<<
>>

Глава 24 ИНОСТРАННЫЕ ТИХООКЕАНСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА

Плавание и гибель экспедиции Лаперуза

В 80-х гг. XVIII в. французское правитель­ство приступило к организации морской экспедиции; основная ее задача заключалась в исследовании и по возможности захвате новых тихоокеанских земель взамен утерянных Францией владе­ний в Северной Америке и Индии.

В 1785 г. снаряжены были два военных корабля — фрегаты «Буссоль» и «Астролябия» с экипажем в 223 человека — под начальством Жана Франсуа Лаперуза (он же командир «Буссоли»), опытного 40-летнего моряка. Он взял с со­бой ученых различных специальностей. Командиром «Астролябии» назначили 40-летнего моряка Поля Антуана Флерио де Лангля. На берегу — по какой-то причине не включенный в списки — остался Наполеон Бонапарт, один из учеников Парижской воен­ной школы. Обогнув мыс Горн и вступив в феврале 1786 г. в Ти­хий океан, Ж. Лаперуз прошел до чилийского порта Консепьсьон (у 37° ю. ш.), повернул к о. Пасхи, а оттуда к Гавайям й высажи­вался на о. Мауи. В июне фрегаты перешли к северному берегу залива Аляска. Ж. Лаперуз начал обследование с залива Айси- Бей (у 60° с. ш.) и шел оттуда вдоль берега в направлении, про­тивоположном движению Кука в 1778 г.,— на юго-восток, до залива Монтерей (у 37° с. ш.). После обхода он сделал верный вывод, что в 50-х широтах близ материка расположен архипелаг (теперь вы­деляют даже два — Александра и Королевы Шарлотты). Но де­тального осмотра этого побережья он не произвел.

От Монтерея Ж. Лаперуз направился к Филиппинам, а весной 1787 г. начал обследовать берега Восточной Азии в умеренной зоне, постепенно продвигаясь на север. Французы нанесли на карту — очень неточную — берега Восточно-Китайского и Японского морей, поднялись на север почти до 40° с. ш. 3 июля суда оставили не­большую бухту и двинулись в общем к северо-востоку. Утром 7 июля с борта была усмотрена гористая земля, протягивающаяся в меридиональном направлении.

Самую заметную вершину Ж. Ла­перуз назвал «Пиком Ламанон»[CXXVI]. Вскоре на море пал густой ту-

ман, и французы, считая, что пе­ред ними побережье Йессо (о. Хоккайдо), шли далее на север практически наугад, а через пять дней бросили якорь в удобной бухте. Из объяснений местных жителей и чертежа, набросанно­го ими, Ж. Лаперуз понял: он находится на острове, который на­зывается Сахалин, отделенном от материка и о. Йессо проливами.

Корабли продолжали плавание к северу по Татарскому проливу (название дано Ж. Лаперузом), подходя то к азиатскому побе­режью, то к Сахалину, и 23 июля обнаружили небольшой залив Жонкиер, (впоследствии здесь возник город Александровск-Са- халинский; название залива на на­ших картах сохранилось за мы­сом). Севернее глубина моря ста­ла уменьшаться — суда достигли входа в узкий пролив (в XX в. названный имени Г. И. Невельского), ведущий из широкого Та­тарского пролива в Охотское море. И тогда Ж. Лаперуз ошибочно решил, что перед ним — низменный перешеек, связывающий Азиат­ский материк с «полуостровом» Сахалин. Чтобы удостовериться в этом, он направил на шлюпке двух офицеров, вернувшихся 28 июля. Они подтвердили постепенное уменьшение глубин. Уси­лившийся ветер вынудил искать пристанище — суда получили не­большие повреждения,— и Ж. Лаперуз простоял до 2 августа в обнаруженной им у 51°31' с. ш. удобной бухте, нареченной зали­вом Де-Кастри[CXXVII].

Пройдя затем к Сахалину, он двинулся на юг, проследил более 700 км побережья острова до южной оконечности, названной мысом Крильон и по пути 10 августа открыл о. Монерон. (Не ведая об этом, французы повторили, но в обратном направлении, маршрут М. Токуная.) После кратковременной стоянки у мыса Крильон Ж. Лаперуз впервые прошел из Японского моря в открытый океан проливом, впоследствии получившим его имя, затем вдоль дуги Курильских о-вов1 [CXXVIII] и 7 сентября прибыл в гавань Петропавлов­ска-Камчатского.

Оттуда он послал в Париж сухим путем через Сибирь и Европу с экспедиционными материалами и картами Жана Батиста Лессепса, оказавшегося единственным участником

экспедиции, вернувшимся на родину и завершившим кругосветное путешествие.

От Камчатки Ж. Лаперуз перешел в Океанию, к о-вам Мануа из восточной группы Самоа. Здесь по невыясненным причинам 11 декабря произошла кровопролитная стычка, убито было 19 са­моанцев и 2 француза, один из них — П. Лангль. Через два дня корабли двинулись на запад. За Уполу 17 декабря был открыт другой остров — Савайи, крупнейший в архипелаге Самоа. Оттуда Лаперуз направился к Австралии и в конце января 1788 г. стал на якорь в заливе Ботани. Там французы встретились с английской флотилией, доставившей в Восточную Австралию первую партию ссыльнокаторжных. Начальник флотилии Артур Филлип, назна­ченный первым губернатором колонии Новый Южный Уэльс, основал в 25 км к северу от Ботани, у залива Порт-Джэксон, одно­именный поселок — «зародыш» будущего Сиднея. В феврале 1788 г. Ж. Лаперуз послал оттуда во Францию донесение, в котором, между прочим, сообщал, что собирается посетить острова Мела­незии, в том числе Санта-Крус, обогнуть Новую Голландию и ид­ти к о. Иль-де-Франс (Маврикий).

После этого экспедиция вышла из Порт-Джэксона и пропала без вести. Только через 40 лет были найдены доказательства, что оба фрегата потерпели крушение у о. Ваникоро[CXXIX], из группы Сант- Крус, но судьба самих моряков — около 200 человек — не выяснена.

Поиски прохода в Атлантику

Тихоокеанское побережье Северной Америки между 45 и 60° с. ш. в 80-х гг. XVIII в. привлекало к себе внимание и купцов и географов. Одних притягивали пушные богатства края. Другим не давали покоя две проблемы — проход в Атлантический океан и пролив в мифическое североамериканское средиземное море. Среди моряков, посещавших этот район, ходили легенды о внут­реннем море со множеством островов, занимающем значительную часть северных областей материка. (В 1790 г. появилась даже книга одного из капитанов, доказывавшего реальность существо­вания такого моря и пролива, который соединяет его с Тихим океаном.)

Торговые и научные интересы в ряде случаев совпадали.

Так, весной 1787 г. Джордж Диксон, капитан британского судна «Ко­ролева Шарлотта», обследовал широкий пролив, с тех пор носящий его имя (Диксон-Энтранс), между о. Принца Уэльского и о-вами Королевы Шарлотты. Уильям Дуглас, командовавший кораблем «Ифигения», в 1788 г. первый прошел по всей длине морской канал, отделяющий от материка о-ва Королевы Шарлотты,— про­лив Хекате. Летом следующего года он провел изучение группы

прибрежных небольших островов у 53—54° с. ш. и в поисках ми­фического пролива проследил до вершины узкий каньон, тем не менее названный проходом Дуглас. Его открытия положил на карту Чарлз Дункан, капитан «Принсесс Ройал», в погоне за тем же миражом открывший в том же 1789 г. остров, который по­лучил имя его судна, отделенный от материка очень узким про­ливом.

Испанцы, внимательно следившие за незаконными — с их точки зрения — действиями англичан у Тихоокеанского побережья Се­верной Америки, направили туда военный корабль. Они посадили У. Дугласа под арест, а груз (или его часть) конфисковали. Анг­лийские купцы обратились в парламент, прося защиты, и в «горя­чую точку» в 1791 г. была направлена флотилия Д. Ванкувера (см. ниже).

Плавания Роберта Грея

В 1787 г. компания американских купцов организовала в Бос­тоне экспедицию на двух кораблях на Тихоокеанский Запад за мехами. Она обогнула мыс Горн и в сентябре 1788 г. достигла залива Нутка (у 49° с. ш.), куда и раньше ходили бостонские суда. Заготовив в этом районе много пушнины, американцы реши­ли послать корабль «Колумбия» (212 т) под командой Роберта Грея за чаем в Китай, а второй корабль оставить на месте — про­должать заготовки. Р. Грей перешел от залива Нутка через Га­вайские о-ва в Кантон, продал там пушнину и купил груз чая. Он вернулся в Бостон в августе 1790 г. вокруг мыса Доброй Надеж­ды, завершив первое кругосветное плавание на корабле под фла­гом США. Через месяц Р. Грей был снова послан на «Колумбии» для заготовки пушнины. К лету 1791 г. он достиг Нутки, построил там во время зимовки небольшое судно и отправил его в начале апреля 1792 г.

к берегам Аляски на заготовку пушнины. Сам же Р. Грей на «Колумбии» пошел вдоль американского берега на юг, по-видимому, со специальным заданием. Близ 46° с. ш. он увидел линию белых бурунов и правильно предположил, что за ними должна быть большая река. Возможно, он знал, так как встре­чался с испанскими и английскими моряками, что Бруно Эсета в 1775 г. именно в этом районе открыл устье крупной реки, (см. выше, гл. 18).

Р. Грей пытался подойти к берегу, но не мог сделать этого из-за противного ветра и течения. Потеряв напрасно больше недели, он вернулся, но мысль о реке не оставляла его. В начале мая Р. Грей возобновил поиски реки от 47° с. ш. На этой параллели он открыл небольшой залив, позднее названный его именем (Грейс-Харбор, у 46° 15' с. ш.), и 11 мая нашел, наконец, устье большой реки. Прой­дя по ней примерно 30 км против течения, судно село на мель. Освободиться из песчаного плена удалось с трудом, и только через 10 дней Р. Грей вновь вышел в океан. Он назвал реку Колумбией, в честь своего корабля, и в устье водрузил флаг США: это была

первая формальная заявка Соединенных Штатов Америки на ту территорию Тихоокеанского Запада Северной Америки, которая в Цервой четверти XIX в. стала называться Орегоном[CXXX].

Экспедиция Ванкувера

Англичанин Джордж Ванкувер в 1772—1780 гг. дважды обошел земной шар, участвуя во 2-й и 3-й экспедициях Д. Кука, следова­тельно, плавал уже во всех зонах Мирового океана. В 1791 г. он был назначен начальником экспедиции на двух кораблях с основ­ным заданием — исследовать Тихоокеанское побережье Америки между 30 и 60° с. ш. Обогнув мыс Доброй Надежды, Д. Ванкувер в конце сентября 1791 г. подошел к юго-западному побережью Новой Голландии и поднял английский флаг на берегу обнару­женной им бухты Кинг-Джордж (у 118° в. д.), сделав таким обра­зом официальную заявку на Западную Австралию: англичане спе­шили, так как подозрительно относились к активности французов в Океании и в австралийских водах. И все же Д. Ванкувер смог выполнить первую и сравнительно точную съемку южного побе­режья Австралии (открытого голландским капитаном Франсом Тейсеном в 1627 г.) на протяжении почти 600 км — до 122° в.

д. Затем экспедиция направилась на юго-восток и в начале ноября разделилась. Д. Ванкувер, обходя Новую Зеландию с юга, поло­жил на карту скалистые о-ва Те-Снерс: капитан второго судна Уиль­ям Роберт Бротон к востоку от Новой Зеландии (у 44° ю. ш.) обнаружил обитаемый вулканический архипелаг Чатем. Соединив­шись у Таити, корабли двинулись к Гавайским о-вам, и в марте 1792 г. Д. Ванкувер составил их сравнительно точную карту.

В середине апреля 1792 г. Д. Ванкувер достиг американского берега и приступил к выполнению основного задания. За три года он заснял побережье от 39°20' до 60° с. ш. — на протяжении 3 тыс. км. В своей работе Д. Ванкувер широко использовал указа­ния русских, которых он, как в свое время и Д. Кук, встречал на берегах залива Аляска. Но в его распоряжении были и другие рус­ские материалы, в том числе копии секретных карт, добытые адми­ралтейством с помощью тайных агентов или британцев, близких ко двору Екатерины II (например, ее лейб-медика Д. С. Роджерсо­на). Использовал он также испанские материалы и непосредствен­ные указания испанских моряков. Однако в проделанной им гро­мадной работе имелись значительные пробелы, как доказали позд­нее русские моряки, открывшие ряд островов, проливов, бухт и рек между 56 и 58° с. ш. Это и понятно, если учесть чрезвычайную изрезанность берега на этом участке. Но крупнейший пробел отме­чен не здесь, а между 43 и 46°30' с. ш., где почти прямолинейный

берег тянется в меридиональном направлении: за 46° англичане заметили белую линию бурунов, но не исследовали причины этого явления. А через несколько недель Р. Грей (см. выше) именно за этими бурунами нашел устье р. Колумбии.

Величайших результатов Д. Ванкувер — вместе с испанцами — добился на центральном участке побережья, между 47 и 56° с. ш. Корабли Д. Ванкувера вошли в пролив Хуан-де-Фука, и моряки на лодках исследовали все его ветви, глубоко врезающиеся в сушу длинные и узкие заливы (в том числе Пьюджет-Саунд, открытый офицером Питером Пъюджетом) и многочисленные острова. Ника­кого прохода на восток к другому океану или средиземному морю они, конечно, не нашли.

В проливе Хуан-де-Фука Д. Ванкувер встретил испанскую гидрографическую экспедицию под начальством Хуана Бодега-и- Куадры, почти двадцать лет плававшего в этих водах. Вместе они открыли и описали другой, более широкий, усеянный островками пролив, отделяющий от материка большой гористый остров, который они решили назвать Ванкувер-Куадра (теперь просто Ванкувер, 32,2 тыс. км2), а название Куадра присвоено сравнительно неболь­шому острову в проливе. Сам пролив назван Джорджией, по име­ни Д. Ванкувера; малый архипелаг в его южной части — Сан-Хуан, в честь «святого покровителя» Хуана Куадры; малые острова и проливы получили и испанские и английские имена, например о-ва Кортес (конкистадор) и Бротон (офицер Д. Ванкувера), про­ливы Маласпина (испанский мореплаватель) и Джонстон (офи­цер Д. Ванкувера — Джеймс Джонстон) и т. д. На западном по­бережье о. Ванкувер на карте преобладают английские имена, хотя его открыли, как мы знаем, испанцы Перес и Бодега-и-Куад- ра еще в 1774 — 1775 гг. (один из них тогда же открыл залив и о. Нутка).

Выйдя 9 августа 1793 г. северными проливами, узким — Джон­стона и широким — Королевы Шарлотты, в залив Королевы Шар­лотты, а затем в открытый океан, Ванкувер продолжал опись. Здесь англичане работали одни, без испанцев, и это отразилось на географической номенклатуре. Несмотря на то что о-ва Королевы Шарлотты были открыты и нанесены на карту (конечно, под испан­скими именами) Пересом еще в 1774 г. и Ванкувер знал об этом, вся группа и два крупнейших острова, входящие в нее, «наречены» английскими именами.

То же в основном повторилось и к северу с отдельными остро­вами Александра, в котором первые открытия сделаны русскими за полвека до Д. Ванкувера, а позднейшие — испанцами, за не­сколько лет до него (экспедиция Алехандро Маласпины, открыв­шая, в частности, о. Ревилья-Хихедо — у 56° с. ш.). Д. Ванкувер также улучшил карту всего залива Аляска, как выше указывалось, но с помощью русских. Они, между прочим, поразили англича­нина тем «спокойствием и добрым согласием, в каком они живут между самыми грубыми сыновьями природы... приобретая любовь их благосклонным обращением». Д. Ванкувер окончательно разру­

шил созданную Д. Куком легенду о «великой реке Тернаген», позднее названной «рекой Кука», впадающей с севера в залив Аляска: он удостоверился, что это большой залив, который русские открыли до Кука и назвали «Кенайской губой» (теперь залив Кука). В. М. Головнин по этому поводу писал: «И если бы не Ванкувер, то и по сие время [1822] русским никто бы не поверил... а залив слыл бы ныне рекою...»[CXXXI].

Закончив опись побережья Америки до 60° с. ш., Д.‘Ванкувер повел свои корабли обратно вдоль американских берегов, обогнул мыс Горн и 20 октября 1795 г. прибыл в Англию, завершив третье кругосветное плавание. Съемочные работы, ведущая роль в кото­рых принадлежала старшим штурманам Джозефу Уидби и Д. Джон­стону, выполнены с тщательностью, почти не имеющей себе рав­ных в истории морских исследований XVIII в. Команды его судов вернулись в хорошем состоянии (за четыре с половиной года пла­вания лишь один человек умер от болезни и пятеро погибли при аварии), но сам капитан был болен, не мог поправиться и умер в мае 1798 г. в возрасте 41 года. Обработку материалов экспедиции Д. Ванкувера закончил его брат Джон с помощью П. Пьюджета; труд этот издан в 1798 г. после смерти мореплавателя под назва­нием «Путешествие для открытий в Северный Тихий океан...» в трех томах с атласом.

Д’Антркасто: поиски Лаперуза

Когда в Париж поступило сообщение, что корабли Ж. Лапе­руза не пришли к о. Маврикий, в конце сентября 1791 г. из Фран­ции на его поиски отправились корабли «Решерш» («Поиск») и «Эсперанс» («Надежда») под начальством Жозефа Антуана Брю- ни Д’Антркасто. Он должен был также исследовать острова Океа­нии и австралийские берега, и поэтому с ними в плавание пошли художники и ученые, среди которых выделился гидрограф и кар­тограф Шарль Ботан-Бопре.

В январе 1792 г. Ж. Д’Антркасто прибыл в Капстад, где ему сообщили, будто какой-то английский капитан видел с борта своего корабля на одном из о-вов Адмиралтейства людей во французских мундирах, но не имел времени высадиться на остров. Ж. Д’Антр­касто решил идти туда вокруг Тасмании и в конце апреля—мая произвел съемку ее юго-восточного побережья, открыв небольшую бухту и о. Бруни. Во время короткой стоянки натуралисты выпол­нили ряд экскурсий в глубь страны. Перейдя 16 июня к почти не исследованной Новой Каледонии, Ж. Д’Антркасто заснял ее юго-западное побережье; оттуда он пошел к Соломоновым о-вам. Французы высаживались на о. Бугенвиль, проникли через пролив между Новой Британией и Новой Ирландией в Новогвинейское море, прошли мимо о. Адмиралтейства, но нигде не встретили и следов Ж. Лаперуза.

После ремонта судов на о. Ам/ бойна (Молукки) Ж. Д’Антркас^ то, выполняя второе задание, болен; товарищи на более быстроходном «Решерш» отпра­вили его в ближайшую голландскую колониальную гавань — на о. Вайгео, у северо-западного выступа Новой Гвинеи, где он умер 20 июля 1793 г. Между тем голландский правитель Молукк узнал, что республиканская Франция объявила войну Англии и Нидер­ландам. Он задержал французские корабли, но отпустил их через год. Когда же они отправились на родину, их захватили в плен англичане. Только после Амьенского мира 1802 г. пленники полу­чили свободу и вернулись в Европу.

Двумя годами ранее Ж. Д’Антркасто уточнения в очертания побережья Новой Гвинени внес британский моряк Д. Мак-Клур (о нем мы писали в гл. 13). В 1791 г., командуя двумя судами, он прошел вдоль юго-западных берегов острова и наткнулся на про­пущенный многочисленными предшественниками глубокий залив. После съемок Д. Мак-Клура выяснилось, что этот залив, на совре­менных нам картах носящий название Берау, отделяет «голову» острова (п-ов Чендравасих) от его «зоба» (п-ова Бомбарай).

Беглые каторжники дополняют Кука

Англичанин Уильям Брайант, сосланный в Порт-Джэксон, ре­шил бежать с австралийской каторги. Каким-то образом он раздо­был копию карты восточного берега Австралии, составленной Д. Куком, подговорил еще восьмерых каторжан, и 28 марта 1791 г. группа, в которую вошла его жена Мэри и двое их детей, отправи­лись в плавание на север на шестивесельной шлюпке с парусом. На протяжении около 3 тыс. км — до мыса Флаттери (у 15° ю. ш.) — У. Брайант шел вдоль побережья, руководствуясь картой. Далее она помочь не могла — Д. Кук, как мы знаем, отсюда следовал восточнее Большого Барьерного рифа. И беглецы стали первооткры­вателями более 500 км берега материка между 15 и 12°20' ю. ш., вы­явив залив, позднее названный заливом Принцессы Шарлотты. Они благополучно достигли о. Тимор, где их задержали голландцы и передали англичанам. Конвоир британского судна, на котором У. Брайант и его группа вернулись на каторгу, сохранил карту по­хода, в ряде пунктов уточнявшую съемку Д. Кука, и записал рас­сказы М. Брайант и еще двух беглецов — Джеймса Батчера и Джеймса Мартина.

' На наших картах — залив Хьюон и п-ов Хьюон (в английском произно- шении).

Открытие пролива Басса

Английские и французские экспедиции последней четверти XVIII в. выявили береговую линию Новой Голландии лишь в сд- мых общих чертах. Вандименова Земля все еще считалась ее полу­островом. Первые свободные поселенцы Нового Южного Уэльса и некоторые офицеры, отправленные на службу в эту колонию, на­чали более детальные исследования юго-восточной части материка. Определенную лепту в разрешение этой проблемы внесли и торгов вые моряки. В начале 1793 г. через пролив с запада на восток первыми прошли два английских торговых судна, направленный за мускатным орехом из Индии к Новой Гвинее. Поскольку в от­четах капитанов этих кораблей — Джона Хейса и Корта — были выявлены некоторые расхождения, а другие доказательства про­хода проливом отсутствовали, их сообщению никто не поверил.

Еще одно английское купеческое судно, шедшее в Порт-Джэк- сон с грузом из Индии, в первых числах февраля 1797 г. потерпе­ло крушение у островка, расположенного близ юго-западной око­нечности о. Кейп-Баррен (о-ва Фюрно, у 40°30' ю. ш. и 148° в. д.). В конце февраля 16 моряков под командой помощника капитана Хью Томпсона отплыли на баркасе на север, надеясь по достиже­нии побережья Австралии добраться до Норт-Джэксона. 12 марта примерно в 100 км западнее мыса Эверард, усмотренного 3. Хик­сом, участником первого плавания Д. Кука, баркас разбился о ска­лы. Спустя три дня моряки двинулись в путь пешком.

14 мая, через два месяца после начала похода, X. Томпсон был смертельно ранен в стычке с аборигенами (в пути погибло еще 13 человек), а на следующий день троих его спутников подобрало рыбачье судно в 22 км к югу от Порт-Джексона. Из сохраненного моряками дневника X. Томпсона становится ясным, что он и его люди первыми прошли почти 800 км у подножия австралийских гор, позднее названных Большим Водораздельным хребтом (длина около 4 тыс. км), и открыли 100 км побережья Южной Австралии западнее мыса Эверард. Они также обнаружили выходы пластов каменного угля сравнительно недалеко от Порт-Джэксона и, сле­довательно, положили начало открытию одного из основных уголь­ных бассейнов Австралии, эксплуатирующегося и в наши дни.

Для спасения остальных членов экипажа торгового судна влас­ти Порт-Джэксона в конце 1797 г. выделили шхуну под командой военного моряка Мэтью Флиндерса, выполнившего эту операцию лишь в феврале следующего года; географическим результатом пла­вания было открытие о-вов Кент, к северо-западу от о-вов Фюрно. Значительно большую оперативность, но с другой целью, про­явили каторжники. В начале октября 1797 г. для захвата судна с богатым грузом, не представляя точно, где произошло крушение, на похищенной шлюпке двинулась группа каторжан. Они продол­жили открытие X. Томпсона, пройдя 200 км вдоль побережья Южной Австралии далее к западу — до мыса Юго-Восточный на п-ове Вильсонс-Промонтори, южной оконечности материка

/39°11' ю. ш.). Неподалеку от мыса они высадились на при­брежный островок; ночью семеро из группы, решив вернуться в Порт-Джэксон для сдачи властям, бежали на единственной шлюпке, прихватив все продукты и не оставив ни малейшего шанса на жизнь своим незадачливым това­рищам.

Д. Басс

Совершенно случайно их обна­ружил и спас военный врач Джордж Басс, заболевший «лихо­радкой открытий» и отправив­шийся 3 декабря 1797 г. на вель­боте с шестью волонтерами для обследования побережья к западу от мыса Эверард. К мысу Юго- Восточный он подошел 2 января 1798 г. и двинулся к югу, но при­мерно у 40° ю. ш. сильный ветер вынудил его вернуться к остров­

ку, где Д. Басс обнаружил несостоявшихся пиратов. Захватив их на вельбот, он обогнул п-ов Вильсонс-Промонтори, убедился, что берег материка поворачивает на северо-запад, и проследил его еще на 200 км до небольшого залива Уэстерн-Порт (у 145° в. д.). Почти две недели провели здесь исследователи, и Д. Басс сделал верный вывод, что он шел проливом и что, следовательно, Вандименова Зем­ля не полуостров, а остров. Но полной уверенности в этом не было, так как перешеек, связывающий ее с материком, мог находиться и западнее Уэстерн-Порта. Выполнив подробную опись всего осмотренного побережья, Д. Басс 25 февраля вернулся в Порт- Джэксон.

Своими сомнениями он поделился с М. Флиндерсом, и 7 октября на судне «Норфолк» оба отправились в плавание для окончатель­ного разрешения вопроса о проливе. Пройдя его с востока на за­пад, они затем обошли кругом всю Вандименову Землю (длина береговой линии более 1500 км), названную ими Тасманией. При плавании вокруг этого сравнительно небольшого острова[CXXXII] они от­крыли весь его северный берег и часть западного Побережья (бо­лее 600 км), определили координаты нескольких мысов. 17 дней (с 3 по 19 ноября) провели Д. Басс и М. Флиндерс, исследуя эстуа­рий р. Теймар-Макуори, самой крупной реки острова, в те времена буквально забитый черными лебедями. При обследовании эстуария р. Деруэнт (юго-восточное побережье) они вторично после Ж. Д’Антркасто встретились с тасманийцами, через три четверти

века полностью истребленными англичанами. (Происхождение' аборигенов Тасмании не установлено, практически не изучены их языки и диалекты.) В проливе Басса они обнаружили ряд остро­вов, в том числе на востоке Флиндерс, на западе о-ва Хантер; Д. Басс положил начало научному изучению животного мира остро­ва, описав, в частности, тасманийского вомбата. Экспедиция завер­шилась 12 января 1799 г.

км2) в два раза превышает территорию Мол-

Первое не вызывающее сомнений плавание через новооткрытый пролив Басса с запада на восток, на кратчайшем пути из Англии к Сиднею, совершил в декабре 1800 г. английский военный моряк Джеймс Грант на военном судне «Леди Нельсон». Держась у запад­ного входа в пролив ближе к материку, он открыл более 300 км южного побережья между 141 и 144° в. д., в том числе мысы Нель­сон и Отуэй. Однако Д. Грант прошел за мысом Отуэй на восток мимо прекрасно укрытого залива (Порт-Филлип), не заметив вхо­да в него, как и первооткрыватели пролива Басса, следовавшие вдоль берега на запад.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редколлегия: В. С. Преображенский и др. Т. 3. Геогра­фические открытия и исследования нового времени (середи­на XVII—XVIII в.).—3-є изд., перераб. и доп,—М.: Про­свещение,1984.—319 с., ил., карт.. 1984

Еще по теме Глава 24 ИНОСТРАННЫЕ ТИХООКЕАНСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА:

  1. § 2. Направления совершенствования российского законодательства о банковской тайне в условиях передачи кредитными организациями информации о своих клиентах, являющихся иностранными налогоплательщиками, налоговым органам иностранного государства
  2. Глава 3. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ ОБОСНОВАНИЯ ИДЕАЛA ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ В США В НАЧАЛЕ ХХ! ВЕКА
  3. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редколлегия: В. С. Преображенский и др. Т. 3. Геогра­фические открытия и исследования нового времени (середи­на XVII—XVIII в.).—3-є изд., перераб. и доп,—М.: Про­свещение,1984.—319 с., ил., карт., 1984
  4. 3.5. Особенности административно-правового статуса иностранных граждан и лиц без гражданства.
  5. Стешенко. История государства и права России_V - начало XX века Т.1, 2003
  6. Модернизация представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьногоучителя в конце ХХ века
  7. АСТАПЕНКО Елена Владимировна. ИДЕАЛ ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ В ТРУДАХ АМЕРИКАНСКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ XX- НАЧАЛА XXI ВЕКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора педагогических наук. Тверь 2019, 2019
  8. Астапенко Елена Владимировна. ИДЕАЛ ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ В ТРУДАХ АМЕРИКАНСКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ XX - НАЧАЛА XXI ВЕКА. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук. Тверь - 2019, 2019
  9. ГЛАВА 3. ЧИСЛЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  10. ГЛАВА 1. ОБЗОР СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  11. ГЛАВА 3. КОММУНИКАТИВНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ
  12. ГЛАВА 4. ТВЕРДОФАЗНЫЙ ИСТОЧНИК ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ
  13. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА МЕДИАНОМИНАЦИИ
  14. ГЛАВА 2. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ТИПЫ И ФУНКЦИИ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  15. ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ: ЯЗЫКОВОЙ И ТЕМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
  16. Глава I. Правовая природа и содержание права на судебную защиту
  17. Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне