. То- финьо приложил «Лоцию берегов Испании», также в двух томах, опубликованную в Мадриде в 1789 г. Высокую оценку его труду дал крупнейший исследователь Средиземноморья первой половины XIX в. англичанин У. Смайт.

Исследователи Апеннин первой половины XVIII века

Апеннинская горная система, простирающаяся приблизительно на 950 км, и примыкающие к ней на юго-востоке Калабрийские Апеннины (около 220 км) изучались в основном самими итальянца­ми — натуралистами-путешественниками и краеведами. Пионером комплексного исследования Апеннин был выдающийся падуанский натуралист, профессор медицины Антонио Валлиснери, который в первой четверти XVIII в. побывал почти во всех областях Италии. Уделив большое внимание Паданской равнине и Тоскано-Эмили- анским Апеннинам, он дважды, в 1704 и 1708 гг., пересек их близ меридиана 10°30' в. д., следуя с правобережья р. По от Реджо-нель- Эмилия на юго-юго-запад до Апуанских Альп[XXIV][XXV], и проделал около 1711 г. параллельный маршрут в той же горной полосе.

В 1704—1734 гг. «много и хорошо путешествовал» северянин Пьер Антонио Микели, который из скромности, и тогда уже не­сколько старомодной, величал себя «невеждой и нищим», а был ученым-натуралистом широкого профиля.

П. Микели проследил «добрую часть Апеннин»: Тоскано-Эмилианские, Центральные — Умбро-Маркские, Южные — Неаполитанские и Луканские. В част­ности, в 1732—1733 гг. он исследовал так называемые Тосканские Антиапеннины и межгорные котловины вместе с двадцатилетним местным уроженцем Джованни Тарджони-Тоццетти.

После этого дебюта Д. Тарджойи много лет изучал «физическую топографию» Тосканы — ее географию и геологию. Он выявил все значительные черты ее рельефа к западу от двух основных цепей, в томи числе котловину Валь-ди-Кьяна (по ней течет р. Кьяни, правый приток верхнего Тибра), продолжил исследование Тоскан­ских Антиапеннин и района потухших вулканов к западу от Кьяни с горой Амиата (1734 м).

Д. Тарджони собрал очень большой географический материал, опубликованный им в слишком пространном описании своих стран­ствий — «Минералогические, философские и исторические путеше­ствия по Тоскане» (1751 — 1770); они очень выиграли в сокращен­ном переводе (два тома, Париж, 1792).

В 40-х гг. французский географ Жан Батист Бургиньон д’Анвиль, собрав и критически оценив разнородные материалы геодезических работ и съемок итальянских областей XVII—XVIII вв., выпустил в свет «Географический анализ Италии» (1744) и составил карту, помещенную в «Новом Атласе» 1745 г., на которой полуостров впервые получил вполне правильные очертания.

Исследователи Апеннин и Сицилии второй половины XVIII века

В 1750—1754 гг. два ученых-иезуита — геодезист и астроном, далматинец из Рагузы (Дубровник) Джузеппе Руджеро Боскович и англичанин Кристофер Мэйр — измерили дугу меридиана между Римом и Римини длиной в два градуса (42—44° с. ш.). Мзйр со­ставил крупномасштабную «Новую географическую карту Церков­ного государства», которая фактически явилась и первой точной обзорной картой Центральной Италии.

Биолог Ладзаро Спалланцани, разносторонний ученый, начал сбор материалов в 1761 г. на водоразделе Серкьо и Секкья (приток По). В 1780—1783 гг. он изучал Лигурийские Апеннины, в 1789 г,— Тоскано-Эмилианские, следуя на юг от Модены через пред­горную полосу Фриньяно к району горы Чимоне. В разные годы Л. Спалланцани посещал Умбро-Маркские Апеннины (он пересек их и бассейн Тибра, следуя из района Анконы на юго-запад — через Сполето и Терни — в Рим), Неаполитанские Апеннины, Калабрий­ские горы, обошел всю Сицилию и изложил свои наблюдения в книге «Путешествия по обеим Сицилиям» (1792—1797). В итоге он проделал по итальянским дорогам и бездорожью много тысяч кило­метров и заслуженно причисляется историками науки к великим натуралистам-путешественникам.

Абруццы — самый высокий участок Апеннин, состоящие из крутосклонных, глубоко расчлененных карстовых массивов со ска­листыми вершинами, позднее других частей горной системы «по­ступили в научный оборот». Из натуралистов первым изучил эту область, особенно массив Маелла (у 42° с. ш.), Керубино Де Ачетис в последней четверти XVIII в.

В исследовании прилегающего к Неаполитанским Апеннинам на западе вулканического района с Везувием и Сицилии с Этной боль­шую роль сыграл француз Д. Доломье. В 1781 г. он прошел от Мес­сины до северного подножия Этны вдоль гор Пелоритани и, повер­нув на запад вдоль гор Неброди и массива Ле-Мадоние, вышел к северному берегу Сицилии у 14° в. д., т. е. проследил так называе­мые Сицилийские Апеннины. Затем, следуя берегом, он обогнул остров с запада, выполнив при этом ряд боковых маршрутов во внутренние районы — в глубь долины Мадзара, к горе Каммарата, к горам Эреи. Д. Доломье изучал также и Калабрийские горы, дважды побывав в Калабрии: в июле 1781 г. на пути в Сицилию и в феврале—марте 1784 г., когда он, в частности, обследовал Аспро- монте (1956 м). Это самый южный из тех калабрийских массивов, которые современные геоморфологи склонны выделить из Апеннин­ской горной системы в строгом смысле этого понятия. Ее крайним южным участком теперь считаются Луканские Апеннины с прилега­ющим к ним на востоке (близ 40° с. ш.) широтным массивом Пол- лино (до 2271 м).

Для изучения Неаполитанских Апеннин много сделал «римля­нин» Сципион (Шиньоне) Брейслак, который подвел итоги своих наблюдений в книгах «Физическая топография Кампании» (Фло­ренция, 1798) и «Физические путешествия по Кампании» (Париж, 1802).

Рельеф всего Неаполитанского королевства, в границах которого находились Южные Апеннины (Неаполитанские и Луканские), Ка­лабрийские горы и Апулийские Антиапеннины (массив Гаргано и плато Ле-Мурдже), выявил падуанец Джованни Антонио Рицци- Цаннони, выдающийся географ и топограф французской выучки. Приглашенный в Неаполь, он руководил съемкой королевства с 1780 г. до своей смерти (1814). У него не было возможности про­водить топографические работы «на высшем уровне», и все-таки он выявил рельеф Южной Италии с большей точностью, чем это сдела­ли Другие, применявшие более усовершенствованные способы в остальных областях Италии.

Описи британских берегов

Военный моряк Гринвил Коллинз, дважды руководивший анг­лийскими съемками на Средиземном море, в 1681 г. возглавил опись британских берегов. Съемка, одновременно береговая и морская, за­тянулась до 1688 г. отчасти из-за того, что Коллинз пренебрегал помощью местных специалистов. Ряд карт он отобрал для первого издания своего морского атласа «Лоцман британского каботажного судоходства». В общем засняты были вся Англия, Уэльс и Мэн, но в Шотландии — только ее восточное побережье. Несмотря на боль­шие недочеты, атлас многократно переиздавался с незначительны­ми изменениями до 1792 г.

Северный берег Шотландии, Оркнейские и Шетландские о-ва, а на западе залив Ферт-оф-Клайд положил в 10-х гг. XVIII в на удо-

влет верительную карту тонограф-шотландцец Джон Адейр. Мор'ские карты составляли только небольшую часть его работы, но и они бы­ли очень полезны. А такой вклад в гидрографию морей со стороны сугубо сухопутного деятеля — редкое явление в истории исследо­вания Британских о-вов.

Крупнейшим английским гидрографом XVIII в. был оркнеец Мардок Макензи. Еще в молодости, в 40-х гг., он выделился без­упречной описью Оркнейских о-вов и положил начало точной описи Внешних Гебрид, засняв Льюис (2273 км2) — крупнейший остров этой цепи. В 1753—1768 гг. он руководил морской съемкой всех берегов Западной Шотландии и Ирландии, а также заново за­снял берега Северо-Западной Англии и Северного Уэльса. Запад­ный берег Уэльса М. Макензи закартировал в 1769—1779 гг. После работ М. Макензи не только Великобритания и Ирландия, но и большая часть малых Британских о-вов приобрели на карте пра­вильные очертания. Впервые, следовательно, верно были показаны и внутреннее, Ирландское море, и оба пролива, соединяющие его с океаном,—Северный и Святого Георга.

Исследователи Великобритании Хаттон и Плейфайр

Врач Джеймс Хаттон (неправильно Геттон), получив наследство, поселился в 1754 г. близ Эдинбурга и в течение 14 лет вместе со своим коллектором Джоном Плейфайром исколесил Шотландию. Они обследовали сначала невысокую (до 533 м) гряду Ламмермур- Хилс к юго-востоку от Эдинбурга (у 56° с. ш.), а на севере — про­стирающиеся близ 57° с. ш. почти на 250 км высокие Грампианские горы (вершина Бен-Невис, 1343 м, высшая точка Великобритании). Затем они распространили свои исследования на «становой хребет» Англии — Пеннинские горы (длина около 215 км, высота до 893 м). Они изучали также группу массивов, заполняющих большую часть Уэльса, — Кембрийские горы (вершина Сноудон, 1085 м).

В 1795 г. Хаттон опубликовал книгу «Теория Земли с доказа­тельствами и иллюстрациями». Написанная тяжелым языком, она прошла бы незамеченной, если бы не Д. Плейфайр. После смерти Д. Хаттона он в 1802 г. издал вскоре признанные классическими «Иллюстрации теории Хаттона». Эта работа, написанная элегантно, логично и весьма доходчиво, принесла славу обоим. Она содержала не только четкое изложение важных принципов системы Хаттона. Многие вопросы, лишь бегло им рассмотренные, получили впервые солидное научное обоснование. Д. Плейфайр на множестве примеров аргументировал свой вывод о возникновении долин и озер благодаря действию текучих вод. Он первый обратил внимание на глетчерный лед как переносчик огромных эрратических валунов. В Шотландии Д- Плейфайр впервые обработал отметки приливов и описал старые береговые линии, верно объяснив их медленным поднятием суши.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редколлегия: В. С. Преображенский и др. Т. 3. Геогра­фические открытия и исследования нового времени (середи­на XVII—XVIII в.).—3-є изд., перераб. и доп,—М.: Про­свещение,1984.—319 с., ил., карт.. 1984

Еще по теме Глава 5 ИССЛЕДОВАТЕЛИ ЗАПАДНОЙ И ЮЖНОЙ ЕВРОПЫ:

  1. ГЛАВА 3. ЧИСЛЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  2. ГЛАВА 1. ОБЗОР СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  3. ГЛАВА 3. КОММУНИКАТИВНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ
  4. ГЛАВА 4. ТВЕРДОФАЗНЫЙ ИСТОЧНИК ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ
  5. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА МЕДИАНОМИНАЦИИ
  6. ГЛАВА 2. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ТИПЫ И ФУНКЦИИ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  7. ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ: ЯЗЫКОВОЙ И ТЕМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
  8. Глава I. Правовая природа и содержание права на судебную защиту
  9. Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне
  10. Глава I. Банковская тайна как объект правовых отношений