<<
>>

Глава 20 АВСТРАЛИЯ И ОКЕАНИЯ ДО КУКА

Иезуиты — исследователи Океании

Испанский иезуит Диего Луис Санвиторес, выходец из знатной семьи[CXII] после окончания учебы мог остаться на родине, но попросил направить его на Филиппины.

Посыльное судно, доставлявшее в 1662 г. «молодого специалиста» к месту работы, сделало обычную остановку на о. Гуам. Здесь он выяснил, что на всем архипелаге, носившем неблагозвучное название Раз-> бойничьих о-вов, которое присвоил им Ф. Магеллан, нет католиче­ской миссии. В Маниле предложение Д. Санвитореса открыть миссию на Гуаме было встречено без энтузиазма. И тогда он «через голову начальства» обратился к испанской королеве Марии Анне Австрийской. В послании от 4 июня 1665 г. она одобрила проект христианизации архипелага, окрестив его Марианским.

Ровно через три года пять священников, включая Луиса Мора­леса, возглавляемых Д. Санвиторесом, начали миссионерскую деятельность среди чаморро, коренного населения островов, офи­циально объявленных испанским владением. Иезуиты посетили 13 из 15 островов, вытянувшихся на 800 км в меридиональном на­правлении. Хотя власти выделили для охраны миссионеров отряд, Д. Санвиторес был убит в начале апреля 1672 г. Л. Моралес по возвращении составил детальное описание всех Марианских о-вов, остававшихся очень опасными для иноземцев. Восстания чаморро против испанского владычества жестоко подавлялись захватчиками, которые уничтожили жителей большинства островов этой цепи.

Австрийский иезуит Пауль Клейн (не ясно, каким путем по­павший в Океанию) в 1697 г. описал и положил на карту дотоле неизвестный архипелаг Палау — 32 острова, расположенных в за­падной части Каролинской дуги. Слухи об исследованиях П. Клей­на, видимо, не сразу дошли до испанских властей на Филиппинах: лишь в конце 1710 г. судно под командой капитана Франсиско Падилья направилось к Палау, обнаружив по пути, скорее всего вторично — после Гонсало Эспиносы, о-ва Сонсорол.

Пират-ученый Дампир и его открытия

Во второй половине XVII в.

через просторы Тихого океана между Филиппинами и Мексикой установилось регулярное сооб­щение по так называемому пути Урданеты (см. т. 2, гл. 27). Этого маршрута придерживалась большая часть мореплавателей. За пос- следующее столетие новые географические открытия в тихоокеан­ских водах оказывались скорее делом случая, чем результатом це­леустремленного поиска. Временное отсутствие явного интереса к великой акватории следует объяснить двумя главными причинами: соперничеством англичан и французов в Европе и Северной Америке и их озабоченностью вест-индскими торговыми проблемами.

Большинство английских тихоокеанских плаваний конца XVII — начала XVIII в. были пиратскими или — в «лучшем» случае — каперскими. Среди «джентельменов удачи», однако, нашлось не­сколько внимательных и точных наблюдателей, составивших опи­сания своих скитаний по морям. И первым среди них следует назвать Уильяма Дампира, человека огромной любознательности и организованности, в какой угодно обстановке и постоянно заносив­шего в дневник сведения о природе и населении малоизвестных уголков Земли, куда забрасывала его судьба. В юности он плавал юнгой и матросом на торговом судне в Северной Атлантике и в Индийском океане. В 1673 г., после неудачно сложившейся для него краткосрочной службы на королевском военно-морском флоте, У. Дампир принял предложение одного землевладельца отправить­ся на о. Ямайка. Недолго проработав на сахарной плантации в ка­честве агента, он снова становится торговым моряком, затем лесо­заготовителем в Гондурасе, а в 1678 г. возвращается в Англию. В следующем году он вновь появляется на Ямайке, намереваясь заняться торговлей. Но команда приобретенного им судна решила примкнуть к пиратам, и У. Дампир последовал за ней. В 1680 г. в составе отряда буканьеров[CXIII] он пересек Панамский перешеек и участвовал в набегах на тихоокеанские берега Центральной и Южной Америки. По возвращении в Карибское море он несколь­ко месяцев буканьерствовал, а потом около года проработал на табачной плантации в Виргинии.

Весной 1683 г. У. Дампир снова становится моряком и под командой капитана Джона Кука от берегов Северной Америки пе­реходит в Гвинейский залив. Здесь англичане захватили подго­товленное к длительному плаванию судно дружественной Голлан­дии, что по законам всех стран расценивалось как пиратство, и на нем опять пересекли Атлантику, теперь уже в юго-западном направлении. Огибая мыс Горн в середине февраля 1684 г., пи­раты попали в сильнейший шторм, отбросивший их к 60°30' ю. ш. Это позволило Д. Куку и У. Дампиру доказать, что на достиг­

нутой ими широте нет земли, и тем самым «отодвинуть» мифи­ческий Южный континент далее к югу. Затем они направились к о-вам Хуан-Фернандес, провели там три недели, восстанавли­вая силы после длительного перехода, а в середине апреля дви­нулись на север вдоль берегов Южной Америки и полтора года грабили портовые города и захватывали испанские суда; добы­ча, правда, была скудной: испанцы, узнав о появлении англичан, прекратили перевозку золота и серебра морем.

В начале 1686 г. У. Дампир перешел на другое судно бу- каньеров, 31 марта отплыл от мексиканских берегов на запад, побывал на о-вах Гуам и Минданао, в Южно-Китайском море. Тайфун, разразившийся у побережья Китая, отбросил корабль далеко на юг, и 5 января 1688 г. У. Дампир достиг северо-запад­ного берега Австралии у 16°15' ю. ш., северо-восточнее мыса Ле­век, высадился там и проник довольно далеко в глубь страны. Он не мог определить, остров ли это или часть материка, но выразил твердую уверенность, что в любом случае это не часть Азии. Стра­на произвела на него самое безотрадное впечатление. Там не рос­ли ни хлебные злаки, ни плодовые деревья, ни овощи; он не на­шел даже съедобных корней. Он утверждал, что не видел ни од­ного источника пресной воды и ни одного животного. И все-таки У. Дампир иногда встречал темнокожих людей — бродячих охот­ников, стоявших по уровню культуры ниже всех без исключе­ния народов, уже знакомых европейцам: «...даже готтентоты казались джентльменами по сравнению с этими чернокожими».

Они не имели жилищ, ходили совершенно голые; это были «са­мые жалкие люди на свете, жители самой жалкой из всех земных стран».

От этой безотрадной земли, оставленной им 12 марта, У. Дам­пир перешел в Индонезию. Почти три года провел он в Юго-Восточ­ной Азии и в середине сентября 1691 г. вернулся в Лондон, завер­шив таким образом кругосветное плавание. На родине он обработал свои материалы и в 1697 г. издал «Новое плавание вокруг света». Бывший (и будущий) пират оказался незаурядным писателем и выдающимся наблюдателем-географом. Собранные У. Дампиром данные о солености морских вод, величинах магнитного склоне­ния и о взаимосвязи ветров и течений, а также составленная им карта ветровой циркуляции в южных морях дают основание счи­тать его наряду с Эдмундом Галлеем основоположником океано­графии.

В конце 1698 г. У. Дампир, зачисленный на королевский флот, был назначен капитаном корабля «Роубак» («Самец косули») и в начале следующего года отправлен исследовать Новую Голландию. Он находился в плавании, когда появилась вторая его работа — «Плавания и открытия»; издатели включили в нее материалы, не попавшие в первую книгу. Вскоре по выходе в море у Дампира возникла стычка с помощником, перешедшая близ берегов Брази­лии в открытую ссору. Сдав закованного в кандалы помощника в бразильскую тюрьму, У. Дампир вновь пересек Атлантику, обо-

гнул мыс Доброй Надежды и 1 августа 1699 г. подошел к Запад­ной Австралии, к о. Дерк-Хартог (у 26° ю. ш.). Но лишь на шес­той день плавания севернее посчастливилось найти удобную якор­ную стоянку в заливе Шарк (название дано У. Дампиром). Хотя запасы пресной воды подходили к концу, а команда нуждалась в отдыхе, капитан не стал высаживаться на берег: с моря обнару­жить источники воды не удалось и он приказал идти далее к севе­ру. Он миновал открытый им маленький архипелаг Дампира и выполнил съемку побережья на протяжении более 1800 км, вклю­чая западный берег полуострова, позже получившего название Земля Дампира. Во многих местах он исправил карту А.

Тасмана и собрал точные сведения о природе, растительности и животном мире этого пустынного края. Пресную воду удалось раздобыть толь­ко в районе, посещенном в 1688 г.,— к северо-востоку от мыса Ле­век. Англичане провели там пять недель, а затем направились к о. Тимор, куда прибыли в середине сентября.

Пополнив запасы пресной воды и продуктов, У. Дампир дви­нулся на северо-восток и 1 января 1700 г. подошел к северо-запад­ному выступу Новой Гвинеи. За открытым им проливом между этим выступом и о. Вайгео (пролив Дампира — 0°40' ю. ш., 130°35' в. д.) он повернул на восток и шел, не видя суши, более 1500 км, пока 25—26 февраля не обнаружил у 1°30' ю. ш., 150° в. д. два острова группы Сент-Маттайас. К югу от них, у 2°30' ю. ш., открылась высокая земля. И Дампир проследил ее, казалось, не­прерывный берег примерно на 500 км к юго-востоку. За мысом «залива» Сент-Джорджес (Дампир не заметил, что это пролив — Сент-Джорджес, 4°35' ю. ш., 152О35' в. д. ) он шел на юго-запад и запад вдоль гористого, покрытого лесом побережья еще более 600 км.

В конце марта он увидел пролив, который вывел его в Ново­гвинейское море; землю к западу от пролива, также названного его именем1, он верно посчитал полуостровом Новой Гвинеи (п-ов Хьюон); мнимую единую землю к востоку от пролива, обсле­дованную им с трех сторон, он назвал Новой Британией. На самом деле он обошел не один, а три острова — Лавонгай (на севере), Новую Ирландию и Новую Британию.

От «своего» пролива У. Дампир повернул на северо-восток и открыл несколько мелких островов, в том числе Лонг-Айленд (так и на наших картах). Повторив затем маршрут А. Тасмана вдоль северного берега Новой Гвинеи, он прошел другим «своим» проли­вом в моря Индонезии, пересек Индийский океан, обогнул мыс Доброй Надежды и взял курс на северо-запад. У о. Вознесения по­лусгнивший корабль начал тонуть; 24 февраля 1701 г. вся коман­да во главе с больным капитаном высадилась на безлюдный остров. Через несколько месяцев их подобрало торговое судно и достави­ло в Англию в августе 1701 г.

По материалам плавания он создал

1Пролив Дампира (5°40zю ш., 148°10' в. д.) между открытым им неболь- шим о. Умбой и юго-западным краем о Новая Британия.

Ч Очерки по истории іеографических открытий

книгу «Плавание к Новой Голландии», опубликованную в двух частях в 1703—1709 гг.1.

В 1703—1707 гг., командуя последовательно двумя кораблями (капером и захваченной испанской бригантиной), У. Дампир вы­полнил второе кругосветное плавание, причем у берегов Южной и Центральной Америки совершил ряд, в основном неудачных, нападений на испанские суда, провел несколько разбойничьих рей­дов на мелкие селения Панамского перешейка и разграбил город Пуну, на одноименном острове в заливе Гуаякиль (80° з. д.).

В 1708 — 1711 гг. в должности главного штурмана приватир- ской экспедиции Вудса Роджерса У. Дампир в третий раз обогнул Землю. В. Роджерс не сделал никаких открытий, но написал зани­мательную книгу «Плавание вокруг света в 1708—1711 гг.», воз­можно, при участии Дампира, несомненно, пользуясь его материа­лами[114][115].

Вейланд у берегов Новой Гвинеи

Когда до Нидерландов дошли известия о результатах плаваний У. Дампира, совет Ост-Индской компании всполошился: к острову, на который голландцы имели «особые виды», начинают подбирать­ся англичане. В качестве ответа на британский «вызов» в Бата- вии, на Яве, была организована экспедиция на трех судах под командой капитана Якоба Вейланда, поднявшего флаг на «Гель- винке».

В конце января 1705 г. флотилия взяла курс па Новую Гвинею, обогнула п-ов Чендравасих и двинулась на восток вдоль побережья. В апреле моряки выяснили, что оно круто отклонилось — сначала к югу, а затем к северо-востоку. Открытый экспедицией залив, бе­рега которого были прослежены более чем на 800 км, Я. Вейланд назвал в честь своего судна (на современных нам картах — залив Сарера, или Чендравасих). Голландцы обнаружили в заливе мно­жество островов и обошли кругом самый крупный и вытянутый, нареченный Лонге Ландт (о. Япен). По возвращении из плавания Я. Вейланд в 1714 г. составил детальный чертеж залива (опубли­кованный лишь в 1866 г.). Ни малейших выгод из этого открытия голландцы не извлекли: по каким-то причинам Ост-Индская компа­ния отказалась от дальнейших шагов по исследованию Новой Гвиней.

Кругосветное плавание

Роггевена

и «тайна острова Пасхи»

Статуи на о. Пасхи (по Д. Куку)

В конце XVII в. нидерланд­ская Ост-Индская компания от­вергла все проекты и предложе­ния по изучению и колонизации южного побережья Новой Голлан­дии и поискам Южного материка, наивно полагая, что тем самым ей удастся ослабить опасность втор­жения конкурирующих англий­ских и французских фирм в гол­ландскую сферу влияния. В самой Голландии руководители другой компании (Вест-Индской), торго­вавшей с Америкой, отнеслись к этим проектам с интересом. Од­нако в те годы они еще не отваживались бросать открытый вызов своим более сильным конкурентам и отложили дело до лучших времен.

По мнению бывшего советника судебной палаты на Яве Якоба Роггевена, благоприятный момент наступил в конце второго деся­тилетия XVIII в.: опираясь на свой навигационный опыт, собран­ные им сведения о путях в Новую Голландию и проекты своего отца, он предложил Вест-Индской компании снарядить экспеди­цию в южную часть Тихого океана через Магелланов пролив на поиски Южного материка. Частью этого мифического континента считалась в первую очередь «Земля Девиса», якобы обнуруженная в 1687 г. пиратом Эдуардом Девисом, приятелем У. Дампира, в 1300 км к западу от Среднего Чили.

В августе 1721 г. компания снарядила флотилию из трех судов под его командой. Добравшись до мыса Горн в середине января 1722 г., Я. Роггевен достиг почти 61° ю. ш., три недели сражался с западными ветрами и постоянно наблюдал крупные айсберги, шедшие с юга. Из этого он сделал верный вывод, что неподалеку должен располагаться Южный материк: «Такие массы льда могут дать только земли, где царит всеобщий холод»[116] (примерно в 600 км юго-восточнее находите^ Антарктида, вернее ее серповид­ный Антарктический п-ов с выступающей далеко к северу — до 63°13' ю. ш. — узкой частью — Землей Грейама). Голландцы не рискнули идти к югу, а взяли курс на северо-запад и после отды­ха на о-вах Хуан-Фернандес продолжили плавание в том же на­правлении.

Мужчина с о. Пасхи (по Д. Куку)

5 апрели, в первый день хрис­тианской пасхи, в 2700 км от чи­лийского берега Я. Роггевен от­крыл у 27° ю. ш., 109°20' з. д. одинокий гористый клочок суши (около 160 км2), который назвал островом Пасхи. Когда корабли бросили якоря против его восточ­ного берега, моряки увидели там колоссальные каменные статуи. Жители, стоявшие, казалось, на очень низкой ступени культуры, не оказали голландцам никакого сопротивления. Тем не менее Я. Роггевен, чтобы, по выраже­нию Джеймса Кука, «запечатлеть в памяти островитян смертонос­ный эффект огнестрельного ору­жия», приказал расстрелять со­бравшуюся на берегу толпу без­оружных людей. Ничего ценного

голландцы там не нашли: остров был очень беден, продуктов у жителей мало; моряки насильно ото­брали все, что у них увидели. Отыскивая Южный материк в более низких широтах, Я. Роггевен 18 мая—2 июня усмотрел в тропи­ческой полосе (14°40'—15°50' ю. ш. и 142 — 150° з. д., по его очень неточным определениям) несколько атоллов — в северной и запад ной частях архипелага Туамоту. Там один корабль потерпел круше­ние. Дальше на западе 6—13 июня Я. Роггевен открыл два атолла в центре архипелага Общества и восточную группу о-вов Самоа — Мануа и Тутуила, а также центральный о. Уполу, но не обсле довал его. Цинга косила голландцев, поэтому Я. Роггевен отказал­ся, правда под давлением офицеров, от дальнейших поисков Юж­ного материка, взял курс на Новую Гвинею, обогнул ее и Новую Британию с севера и в середине декабря 1722 г. прибыл в Батавию (на о. Ява). Корабли его обветшали, да и людей оставалось недо­статочно, чтобы управляться с ними. Я. Роггевен и уцелевшие моряки на разных голландских судах, обогнув мыс Доброй На­дежды, вернулись на родину, завершив таким образом кругосветное плавание (1723).

Экспедиция Я. Роггевена потерпела с точки зрения ее инициа­торов полную неудачу: она стоила очень дорого и привела к поте­ре всех трех кораблей, а результатом ее было открытие несколь­ких островов с малочисленным и бедным населением, в том числе Пасхи. Но именно открытие маленького о. Пасхи, где злобный мореплаватель учинил бессмысленную бойню, прославило имя не­удачника Я. Роггевена. Правда, его «Дневник путешествия для открытий» увидел свет лишь в 1838 г., но зато в 1737 г. была из­дана книга его спутника, немца Карла Фридриха Беренса, наем

ного солдата на голландской службе, «Путешествие по южным странам и вокруг света в 1721—1722 гг.». Она поразила воображе­ние читателей «тайной острова Пасхи» и до настоящего времени до конца не разгаданной. Как возник этот одинокий остров в океа­не? Не обломок ли это затонувшего материка? Кто построил эти (числом более 600) колоссальные — высотой до 10 м и массой до 80 т — безногие статуи в красных «цилиндрах», с продолговатыми лицами, длинными ушами, длинными телами и руками? Не памят­ники ли это погибшей цивилизации?

В 1864 г. на острове появился католический миссионер, обна­руживший у «дикарей» деревянные дощечки, покрытые письме­нами, сходными с иероглифами — единственный случай в Полине­зии. Фанатичный поп приказал новообращенным христианам сжечь дощечки. Несколько случайно уцелевших экземпляров частью рас­шифрованы советскими учеными в 50-х гг. XX в.

Кругосветные плавания Байрона, Уоллиса и Картерета

В 60-х гг. XVIII в. разгорелось англо-французское соперниче­ство на океанах. На поиски Южного материка и новых или «поте­рянных» островов с целью подготовить их захват одна за другой направлялись экспедиции.

Англичанин Джон Байрон плавал вокруг света, участвуя в ка­перской экспедиции (1740—1744) Джорджа Ансона, и описал это плавание. В 1764 г. Д. Байрон был послан на поиски земель, «на которые до сих пор пе ступала нога европейца», в первую очередь атлантической «Земли Пепис», якобы открытой англичанами в 1684 г. у 47° ю. ш. Байрон «ошибся» на пять градусов широты, смешав «Землю Пепис», которую, разумеется, не нашел, а может быть и не искал, с Фолклендскими о-вами (см. гл. 18), высадился там и объявил их британским владением. Оттуда он перешел к Ог­ненной Земле, где высаживался в нескольких местах и наблюдал быт огнеземельцев; он описывал их как «самые жалкие человече­ские создания», которые ему, кругосветному мореплавателю, при­ходилось видеть.

Пройдя вокруг мыса Горн в Тихий океан, Д. Байрон и там занялся поисками южных земель, в том числе открытых и потерян­ных испанцами Соломоновых о-вов, но нашел только небольшие острова. 7 июня 1765 г. он прошел через архипелаг Туамоту, посе­тил о-ва Кука, 24 июня обнаружил несколько атоллов из групп Токелау и Гилберта; один из них носит его имя — о. Байрон (1°20' ю. ш., 176°25' в. д.). Следуя затем через Маршалловы, Ма­рианские и Филиппинские о-ва и посетив Яву, Д. Байрон, обогнув мыс Доброй Надежды вернулся на родину в 1766 г. В 1767 г. один из его спутников издал описание этого плавания.

В августе 1766 г. из Англии были посланы в Тихий океан на поиски южных земель корабли «Дельфин» и «Своллоу» («Лас-

Маршруты Я. Роггевсна, Д. Байрона, С. Уоллиса и Ф. Картерета

точка»), постоянно отстававшая (судно было очень ветхим). У за­падного выхода из Магелланова пролива во время шторма в апре­ле 1767 г. они разлучились. Сэмюэл Уоллис на «Дельфине», решив, что «Своллоу» затонул, взял курс сначала на северо-запад, при­мерно у 35° ю. ш. повернул на север и шел близ 100° з. д. до ши­роты о. Пасхи. Оттуда ветры снесли судно к северо-западу, а за 20° ю. ш. С. Уоллис направился на запад. 6 —13 июня он обследо­вал центральную часть архипелага Туамоту и впервые нанес па карту и дал названия пяти атоллам. Западнее, возможно вторич­но, после испанцев, 17 июня он открыл небольшой о. Мехетиа, а на другой день — вулканический о. Таити (1040 км2) и несколько других, меньших. Всю группу он назвал в честь Лондонского Ко­ролевского общества (национальной Академии наук) архипелагом Общества.

На плодородном, густонаселенном Таити С. Уоллис провел около месяца. Следуя дальше, он обнаружил 16 августа и нанес на

карту небольшой остров Уол­лис (местное название Уза, 13°15' ю. ш„ 176°15' з. д.). Хо­тя его корабль дал течь, С. Уол­лис поднялся в северное полу­шарие выше 11°. В пути он от­крыл несколько атоллов в Эква­ториальной Полинезии и в группе Маршалловых, в том числе 3 сентября — Ронгерик. Затем через Моллукки он про­шел в Индийский океан, обо­гнул мыс Доброй Надежды и прибыл в Лондон в мае 1768 г. Это кругосветное плавание во­шло в историю навигации, так как С. Уоллис первый на практике довольно верно уста­навливал положение островов Океании, применяя новый спо­соб определения долготы, осно­ванный на наблюдениях угло­вых расстояний между Луной и звездами. Сделать это С. Уол­лис мог потому, что петербург­ский академик Леонард Эйлер к тому времени разработал те­орию движения Луны, а астро­номы Гринвичской обсервато­рии установили положения ря

да звезд.

Филипп Картерет на «Свол­лоу», увлекаемый штормом на север от Магелланова пролива, подошел к о-вам Хуан-Фернандес для пополнения запасов питьевой воды. Потратив некоторое время на безуспешные поиски земель близ тропика Козерога, якобы най­денных испанцами, он повернул на запад с небольшим уклоном к югу. Судно двигалось через акваторию, вместо.которой на картах того времени показывалась суша. 2 июля 1767 г. у 25° ю. ш. и 130° з. д. он открыл небольшой остров Питкэрн и назвал в честь гардемарина Роберта Питкэрна, первым обнаружившего этот кло­чок суши (4,5 км2). Оттуда Ф. Картерет направился к северо- западу, 11 —12 июля усмотрел несколько атоллов в южной части архипелага Туамоту и высадился на одном из них (Дьюк-оф- Глостер). Затем в течение месяца в поисках Соломоновых о-вов он двинулся сначала на запад, держась приблизительно 20° ю, ш., по достижении 152° з. д. повернул на северо-запад и, наконец, близ 7° ю. ш. и 175° з. д. вновь на запад с уклоном к югу. 12 августа Ф. Картерет открыл о. Ваникоро в архипелаге Санта-Крус, а через

восемь дней увидел относительно большой о. Малаита, не подозре­вая, что это один из давно разыскиваемых Соломоновых о-вов. На корабле к тому времени половина команды болела цингой, мно­гие скончались, болен был и сам капитан, буквально бредивший этими «неуловимыми» островами, к северу от которых его корабль шел 25 августа. От атолла Килинаулау (второе название — Картерет), у 5° ю. ш., моряки повернули на запад к Новой Бри­тании и, идя по безымянному проливу шириной около 60 км, спра­ва, т. е. на севере, видели «Зеленые острова» (Грин-Айленде, так и на современных нам картах), а слева, т. е. на юге,—о. Бука, самый северный из Соломоновых о-вов.

В южной береговой линии Новой Британии, на карте У. Дампи- ра непрерывной, Ф. Картерет 9 сентября нашел разрыв и проник в узкий пролив, который вывел его в Новогвинейское море. Он доказал, что о. Новая Британия состоит по крайней мере из двух островов; за большим, юго-западным (36 600 км2), сохранилось имя, данное У. Дампиром; меньший, северо-восточный, длинный и узкий, Ф. Картерет назвал Новой Ирландией (8650 км2), а проход между ними — Сент-Джорджес, но часто его называют проливом Картерета. Он проследил весь западный берег Новой Ирландии, 12 сентября нашел проход (пролив Байрон), отделяющий ее от третьего значительного острова архипелага — Лавонгая (1200 км2). А в северо-западной части Новогвинейского моря Ф. Картерет открыл, правда вторично, после А. Сааведры, и нанес на карту архипелаг Адмиралтейства, и в нем крупный вулканический о. Ма­нус (1554 км2), а далее к западу — о-ва Ниниго.

В конце октября больной Ф. Картерет с больной, выбившейся из сил командой подошел к Минданао, но не решился на высадку и повернул на юго-запад, к Яве. Он шел через море Сулавеси и Макассарский пролив, где на его корабль ночью напали пираты, но англичанам удалось потопить их судно. Из-за постоянного про­тивного юго-западного муссона Ф. Картерет целый месяц лавиро­вал в проливе и вынужден был в середине декабря 1767 г. зайти в порт Макассар, на о. Сулавеси. Здесь англичан враждебно встре­тил уполномоченный нидерландской Ост-Индской компании. Только после угрозы бомбардировать Макассар он разрешил зайти для ре­монта в гавань Бонтайн, на юго-западе острова. Там Ф. Карте­рет провел полгода и через Яву вокруг мыса Доброй Надежды в марте 1769 г. вернулся в Англию, завершив свое второе кругосвет­ное плавание.

Первое французское кругосветное плавание Бугенвиля

В 1766 г. Луи Антуана Бугенвиля назначили начальником правительственной экспедиции, в состав которой вошли астрономы и натуралисты. Целью ее была подготовка французской экспан­сии в Океании.

На фрегате «Будез» («Сердитый») Л. Бугенвиль от Сен-Мало перешел к Ла-Плате к Малуинским о-вам, формально передал их испанцам и направился в Рио-де-Жанейро. Там его ждало тран­спортное судно «Этуаль» («Звезда») под командой — Франсуа Ше- нара Лажиродэ. В июле 1767 г. оба корабля пошли к Магеллано­ву проливу, где провели более семи недель. Выйдя в Тихий океан, Л. Бугенвиль после напрасных поисков «Земли Девиса» повернул на западо-северо-запад. 22—26 марта 1768 г. он нанес на карту несколько атоллов в архипелаге Туамоту и, двигаясь дальше на запад, 6 апреля 1768 г. подошел к северному побережью Таити. «Повсюду царили гостеприимство, покой, радость, веселье — все признаки полного благополучия» (Л. Бугенвиль)[117]. Вскоре эта рай­ская жизнь кончилась: 10—12 апреля французы «подло», по вы­ражению капитана, убили четырех таитян. Гавань оказалась не­надежной, а погода резко ухудшилась: налетали сильные шквалы, якорные канаты лопались, суда потеряли шесть якорей. Под двой­ной угрозой — кораблекрушения и справедливой мести таитян — Л. Бугенвиль, не позабыв все же вступить во владение всем архи­пелагом, 15 апреля оставил остров — гораздо раньше, чем предпо­лагал, не осмотрев даже южного берега. С собой он взял таитянина Аотуру (изъявившего желание посетить Францию) в качестве про­водника к другим островам Полинезии и переводчика — он покорил моряков умением ориентироваться в океане по звездам и быстро освоил французский язык.

От Таити Л. Бугенвиль направился на западо-северо-запад и в начале мая подошел к архипелагу Самоа, окрестив его о-вами Мореплавателей,—сначала к высокому острову из группы Мануа, а затем к о. Тутуила. Судя по составленной им карте, Л. Бугенвиль видел в отдалении южное побережье о. Уполу.

Далее к западу, уже в Меланезии, 22 мая он разыскал «Землю духа Святого» Кироса и окончательно доказал, что это остров и притом не очень большой (о. Эспириту-Санто в архипелаге Но­вые Гебриды). Он прошел к югу от этой «земли», усмотрел два других острова (Амбрим и Малекула) и проливом Бугенвиля проник в Коралловое море. Стремясь достигнуть Новой Голландии, французы пересекли эту акваторию в самой широкой ее части, по параллели 15° ю. ш. 5 июня моряки с «Будеза» обратили внима­ние на плавающие деревья и фрукты, а также на значительное потепление моря. По мнению капитана «Этуаля» Ф. Лажиродэ, это неопровержимо свидетельствовало о близости земли. На сле­дующий день суда подошли к группе бурунов (риф Бугенвиль, у 15°30' ю. ш.). И, хотя часть моряков уверяла, что на юго-западе они видели низкую землю, Л. Бугенвиль не стал рисковать глу­боко сидящим фрегатом и повернул на север. Все согласились, что было бы в высшей степени неразумным приближаться к берегам Новой Голландии. Так французы сами себя лишили возможности стать первооткрывателями восточного побережья Австралии, стра­

ны, не располагающей, как считал Л. Бугенвиль, условиями для основания колонии.

10 июня на севере появилась очень высокая земля (юго-восточ­ный выступ Новой Гвинеи). Огибая его, Л. Бугенвиль открыл, вероятно вторично, после Л. Торреса (см. т. 2), скопление атоллов и небольших островов, в том числе о. Тагула и о. Россел, окру­женных бесчисленными рифами и скалами. Он дал этому архипе­лагу название Луизиада — в честь Людовика XV.

К северо-востоку Л. Бугенвиль 28 июня 1768 г. обнаружил, наконец, потерянные Соломоновы о-ва. Он прошел проливом Бу­генвиля между двумя крупными островами: к северо-западу от пролива лежал самый большой и высокий — о. Бугенвиль (10 тыс. км2 с вершинами до 3123 м), к юго-востоку — о. Шуазель (2,6 тыс. км2, назван в честь французского министра). Стать на якорь у этого острова из-за темноты и прилива не удалось, и Л. Буген­виль, обойдя с севера о. Бука, проник в Новогвинейское море. 6 июля корабли укрылись в гавани у юго-западного берега Новой Ирландии. Вскоре французы нашли там следы английской стоян­ки, а также свинцовую тарелку с несколькими английскими сло­вами, и Л. Бугенвиль больше не сомневался, что эти места за не­сколько месяцев до него посетил «Своллоу». Но местность была безлюдная, и за время стоянки (до 24 июля) «поиски свежей провизии для больных и какой-нибудь пищи для здоровых оказа­лись бесплодными».

После многодневного плавания вдоль южного берега Новой Бри­тании и цепи низких небольших островов корабли 11 августа пе­решли к высокому северному берегу Новой Гвинеи, вдоль которого следовали до 25 августа, а затем повернули на юго-запад. Полови­на экипажа из-за цинги выбыла из строя. «Оставшаяся у нас про­визия так испортилась и от нее так несло запахом падали, что самым тяжким в нашем печальном существовании был час, когда колокол приглашал к столу». Пройдя 1 сентября мимо о. Серам (Молукки), жители которого тогда изгнали голландцев, экспедиция через день подошла к о. Бура, где голландцы разрешили францу­зам запастись провизией и отдохнуть. Там почти все больные выздоровели.

В конце сентября корабли перешли к Яве, оттуда к о. Маври­кий, где «Этуаль» был оставлен на ремонт. Обогнув мыс Доброй Надежды, Л. Бугенвиль 16 марта 1769 г. вернулся на родину, за­кончив первое кругосветное плавание под французским флагом («Этуаль» пришел во Францию 14 апреля). Эта экспедиция оказа­лась не только выдающейся по географическим результатам, но и одной из самых счастливых «кругосветок» XVIII в.: из 340 чело­век команды обоих кораблей за время плавания умерли только де­вять. Составленное Л. Бугенвилем описание его «Плавания во­круг света в 1766 — 1769 гг.» (два тома, 1771—1772) многократно переиздавалось и переводилось на ряд языков. Аотуру прожил во Франции до марта 1770 г., затем французские власти отправили его на родину. Он умер от оспы на Мадагаскаре в ноябре 1771 г.

Сюрвиль «уменьшает» площади континентов

По окончании Семилетней войны (1756 —1763) Франция поте­ряла значительную часть владений в Индии, а французской Ост- Индской компании пришлось резко сократить свои операции. Большинство моряков, находившихся у нее на службе, перешли на королевский флот. Всем купцам, занятым в восточной торговле, и владельцам судов французское правительство гарантировало свобо­ду действий, охрану и защиту. Для тех, кто знал Восток, имел связи или хотя бы небольшие средства, представился удобный случай разбогатеть.

Не хотел упустить своего шанса и опытный 52-летний моряк Ж ан-Франсуа-Мари Сюрвиль, создавший на паях с двумя губер­наторами уцелевших французских колоний в Индии и нескольки­ми купцами небольшой торговый синдикат. В задачу возглавленной Ж. Сюрвилем экспедиции на только что построенном корабле «Сент Жан Батист» входила торговля с жителями тихоокеанских островов, главным образом с таитянами, и открытие новых земель к западу от побережья Перу, в полосе 27—28° ю. ш., где, как тогда считалось, находится «Земля Девиса».

2 июня 1769 г. нагруженное различными товарами и продуктами судно отплыло от Пондишерри (Индия), пересекло Индийский океан, Южно-Китайское море и, обогнув Филиппины с севера, двинулось на юго-восток. В начале октября Ж. Сюрвиль подошел к о. Новая Ирландия примерно у 151° в. д. и, продолжая идти тем же курсом, увидел землю, не очень уверенно принятую им за остров (о. Шуазель). Затем он пересек пролив (Маннинг), по­считав его то ли заливом, то ли проходом, и бросил якорь у дру­гого острова (Санта-Исабель). Во время шестидневной стоянки Ж. Сюрвиль безуспешно пытался получить пресную воду от мест­ных жителей. И только после вооруженного столкновения, стоив­шего жизни нескольким островитянам и одному французу, уда­лось захватить юношу, показавшего пришельцам ручей.

На судне, двигавшемся вдоль цепи Соломоновых о-вов (Ж. Сюрвиль, вероятно, считал их полуостровами какой-то крупной земли или даже континента, почему и не давал названий встре­чавшимся географическим объектам[118]), началась цинга. Ежедневно кто-либо из команды или из взятых с Мадагаскара рабов умирал. В конце октября, вновь отметив широкий пролив или залив (про­лив Индиспенсабл), французы увидели на юго-востоке горис­тую землю (о. Малаита). Они прошли близ ее восточного берега и в начале ноября остановились у небольшого острова (о. Улава). Множество каноэ окружили корабль, и на борт, прельстившись подарками, поднялась группа островитян. Отправленному на по­

иски якорной стоянки ялику стали угрожать вооруженные воины, и Ж. Сюрвиль открыл огонь, ранив нескольких туземцев. В начале ноября он оставил «землю папуасов» и обогнул ее восточный мыс — на самом деле это была ныне носящая его имя восточная оконеч­ность о. Сан-Кристобаль, последнего острова в цепи Соломоновых о-вов. Ж. Сюрвиль, так и не поняв, что он проследил почти весь «не­уловимый»1 архипелаг, прошел сначала в общем на юг, а у 33° ю. ш.— на востоко-юго-восток. 12 декабря показалась земля (о. Северный, Новой Зеландии), которой он достиг близ 35°30' ю. ш. Этим плаванием через Коралловое море, акваторию к западу от моря Фиджи и Тасманово море Ж. Сюрвиль почти на пять месяцев ранее Д. Кука доказал: между 20 и 35° ю. ш. нет земли и, следовательно, Новая Голландия ре простирается так да­леко к востоку, как предполагал Абель Тасман (см. т. 2, гл. 32). Ж. Сюрвиль охарактеризовал свое открытие как «потерянное вре­мя», хотя его маршрут внес ясность в карту юго-западной части Тихого океана.

Вскоре после того как французы подошли к западному побе­режью Новой Зеландии, погода испортилась и судно медленно дви- йулось на север. Д. Кук находился тогда на другой стороне остро­ва. В середине декабря французы обогнули его северную оконеч­ность, не встретившись с англичанами, и зашли в залив, усмотрен­ный Д. Куком и названный Даутлесс-Бей (у 35° ю. ш.). Маори приветливо встретили моряков, разыскавших на берегу зелень, ко­торая быстро восстановила силы пораженной цингой команды. Ж. Сюрвиль пополнил запасы пресной воды и продуктов и выпол­нил съемку залива. Отношения с островитянами продолжали оста­ваться хорошими, наиболее ослабевшие жили на берегу.

После налетевшего шторма капитан не досчитался ялика, а через некоторое время выяснилось, что им завладели маори. В яро­сти Ж. Сюрвиль захватил одного из них, сжег несколько хижин и каноэ. В последний день года на совете было принято решение идти на восток, к берегам Южной Америки, и 1 января 1770 г. Новая Зеландия исчезла за горизонтом. Очевидно, Ж. Сюрвиль, выпол­няя указание синдиката, отправился в неисследованную область на поиски мифической «Земли Девиса» или Южного континента.

В течение почти трех месяцев курс судна несколько раз менял­ся с юго-восточного на северо-восточный. Охватив благодаря этому широкую (около 700 км) полосу в неизвестных дотоле водах в пределах 34 —40° ю. ш., т. е. значительно южнее, чем намечалось при отплытии, Ж. Сюрвиль не обнаружил никакой земли на про­тяжении почти 9 тыс. км и значительно уменьшил размеры Южно­го континента, «отодвинув» его к югу — за 40° ю. ш. В конце марта он подошел к о-вам Хуан-Фернандес, но высадке помешала штор­мовая погода. В начале апреля судно достигло южноамериканского побережья у 15°30' ю. ш., выполнив первое пересечение Тихого океана в южных широтах с запада на восток.

1Многие мореплаватели в течение двух столетий безуспешно пытались отыскать эти острова, обнаруженные А. Менданьей в 1568 г.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редколлегия: В. С. Преображенский и др. Т. 3. Геогра­фические открытия и исследования нового времени (середи­на XVII—XVIII в.).—3-є изд., перераб. и доп,—М.: Про­свещение,1984.—319 с., ил., карт.. 1984

Еще по теме Глава 20 АВСТРАЛИЯ И ОКЕАНИЯ ДО КУКА:

  1. ГЛАВА 3. ЧИСЛЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  2. ГЛАВА 1. ОБЗОР СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  3. ГЛАВА 3. КОММУНИКАТИВНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ
  4. ГЛАВА 4. ТВЕРДОФАЗНЫЙ ИСТОЧНИК ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ
  5. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА МЕДИАНОМИНАЦИИ
  6. ГЛАВА 2. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ТИПЫ И ФУНКЦИИ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  7. ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ: ЯЗЫКОВОЙ И ТЕМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
  8. Глава I. Правовая природа и содержание права на судебную защиту
  9. Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне
  10. Глава I. Банковская тайна как объект правовых отношений
  11. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  12. Глава 2. Правовой режим информации, составляющей банковскую тайну
  13. ГЛАВА 7. ПРОЕКТИРОВАНИЕ ОГРАЖДАЮЩИХ КОНСТРУКЦИЙ С УЧЕТОМ ОТРАЖАТЕЛЬНЫХ СВОЙСТВ ИХ ПОВЕРХНОСТЕЙ
  14. ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЙ ОГРАЖДАЮЩИХ КОНСТРУКЦИЙ ЗДАНИЙ
  15. Глава II. Суд как субъект реализации нрава на судебную защиту
  16. Глава 2 Сравнительный анализ действующих моделей оценки ставки восстановления