<<
>>

Глава З ЕВРОПЕЙСКАЯ АРКТИКА В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Исследователи Шпицбергена: от Скорсби до Исаксена

В 1800—1823 гг. английские китоловы Уильям Скорсби-отец и Уильям Скорсби-сын почти ежегодно посещали Шпицберген. Скорсби-сын ходил туда в этот период не менее 17 раз; после публикации его книг «Отчет об арктических странах с исто­рией и описанием северного китобойного промысла» (1819 г.) и «Дневники плавания...» (1823 г.) он стал признанным специалистом по Арктике.

Большая часть этих трудов отведена Шпицбергену. Оба Скорсби засняли западные и северные берега двух крупнейших островов, а сын положил начало всестороннему научному исследо­ванию архипелага. Благодаря очень удачному китобойному про­мыслу они разбогатели и в 1823 г. перестали ходить в Арктику.

Богатый шотландский спортсмен Джеймс Ламонт в 1858 г. охотил­ся в шпицбергенских водах на своей яхте, а в 1859 г,— на маленьком норвежском судне. Соединив приятное с полезным, он обследовал восточный берег о. Эдж и Стур-фьорд и назвал его северо-восточную часть бухтой Джиневра. Ламонт подтвердил, что две узкие ветви широкого Стур-фьорда, проливы Фримен и Хели, отделяют о. Барен­ца на юге от Эджа, на севере от Западного Шпицбергена и что Хели выводит из Джиневры в пролив Хинлопен.

В 1861 г. Отто Торелль возглавил первую шведскую полярную научную экспедицию на двух судах. В ней приняли участие Адольф Эрик Норденшелъд, финн К. Хидениус и еще несколько ученых.

Важнейшим результатом экспедиции Торелля была первая срав­нительно точная опись больших участков наименее известных бере­гов Западного Шпицбергена и первое научное исследование Северо- Восточной Земли и Семи Островов. Кроме того, было доказано, что Гольфстрим достигает северной оконечности Шпицбергена. Хидени­ус взял на себя труд составить отчет, но не довел дело до конца — умер в 1864 г. тридцати лет от роду.

Летом 1863 г. норвежский китобой Эллинг Карлсен на бриге шел проливом Хинлопен от 80 до 79° с.

ш., где его остановили льды. Он вернулся через Хинлопен к 80-й параллели и, пытаясь обогнуть Северо-Восточную Землю, достиг, преодолевая льды, о. Росс (80° 50' с. ш., 20° 21' в. д.), крайнего северного «клочка» Семи Остро­вов и всего Шпицбергенского архипелага. Повернув затем на юго-

восток и юг, Карлсен прошел неразведанным путем вдоль Восточного ледяного поля Северо-Восточной Земли, сползающего прямо в море. Под 79° 34' с. ш. он увидел на юго-востоке высокую сушу — в том районе, где искали таинственную «Землю Гиллиса». Море было свободно не только ото льда, но и от китов, и Карлсен проследовал на юг проливом Ольги мимо о. Баренца и о. Эдж, повернул затем на запад и, таким образом, впервые обошел кругом весь архипелаг. Своим плаванием он доказал также, что Уичленд (или «Земля Гиллиса»), несомненно, существует и отделен от главных островов Шпицбергена сравнительно широкими водными пространствами.

В начале мая 1873- г. А. Норденшельд с 10 спутниками на трех санях при двух лодках совершил первое пересечение Северо-Восточ­ной Земли и Восточного ледяного поля, т. е., как мы знаем теперь, второго по площади ледника Европы (после Северного острова Но­вой Земли). К бухте Моссел они вернулись через 25 дней, проделав в оба конца около 560 км.

Большая научная экспедиция принца Альберта Монакского летом 1906 г. провела комплексное изучение о. Западный Шпицберген. Отряд норвежца Гуннара Исаксена впервые пересек северо-западный выступ острова и обнаружил, что его большую часть занимает по­крытое громадным ледником плоскогорье Хольтедаль. Успех Монак­ской экспедиции возбудил в Норвегии повышенный интерес к архи­пелагу. Правительство и частные лица дали средства для новых исследований. В 1907 и 1910 гг., теперь уже во главе экспедиции, Г. Исаксен положил на карту большую часть северо-западного выступа Шпицбергена, значительно улучшив изображение его рельефа и покрывающих его ледников. Съемку Западного Шпицбер­гена продолжили другие норвежцы, которым оставалось еще много сделать — даже на том выступе, где работал Исаксен.

Открытие Земли Франца-Иосифа и первые ее исследователи

Русский военный моряк Николай Густавович Шиллинг, изучив характер движения льдов в Ледовитом океане, в 1865 г. впервые высказал научно обоснованное предположение о наличии на севере Баренцева моря, между Шпицбергеном и Новой Землей, неизвестной земли. Он считал, что она простирается к северу дальше Шпицбергена и удерживает за собой льды. Под влиянием этой идеи Русское географическое общество в начале 1871 г. поручило группе крупных ученых составить план русской полярной экспеди­ции; в работе принимал участие и Н. Шиллинг. По мнению ученых, основная задача экспедиции заключалась в поисках предполагаемой земли. Но средств на это не отпустили, и открыть ее суждено было австрийцам.

В 1871 г. военный топограф и альпинист Юлиус Пайер и военный моряк Карл Вейпрехт возглавили австро-венгерскую полярную экспедицию на пароходе «Тегетхоф». 29 августа 1872 г. корабль

вмерз во льды у северо-западного берега Новой Земли, за о-вами Баренца, и дрейфовал 372 дня в северном направлении. 30 августа

1873 г. на северо-западе туман внезапно полностью рассеялся и моряки увидели скалы. А через несколько минут перед ними пред­стала сверкавшая ледниками горная страна. Новооткрытую сушу Пайер назвал Землей Франца-Иосифа. Но течение стало относить льды, в которые вмерз «Тегетхоф», к югу, и лишь в конце октября, полярной ночью, австрийцы ступили на землю, оказавшуюся малень­ким о. Вильчека (у 80° с. ш.).

10—16 марта 1874 г. при жестоких морозах (до — 50°С) Пайер с шестью спутниками на санях, запряженных собаками, совершил первую, очень короткую вылазку от места зимовки к северо-западу и обнаружил о. Галля. Спустя неделю семь человек во главе с Пайе- ром вышли в месячный поход на север. Тяжелые большие сани и нарту они тащили вместе с собаками. Во время маршрута темпе­ратура не опускалась ниже —32°С, но зато массу хлопот причиня­ли метели и сырость, а также трещины во льду и выступающая сквозь них морская вода.

26 марта Пайер обнаружил о.

Сальм, но посчитал его крупным островом, так как не исследовал широтных проливов. От группы малых островов, в которую входит Сальм, Пайер шел на север вдоль открытого им и пройденного на всю длину меридионального Австрийского пролива, отделяющего восточную островную группу от центральной. Па востоке он проследил берег Земли Вильчека, усмотрел горы на ее юго-западной оконечности и о. Ла-Ронсьер, принятый им за выступ Земли Вильчека, которую он считал громад­ной сушей. Затем он достиг о. Райнера, а западнее видел землю — о. Карла-Александра.

В начале апреля Пайер оставил четырех человек с большими санями, а сам с двумя спутниками на нартах двинулся дальше на север и добрался до о. Рудольфа, обогнул его с запада и вышел к мысу Флигели (81° 51' с. ш.) — как доказано в XX в., крайнему северному пункту суши всей Евразии. Однако Пайер решил, что о. Рудольфа — крупная земля, продолжающаяся к северо-востоку. Дальше к северу и западо-северо-западу он «увидел» еще две большие суши — «Землю Петермана»1 и «Землю Короля Оскара». На обрат­ном пути отряд пересек высокий о. Винер-Нейштадт (620 м) и открыл группу островков.

Вернувшись к пароходу в начале мая, Пайер через несколько дней выступил с двумя спутниками на северо-запад и в 50 км от базы открыл о. Мак-Клинтока (80° 15' с. ш.). Ему показалось, что за проливом далеко на север и на запад (примерно до 46° в. д.) простирается громадная «Земля Зичи». Потеряв надежду на осво­бождение парохода из ледового плена, люди покинули его 20 мая

1874 г. После трехмесячного тяжелого перехода, которым руководил Вейпрехт, они на шлюпках, поставленных на сани, достигли кромки

’ Несуществующая Земля Петермана помещалась на картах, пока Умберто Каньи (в 1900 г.) и В. И. Альбанов (в 1914 г.) своими ледовыми походами не доказали, что никакой земли там нет.

льда, а затем на веслах — Новой Земли, где были спасены русскими. В 1876 г. вышла книга Пайсра «Австро-венгерская северная по­лярная экспедиция»; на приложенной к ней карте сильно увели­чена протяженность Земли Франца-Иосифа на север и на девять градусов долготы к западу.

Иайер прошел со съемкой более 850 км, нанес на карту ряд островов, но не заметил нескольких широтных проливов, отходящих от Австрийского в обо стороны.

В августе 1880 г. богатый шотландец-турист Бенджамен Ли Смит плавал на своей паровой яхте у 80-й параллели на запад. Между 55 и 50° в. д. он последовательно открыл и дал названия остро­вам Брэди, Гукера (вторично — после голландца Де Брейна,1887 г.), Нортбрук и Брюса, а к северо-западу от них (до 44° в. д.) обнаружил большие острова — Землю Георга и Землю Александры — и обследо­вал разделяющие их шесть проливов. Обрадованный Ли Смит напра­вился к Нортбруку летом 1881 г., но у мыса Флора яхта была раздав­лена льдами и пошла ко дну; на четырех шлюпках весь экипаж (25 че­ловек) спасся и провел зиму на Нортбруке, в изобилии добывая пищу охотой: зимой на белых медведей, весной на непуганую птицу. Летом шотландцы дошли на шлюпках до входа в Маточкин Шар, где встретили спасательное судно.

Открытие Земли Франца-Иосифа продолжил английский альпи­нист Фредерик Джордж Джексон. В 1894 г. его экспедиция высади­лась на о. Нортбрук и провела там три года. Весной 1895 г. Джексон пересек архипелаг в северном направлении и обнаружил девять небольших островов, в том числе Нансена, Луиджи, Солсбери и Джексона. Он заснял Австрийский пролив, открыл и прошел весь Британский Канал, доказав, что Земля Георга (2740 км 2) — круп­нейший остров архипелага. На о. Джексон в 1895 —1896 гг. зимова­ли норвежцы Фритьоф Нансен и Фредерик Йохансен. Нансен открыл на северо-востоке архипелага еще три малых острова — группу Бе­лая Земля.

Весной 1896 г. Ф. Джексон посетил центральную островную группу, принятую им за одну землю. Весной следующего года он и его спутники, в том числе Альберт Армитидж, на северном берегу Земли Георга открыли п-ов Армитидж, принятый ими за остров, большой залив (теперь залив Географов), ледниковый купол и у 81° с. ш. о. Артура. В очень скверную погоду они исследовали се­верную низменную часть Земли Александры, совершенно не похожую на остальные острова архипелага.

В 1898—1899 гг. на о. Галля зимовала возглавляемая журналистом Уолтером Уэлменом американская полярная экспедиция. Ее участник метеоролог Эвелин Бриггс Болдуин весной 1899 г. во время санного похода открыл и нанес на карту самый восточный остров Земли Франца-Иосифа — Греэм-Белл (1708 км2). Он проследил также восточный и северный берега Земли Вильчека. Благодаря Болдуину выяснилось, что архипелаг раскинулся на 11° с запада на восток — от 44 до 55° в. д., т. е. на 400 км.

Американец Антонио Фиала в 1903 г. на средства капиталиста В. Циглера организовал экспедицию на пароходе, зимовавшем в

бухте у о. Рудольфа. В декабре экипаж перебрался на берег — льды сильно повредили корабль, а в конце января 1904 г. во время шторма он исчез. Только в августе 1905 г. вспомогательное судно вы­везло зимовщиков в Норвегию. За два года пребывания на архипела­ге научные сотрудники обследова­ли лабиринт островов между 52 и 59° в. д. Вместо «Земли Зичи», сильно уменьшившейся после ра­бот предшественников Фиалы, на его карте появились новые остро­ва, в том числе Циглера, Чамп, Грили и Хейса, а ряд заснятых ра­нее получили более правильные очертания.

Исследователи Новой Земли XIX века

В 1807 г. штурман Григорий Поспелов доставил на Новую Землю горного чиновника В. Ф. Лудлова,произво­дившего там геологическую разведку. Поспелов нанес на карту Костин Шар и островки у северного выхода из этого пролива, а затем перешел к Маточкину Шару. В 1822 г. он передал карту и судовой журнал Федору Петровичу Литке. Тот их использовал для новозе- мельских экспедиций 1821 —1824 гг., когда описал западные берега обоих островов Новой Земли от Карских Ворот до 76°20/ с. ш. на протяжении более 1500 км. В частности, летом 1822 г. он заснял залив Моллера, пять губ, включая Крестовую, Южную и Северную Сульме- нева, а также о-ва Панкратьева (в 1910 г. один из них превратился в полуостров). В книге «Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан...», опубликованной в 1828 г., Литке, кроме итогов своей работы, дает еще и сводку прежних исследований Новой Земли.

Крупнейшим исследователем Новой Земли в XIX в. был Петр Кузьмич Пахтусов. В 1832 —1833 гг., командуя карбасом, он само­стоятельно произвел на частные средства первую опись всего юго- восточного берега Новой Земли от Карских Ворот до Маточкина Шара. Во время зимовки он вел (впервые на Новой Земле) регу­лярные метеорологические наблюдения. Весной 1833 г. он совершил несколько пеших экскурсий для съемки южного берега острова, а в июне открыл и частично описал залив Рейнеке, не замеченный ранее множеством проходивших через пролив мореходов. В июле — августе на лодке и карбасе Пахтусов обошел все побережье Южного острова. При этом он открыл, назвал и описал ряд мысов, устьев рек, островков и заливов, в том числе заливы Литке и Шуберта.

В 1834 г., командуя шхуной, в сопровождении карбаса (под командой Августа Карловича Цивольки) Пахтусов перешел из Архангельска к западному входу в Маточкин Шар и зимовал там, а весной 1835 г. выполнил съемку этого пролива. Летом на карбасе вместе с Циволькой он двинулся вдоль западного берега Новой Земли на север с целью обогнуть остров и пройти в Карское море, но у о. Верха льды раздавили судно; люди спаслись и были вывезены случайно подошедшим промышленником. На другом карбасе, уже тяжело больной, Пахтусов прошел через Маточкин Шар и описал восточный берег Новой Земли до открытых им о-вов Пахтусова (72° 22' с. ш.), в октябре вернулся в Архангельск, а через месяц умер. В 1885 г. штурману-герою поставлен памятник в Кронштадте на средства, собранные штурманами русского флота.

Новоземельские экспедиции Русанова и Седова

Геолог Владимир Александрович Русанов, окончив Парижский университет, плавал в 1907 г. к Новой Земле, чтобы собрать материалы для диссертации. Частью на ветхом карбасе, частью пешком он прошел Маточкин Шар с запада на восток и обратно. В 1908 г., работая геологом во французской арктической экспедиции, он второй раз ходил к Новой Земле, пересек тогда дважды Северный остров под 74° с. ш.— от Крестовой губы до залива Незнаемого и в обратном направлении. В 1909 г., участвуя в русской правительственной экспедиции, Русанов в третий раз побывал на Новой Земле, опять пересек Северный остров и открыл сплошную поперечную долину — кратчайший путь (40 км) между обоими берегами. Следуя на ветхой шлюпке вдоль западного побе­режья острова от Крестовой губы к п-ову Адмиралтейства (75° с. ш.), он обнаружил ряд ледников, несколько озерков и речек и завершил открытие Машигиной губы (74°45' с. ш.) до ее вершины, глубоко врезанной в сушу и окруженной крупными ледниками.

Затем Русанов был начальником трех русских экспедиций. В 1910 г. он в четвертый раз плавал к Новой Земле на парусно-мо­торном судне. Экспедиция заново описала западный берег от п-ва Адмиралтейства до Архангельской губы (близ 76° с. ш.). На пути она открыла две ранее не замеченные губы и выяснила, что один из о-вов Панкратьева превратился за несколько десятков лет после его первой описи в полуостров. Обогнув северную оконечность Новой Земли, Русанов направился на юг и за 76° с. ш. на протяжении 50 км проследил крупный ледник; южнее также тянулись ледники. Официальные карты карского берега острова от 75° до 73° 30' с. ш. мало соответствовали действительности. Русанов воспользовался гораздо более точной рукописной картой проводника экспедиции ненца Ильи Вылки, ранее в течение трех лет заснявшего с помощью компаса 250 км этого побережья и открывшего ряд губ и островков. Русанов описал четыре обнаруженные И. Вылкой губы и у 74° 35' с. ш.

сам открыл большую губу, к вер­шине которой подходил язык гро­мадного ледника — залив Ога (на­зван в честь французского геолога Эмиля Ога).

В. А. Русанов

Пройдя через Маточкин Шар к западному побережью, Русанов тем самым завершил обход (вто­рично после Саввы Лошкина) все­го Северного острова (48 100 км2) и по материалам описи и несколь­ких пешеходных маршрутов соста­вил его новую карту. Выяснилось, что береговая линия острова более развита, чем до тех пор считали, а горы занимают всю внутреннюю часть и прорезываются глубокими, в основном сквозными долинами, прорытыми древними ледниками. Впервые на карте Русанова нане­сен сплошной ледяной покров1, контуры которого близки показан­ным на наших картах.

В 1911 г. Русанов в пятый раз плавал к Новой Земле на парусно­моторной лодке (5 т), взяв с собой И. Вылку. Он прошел к о. Между- шарскому (748 км2) и убедился в полном несоответствии карт действительности — северо-восточный берег острова оказался изре­занным многими бухтами. Затем лодка достигла южного побережья. Русанов, выполнив первую полную съемку залива Рейнеке (70° 34' с. щ.), коренным образом изменил очертания южной окраины Новой Земли и выявил изрезанность ее берегов. Через Карские Ворота Русанов вышел в неожиданно свободное ото льда Карское море и, пройдя с описью вдоль восточного побережья Южного острова, еще не исследованного натуралистами, в сентябре завершил его обход.

В 1912 г. Русанов был послан на Шпицберген для разведки месторождений каменных углей и подготовки их к эксплуатации. В его распоряжении находилось маленькое (65 т) парусно-мотор­ное судно «Геркулес» (капитан — Александр Степанович Кучин2). Русанов направился сначала к Западному Шпицбергену и открыл четыре новых месторождения каменного угля. Оттуда он в шестой раз перешел к Новой Земле, к Маточкину Шару. Он оставил там записку, что, имея годичный запас продовольствия, намерен обогнуть с севера Новую Землю и пройти Северо-Восточным проходом в Тихий океан. Затем экспедиция пропала без вести — все одиннадцать ее участни­ков, в том числе Русанов с женой, студенткой Парижского университе-

1 По последним данным, площадь его около 24 000 км2; это крупнейший в Евразии ледниковый щит.

2 В 1910—1911 гг. в качестве штурмана он принимал участие в плавании «Фрама», доставившего экспедицию Р. Амундсена к побережью Антарктиды.

та Жюльеттой Жан, и Кучин. Толь­ко в 1934 г. на одном из островов в архипелаге Мона и на островке в шхерах Минина, у западного бе­рега п-ова Таймыр, советские гид­рографы случайно нашли столб с надписью «Геркулес, 1913», вещи, документы и остатки лагеря уча­стников экспедиции. Впрочем, еще в 1921 г. на п-ове Михайлова (близ 88° в. д.) Никифор Бегичев на­ткнулся на старое кострище и мно­гочисленные мелкие вещи; их вла­дельцами, как он ошибочно решил, были разыскиваемые им норвеж­ские моряки. Лишь в 1974 г. дока­зано: эти находки принадлежали русановцам.

Военный моряк Георгий Яков­левич Седов в 1902 и 1910 гг. про­водил гидрографические работы в северных морях. В 1912 г. он воз­главил экспедицию, целью которой было исследовать Центральную Арктику и водрузить русский флаг на Северном полюсе. В августе, командуя пароходом «Святой Фока», Седов пытался перейти из Архангельска к Земле Франца-Иосифа, но из-за тяжелых льдов повернул к Повой Земле; в бухте на 76° с. ш., у п-ова Панкратьева, льды затерли корабль.

Осенью Г. Седов произвел детальную съемку соседних островков. Участники экспедиции — географ Владимир Юльевич Визе, геолог Михаил Алексеевич Павлов и два матроса — дважды пересекли Северный остров, пройдя от Баренцева к Карскому морю и обратно. Первое пересечение Новой Земли на такой широте показало: внут­ренняя часть острова занята обширным ледником, совершенно сгла­живающим неровности рельефа. Весной 1913 г. Г. Седов подробно и точно описал северо-западный берег Новой Земли, в том числе за­ливы Борзова и Иностранцева, и с одной собачьей упряжкой обог­нул ее северную оконечность. Съемка, произведенная Г. Седовым, значительно изменила карту этого побережья. В частности, он обна­ружил горы Менделеева и хребет Ломоносова.

В начале сентября лед взломало, и «Святой Фока» перешел к южной части Земли Франца-Иосифа, выбрав для зимовки бухту у о. Гукера. Во время второй зимовки Седов заболел цингой, как и почти все его спутники. Смертельно больной, он 15 февраля 1914 г. вместе с матросами Григорием Васильевичем Линником и Александром Матвеевичем Пустошным на нартах начал ледовый поход к полю­су, но умер 5 марта в 3 км к югу от о. Рудольфа. Матросы похоронили Седова на западном берегу о. Рудольфа, на мысе Аук (81°45' с. ш.), и вернулись на судно 19 марта.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редкол.: В. С. Преображенский (пред.) и др. Т. 4. Географи­ческие открытия и исследования нового времени (XIX — на­чало XX в.).— 3-є изд., перераб. и доп,— М.: Просвещение,1985.— 335 с., ил„ карт.. 1985

Еще по теме Глава З ЕВРОПЕЙСКАЯ АРКТИКА В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА:

  1. Глава 3. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ ОБОСНОВАНИЯ ИДЕАЛA ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ В США В НАЧАЛЕ ХХ! ВЕКА
  2. Быкова А.Г.. и пьянство в России в XIX - начале ХХ вв.: из истории проблемы: Монография. - Омск: Омский юридический институт,2006. - 136 с., 2006
  3. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редкол.: В. С. Преображенский (пред.) и др. Т. 4. Географи­ческие открытия и исследования нового времени (XIX — на­чало XX в.).— 3-є изд., перераб. и доп,— М.: Просвещение,1985.— 335 с., ил„ карт., 1985
  4. 3ибарев В.Л.. Юстиция у малых народов Севера (XVII— XIX пв.). — Томск: Изд-во Том. ун-та,1990. — 218с., 1990
  5. Модернизация представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьногоучителя в конце ХХ века
  6. Стешенко. История государства и права России_V - начало XX века Т.1, 2003
  7. АСТАПЕНКО Елена Владимировна. ИДЕАЛ ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ В ТРУДАХ АМЕРИКАНСКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ XX- НАЧАЛА XXI ВЕКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора педагогических наук. Тверь 2019, 2019
  8. Астапенко Елена Владимировна. ИДЕАЛ ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ В ТРУДАХ АМЕРИКАНСКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ XX - НАЧАЛА XXI ВЕКА. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук. Тверь - 2019, 2019
  9. ГЛАВА 3. ЧИСЛЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  10. ГЛАВА 1. ОБЗОР СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  11. ГЛАВА 3. КОММУНИКАТИВНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ
  12. ГЛАВА 4. ТВЕРДОФАЗНЫЙ ИСТОЧНИК ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ
  13. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА МЕДИАНОМИНАЦИИ
  14. ГЛАВА 2. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ТИПЫ И ФУНКЦИИ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  15. ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ: ЯЗЫКОВОЙ И ТЕМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
  16. Глава I. Правовая природа и содержание права на судебную защиту