Глава 3Правовые аспекты: Закон и психически анормальный преступник


Введение
Настоящая глава посвящена аспекту помощи психически ненормальному (или анормальному) преступнику в соответствии с Законом о психическом здоровье 1983 года, Законом об уголовной процедуре 1991 года (Безумие и неспособность участвовать в судебном разбирательстве), Законом о преступлениях (приговоры) 1997 года и законодательством по вопросам пробации. Будут рассмотрены различные правовые дефиниции психической ненормальности, которые используются в юридическом процессе. Психическая ненормальность может быть смягчающим фактором, а также причиной отказа рассмотрения дела в суде, уменьшенной ответственности или основанием для признания невиновности. Далее будут освещены медико-правовые проблемы амнезии, алкогольного опьянения и наркотической интоксикации, немоты и ложных признаний. Тема психической ненормальности и гражданского права изложена в главе 2. В настоящей главе не обсуждаются подробности всех релевантных законов. Рекомендуем читателю обратиться к стандартным источникам, то есть АгсЬЬоЫ (1) по прецедентному праву и ^пез (2) по Закону о психическом здоровье.
Дефиниции терминов
При общении с юристами очень важно осознавать, что различные дефиниции психического расстройства, используемые в разных законах, — это термины технические. Небрежное использование таких терминов, как «психически больной» или «лицо, страдающее психическим расстройством», может вызвать путаницу и непонимание в судах. Особенно внимательно следует применять точную правовую терминологию в отчетах для суда. Закон о гомицидах 1957 года и Закон о психическом здоровье 1983 года содержат термины, которые должны применяться абсолютно точно в рамках соответствующего контекста и не смешиваться с другими.
Психическая ненормальность (англ. тепЫ аЬпогтаН1у) (используется в Законе о гомицидах 1957 года) — это общий термин, обозначающий любую ненормальность рассудка и, разумеется, включает болезни, а также все виды психической ущербности и психопатическое расстройство.
Психическое расстройство (англ. тепЫ сИзогсЬг) (используется в Законе о психическом здоровье 1983 года) — общий термин, охватывающий все психические расстройства. Он подразделяется на психическую болезнь, задержку или неполное развитие рассудка, психопатическое расстройство и любое иное расстрой-ство или неспособность рассудка.
Психическая болезнь (англ. тепЫ Шпезз) (Закон о психическом здоровье 1983 года). Определения данного термина в законе нет, и все зависит от клинического суждения. В практике психиатры используют этот термин по отношению к ряду психиатрических расстройств, включая психозы, психоневрозы и органические состояния. Выражена ли болезнь в такой степени, чтобы суд принял решение о госпитализации, зависит от суждений эксперта о тяжести болезни, рисках для субъекта и окружающих и перспективах сотрудничества с лечащим врачом, если пациент не будет направлен в стационар.
Задержка или неполное развитие рассудка (англ. аггез1ес1 ог шсот1е(;е с1еуе1ортеп1: о^ 1Ье пипс1) (Закон о психическом здоровье). Может быть основанием для принудительного помещения в больницу при ряде условий, предусмотренных законом. Данное состояние подразделяется на:
а) тяжелую психическую угцербность (англ. зеуеге тепЫ 1тра1гтеп1:). Это «состояние задержанного или неполного психического развития, которое подразумевает тяжелое поражение интеллекта и социального функ-ционирования и связано с агрессивным или выраженно безответственным поведением соответствующего лица». Приведенная дефиниция однозначно относится к лицам с очень низким интеллектом (уровень не определен), но она не применяется в правовом смысле к лицам при отсутствии у них нарушений социального функционирования и связанных с этим аномально агрессивного и выраженно безответственного поведения. На практике 10 таких лиц ниже 50. Толкований нарушения социального функционирования не дается, равно как не дается определений агрессивного или выраженно безответственного поведения — это остав-лено на усмотрение клинициста. Очевидно, что под определение подпадает лицо (с низким интеллектом), поведение которого представляет угрозу для других (напр, поджоги) или него самого. В таком контексте устойчивая склонность к совершению малозначительных преступлений может рассматриваться как выраженно безответственное поведение.
б) психическую ущербность (англ. тепЫ 1шра1гшеп1:). Это «состояние задержанного или неполного развития рассудка (не достигающее уровня тяжелой психической ущербности), которое подразумевает значительное поражение интеллекта и социального функционирования и связано с аномально агрессивным или выраженно безответственным поведением соответствующего лица». Эта дефиниция также не прибегает к использованию показателя 10, но на практике касается 10, равного 50-70 (хотя строгой границы отсечения нет). Чтобы лицо попало под правовую дефиницию, должно присутствовать нарушение социального функционирования и связанное с этим аномально агрессивное или выраженно безответственное поведение. Даже если лицо удовлетворяет этой части определения, суд при рассмотрении возможности применения к лицу с психической ущербностью (в отличие от тяжелой психической ущербности) ордера госпитализации будет исходить из того, может ли стационарное лечение облегчить состояние лица или предотвратить ухудшение его состояния.
Психопатическое расстройство (англ. рзусЬораШс (Нзогйег) (Закон о пси-хическом здоровье 1983 года). Это определение отличается от дефиниций психопатической личности, антисоциальной личности или любого другого личностного расстройства. Это дефиниция, используемая в праве, и она охватывает ряд расстройств. Она сформулирована следующим образом: «Устойчивое расстройство или нарушение психической способности (сопровождаемое или не сопровождаемое значительным поражением интеллекта), приводящее к аномально агрессивному или выраженно безответственному поведению соответствующего лица». Определение «аномально агрессивного или выраженно безответственного» опять-таки не дается, равно как не приводится и определение «устойчивого». Статья 1 (3) Закона о психическом здоровье гласит, что «лицо не может рассматриваться в рамках настоящего Закона как страдающее психическим расстройством лишь на основании беспорядочных сексуальных контактов или иного аморального поведения, сексуальной девиантности или зависимости от алкоголя и наркотиков». Как мы увидим из последующего обсуждения, лица, подпадающие под данное определение, могут содержаться в больнице по приказу суда только если лечение способствует облегчению их состояния или помогает избежать его ухудшения.
Любое иное расстройство или неспособность рассудка (англ. апу о!;Ьег сНзогйег ог (ПзаЪИку о^ттс!) (Закон о психическом здоровье 1983 года). Как отмечает ^пез (2), состояния этой остаточной категории определяются широтой взгляда на психическую болезнь. В неё включают некоторые неврозы, личностные расстройства, сексуальные девиации, алкогольную и наркотическую зависимость, поведенческие расстройства у детей, определенные специфические расстройства обучения, ограничения после травмы головы или энцефалита, или психическое снижение вследствие психической болезни, а также иные малые психические расстройства. Общим для данной группы с правовой точки зрения является то, что они не могут служить основанием для ордера принудительной направления в больницу в соответствии с Законом о психическом здоровье. Они могут рассматриваться судом в качестве смягчающих факторов, и суды с готовностью принимают в таких случаях рекомендации психиатров о лечении таких субъектов: лечение может быть условием пробации, а может осуществляться и на добровольной основе.
Правовые рамки выведения психически ненормальных преступников из системы уголовного правосудия
Системы выведения психически ненормальных преступников из системы уголовного правосудия — особенно из тюремного заключения — обсуждаются в главе 1. Правительственная политика направлена на то, чтобы преступник, нуждающийся в специализированной помощи и лечении, по возможности получал такую помощь не в заключении, а в больнице. Точные рекомендации по реализации этой политики содержатся в циркулярах 66/1990 и 12/1995 Министерства
внутренних дел . Суды при вынесении приговоров обязаны в соответствии со ст 4 Закона об уголовном правосудии 1991 года учитывать любую информацию, относящуюся к психическому состоянию обвиняемого, а также, за исключением случаев, когда наказание зафиксировано в законе (например, приговор обязательного пожизненного заключения), принимать во внимание воздействие приговора тюремного заключения на психическое состояние преступника.
Магистратские и Королевские суды уполномочены при определенных обстоятельствах направлять лиц с психическими нарушениями в больницу до или во время судебного процесса, а также после того, как преступник осужден. Такая власть дается в первую очередь Законом о психическом здоровье 1983 года, а также Законом об уголовной процедуре 1991 года (Ъезумие и неспособность участвовать в судебном разбирательстве) и Законом о преступлениях (приговоры) 1997 года. Лечение у психиатра может быть также условием пробации, и это регулируется Законом о полномочиях уголовных судов 1973 года и Законами об уголовном правосудии 1982-го и 1991 годов.
Правовая основа выведения тяжело психически больных субъектов из системы уголовного правосудия зависит от того, когда это происходит и на какой стадии процесса.
После ареста
В соответствии со ст. 136 Закона о психическом здоровье 1983 года после ареста полиция может поместить субъекта в больницу сроком на 72 часа для наблюдения. В отделении полиции может быть организована госпитализация на добровольной основе или на основании ст. 2, 3 или 4 Закона о психическом здоровье 1983 года. В настоящем издании эти ситуации и соответствующие разделы Закона о психическом здоровье будут рассмотрены ниже. Полезные комментарии по соответствующим статьям можно найти у ^пез (2).
В суде, до и после судебного разбирательства
До судебного разбирательства и с согласия субъекта он может быть отпущен судом под залог в больницу (Закон об освобождении под залог 1976 года). Может быть затребован отчет о судебно-психиатрической экспертизе. Если лицо обвиняется в предумышленном убийстве, то по Закону об освобождении под залог обязательны два отчета о судебно-психиатрической экспертизе, причем один из них должен быть подготовлен экспертом, назначенным в соответствии со ст. 12 Закона о психическом здоровье 1983 года.
До начала или во время судебного разбирательства обвиняемый на основании ст. 35 Закона о психическом здоровье 1983 года может быть помещен в больницу с целью подготовки отчета о судебно-психиатрической экспертизе. Для лиц, признанных неспособными участвовать в судебном разбирательстве или невиновными по причине безумия, возможны, в соответствии с Законом об уголовной процедуре (Невменяемость и неспособность участвовать в судебном разбирательстве) 1991 года различные варианты выведения из системы уголовного правосудия.
В предварительном заключении
Неотложный перевод в больницу лица, находящегося в предварительном за-ключении, осуществляется в случае необходимости на основании приказа управ-ляющего тюрьмы. Статья 48 Закона о психическом здоровье 1983 года также по-зволяет организовать перевод с помощью факса и телефона через Министерство внутренних дел.
Статья 48 Закона о психическом здоровье 1983 года позволяет перевод из тюрьмы в больницу лиц, находящихся в предварительном заключении (а также заключенных, отбывающих наказание в рамках гражданского кодекса или лиц, помещенных в тюрьму в соответствии с Законом об иммиграции 1971 года), только в случае, если они страдают психической болезнью или тяжелой психической ущербностью. Раньше эта статья применялась также к самым тяжелым психически больным или тяжело психически ущербным, и только в случаях, когда требовалось срочное стационарное психиатрическое лечение. Сейчас она применяется более свободно как возможность быстрой госпитализации лиц, страдающих психическими болезнями. Эта статья содержит следующие требования:
рекомендацию такого перевода дают министру внутренних дел два врача (один из которых утвержден в соответствии со специальными требованиями) на основании тяжести психической болезни или тяжелой психической ущербности пациента;
министр внутренних дел рассматривает вопрос об обоснованности перевода;
больница должна быть готова принять пациента;
пациент переводится в течение четырнадцати дней со дня появления направления о переводе.
Пациент может оставаться в больнице до тех пор, пока его самочувствие не улучшится до такой степени, что он сможет вернуться в тюрьму, чтобы продолжить предварительное заключение. Если пациент помещен в предварительное заключение магистратским судом, то он может быть задержан в больнице только на период предварительного заключения, определенный судом. Вместе с тем магистратский суд может продлить этот период, чтобы позволить пациенту оставаться в больнице. В случае если пациент ожидает в предварительном заключении слушаний Королевского суда, дата его появления в Королевском суде будет изменена таким образом, чтобы это соответствовало обстоятельствам данного случая. Если состояние пациента не улучшается, то может потребоваться рас-смотрение вопроса о способности пациента участвовать в судебном разбирательстве или о применении ордера госпитализации согласно ст. 51.
После осуждения судом
Суд может вывести осужденного из системы правосудия посредством приказа о содержании лица в больнице с целью медицинского лечения в соответствии со ст. 37 Закона о психическом здоровье 1983 года. До принятия решения о выведении лица из системы права суд может отдать приказ о помещении его в больницу, чтобы выяснить, насколько обоснованно будет применение в данном случае ордера госпитализации (иногда это называют «пробным лечением»; ст. 38 Закона о психическом здоровье 1983 года).
Суды также могут принять решение о применении приговора тюремного заключения, указав при этом, что сначала заключенный должен быть направлен в больницу для лечения. Это называется направлением в больницу, и оно обычно сопровождается ордером ограничения на перемещения лица (см. ниже). Такая возможность была введена в качестве поправки к Закону о психическом здоровье 1983 года, ст. 45-а вследствие принятия Закона о преступлениях (приговоры) 1997 года.
После вынесения приговора тюремного заключения
После вынесения приговора тюремного заключения возможен перевод в больницу в соответствии со ст. 47 Закона о психическом здоровье 1983 года, но заключенный остается под действием приговора тюремного заключения, вынесенного судом.
Подробности соответствующих законов, регулирующих выведение пациентов из системы уголовного правосудия
В настоящем разделе более подробно обсуждаются законы, регулирующие выведение лиц с психическими расстройствами из системы уголовного правосудия в зависимости от стадии процесса, то есть до или во время судебного разбирательства, во время предварительного заключения, после осуждения судом или в ходе отбывания тюремного заключения.
До или во время судебного разбирательства
Статья 35 Закона о психическом здоровье 1983 года предусматривает предварительное заключение в больницу с целью подготовки отчета о психическом состоянии обвиняемого. Это положение применимо к любому преступлению, которое наказывается тюремным заключением, за исключением случаев, когда субъект обвиняется в предумышленном убийстве. В таком случае судебно-психиатрическая экспертиза будет проводиться в тюрьме. Следует заметить, что настоящая статья не позволяет лечение пациента против его воли.
Применение данной статьи может быть инициировано Королевским судом в отношении лиц, ожидающих судебного разбирательства, а также во время или после него, но до вынесения приговора, если совершенное преступление наказывается тюремным заключением, или магистратским судом в отношении подсудимых в следующих обстоятельствах:
после осуждения судом за преступление, наказуемое тюремным заключением, но до вынесения приговора;
до осуждения судом за такое преступление, если суд удостоверился, что деяние совершено именно этим лицом;
до осуждения судом и с согласия данного лица.
Для принятия решения о применении статьи должен быть представлен отчет врача, уполномоченного на это ст. 12 Закона о психическом здоровье 1983 года, который бы убедил суд (через письменное или устное свидетельство) в том, что есть причины подозревать у субъекта психическую болезнь, тяжелую психическую ущербность, психическую ущербность или психопатическое расстройство, и, кроме того, суд должен признать необоснованность в данном случае проведения экспертизы в условиях освобождения под залог. Помимо этого, должна быть конкретная больница, готовая обеспечить койку для данного пациента в преде-лах семи дней, что подтверждается соответствующим письменным или устным свидетельством врача или управляющего больницы. До дня предоставления койки подозреваемый содержится в безопасном месте (обычно в тюрьме).
Обвиняемый, со своей стороны, может заказать проведение психиатрической экспертизы самого себя или опротестовать свое предварительное заключение. Трибунал по вопросам психического здоровья не имеет полномочий выписать такого пациента. Суд принимает решение о том, насколько уровень безопасности в больнице соответствует требованиям данного случая. При этом суд не может отдать приказ о направлении субъекта в больницу без согласия больницы. В этот период может потребоваться лечение, а пациент не будет давать своего согласия на лечение. При таких обстоятельствах инструкция по практическому применению Закона о психическом здоровье предписывает быстро вернуть дело в суд с соответствующей рекомендацией. Если время не позволяет, то следует рассмотреть возможность применения в данном случае ст. 3 Закона о психическом здоровье о недобровольном содержании в лечебном заведении.
Статья 36 Закона 1983 года регулирует предварительное помещение обвиняемого в больницу с целью лечения и используется в отношении психической болезни или тяжелой психической ущербности. Эта статья применима к любому обвиняемому, преступление которого влечет за собой наказание в виде лишения свободы, за исключением лиц, обвиняемых в предумышленном убийстве (их перевод может быть осуществлен по ст. 48 Закона о психическом здоровье 1983 года). Эта статья позволяет суду поместить обвиняемого в больницу на лечение до судебного разбирательства. На практике она используется довольно широко. Решение о её применении может быть принято только Королевским судом, и заключение в больницу является альтернативой предварительному заключению в тюрьму. Она может быть применена как до так и во время судебного разбирательства.
Применение этого ордера предполагает привлечение двух врачей, причем один из них должен соответствовать требованиям ст. 12 Закона о психическом здоровье 1983 года. Оба врача должны констатировать у пациента психическую болезнь или тяжелую психическую ущербность, которые требуют стационарного лечения. (Оба врача могут быть из одной больницы.) Ордер не может быть применен к лицам с одним только психопатическим расстройством или одной психической ущербностью, очевидно, потому, что эти расстройства сами по себе не требуют неотложного лечения. Помимо этого, должно быть свидетельство врача, отвечающего за пациента, или управляющего соответствующей больницей о предоставлении больничной койки в семидневный срок
В таком случае пациент на период до семи дней содержится в тюрьме предварительного заключения, пока ему не будет предоставлена больничная койка. Пациент подпадает под положение о «согласии с правилами лечения», и, следова-
тельно, его могут лечить против его воли. Трибунал по вопросам психического здоровья не имеет полномочий на выписку такого пациента.
Согласно Закону об уголовной процедуре (Невменяемость и неспособность участвовать в судебном разбирательстве) 1991 года, суды принимают решения относительно лиц, признанных невиновными в связи с невменяемостью или неспособных участвовать в судебном разбирательстве (см. ниже). В случаях пре-думышленного убийства это ордер госпитализации в больницу, определенную Министерством внутренних дел (по сути, это неограниченный во времени ордер госпитализации с ордером ограничения на любые перемещения); в прочих случаях существует возможность применения окончательной выписки, ордера опекунства (в соответствии со ст. 37) или ордера надзора и лечения. Ордер надзора и лечения предполагает надзор со стороны социального работника на период сроком до двух лет, с условием лечения у врача, владеющего соответствующей лицензией. В ордере содержится указание на вид лечения: стационарное, амбулаторное или по усмотрению врача. При этом в деле должна быть медицинская рекомендация об отсутствии необходимости в принудительном лечении. Суды также должны быть убеждены в том, что освобождение пациента в сообщество не повлечет за собой неприемлемых рисков. Суд также обязан удостовериться в возможностях обеспечения контроля со стороны социального работника. По истечении срока действия ордера может потребоваться преемственная медицинская помощь. Данный ордер применяется при довольно незначительных преступлениях, когда преступник расположен к сотрудничеству с лечащим врачом.
Другая возможность заключается в применении ордера помещения пациента в больницу, определенную министром внутренних дел. Как и ст. 37, ордер действует со дня вынесения решения суда. Суд также может добавить к этому ордеру ордер ограничения на перемещения. Если присяжные не убеждены в психических ограничениях обвиняемого, то его признают способным участвовать в судебном разбирательстве. Тогда начинается судебное разбирательство и назначается новый состав присяжных.
Старое законодательство позволяло автоматически помещать лиц с психическими ограничениями в больницу на неограниченный срок. Это заметно повлия-^ ло на готовность тяжело больных людей прибегать к формальному заявлению о неспособности участвовать в судебном разбирательстве при совершении незна-чительных преступлений. Существующий закон с его широким выбором вариантов выведения пациентов из системы уголовного правосудия дает больше возможностей заявлять о своей неспособности участвовать в судебном разбирательстве и, соответственно, прибегать к защите по основанию невменяемости.
После осуждения судом
Статья 37: ордеры госпитализации
Если преступник с психическим расстройством уже осужден судом, то чаще всего суд прибегает к ордеру госпитализации (ст. 37). Это основная статья третьей части Закона о психическом здоровье. Она разрешает магистратским судам и Королевскому суду отдавать приказ о помещении осужденного преступника,
страдающего психическим расстройством, в больницу на лечение. Принятие такого решения связано с рядом условий:
Совершенное преступление наказывается по закону лишением свободы.
В суд представляется два отчета о проведении судебно-психиатрической экспертизы, причем одна из них проводится врачом, соответствующим требованиям ст. 12 Закона о психическом здоровье, т.е. он должен обладать особым опытом. Оба врача-эксперта могут быть из одной и той же больницы.
Оба врача должны быть едины в отнесении пациента к основной диагностической группе. Это, соответственно, психическая болезнь, тяжелая психическая ущербность, психическая ущербность или психопатическое расстрой-ство. Оба врача должны также придти к согласию в случае психопатии или психической ущербности относительно способности лечения облегчить состояние пациента или предотвратить его ухудшение.
Должна быть больница, готовая принять пациента в пределах 28 дней со дня вынесения приказа суда. Это должны подтвердить в устной или письменной форме будущий лечащий врач пациента или управляющий больницы. В ожидании перевода в больницу суд направит пациента в безопасное место. Обычно это та же тюрьма предварительного заключения. Если по истечении 28 дней пациент оказывается не переведен в больницу, то он должен быть отпущен на свободу. Чтобы такого не случилось, министр внутренних дел наделен властью направить субъекта в пределах 28 дней в иную, более подходящую ему больницу, и там ордер будет продолжен. Возможна также альтернатива в виде возвращения дела в суд и вынесения повторного приговора (ст. 11 (2) Закона о Королевском суде 1971 года и ст. 142 Закона о магистратских судах 1980 года). Новый приговор будет возобновлением ордера госпитализации с тем, чтобы получить больше времени для получения койки в больнице. Закон о преступлениях (приговоры) 1997 года уполномочивает суды и министра внутренних дел определять, в какое отделение больницы следует направить пациента, если ордер принимается в соответствии со ст.ст. 37, 45-а, 47 или схемой 1 Закона об уголовной процедуре (Безумие и неспособность участвовать в судебном разбирательстве) 1991 года.
До принятия решения о применении ордера госпитализации суд должен придти к согласию в том, что данный ордер является наиболее приемлемым в данном случае. При его использовании исключены иные приговоры за то же пре-
ступление — такие, например, как штраф или условное осуждение (пробация). В некоторых случаях суд может счесть предложения врачей нецелесообразными по отношению к заключенному, и тогда он может быть отправлен в тюрьму. Иногда суд обращается к врачам с просьбой найти место в больнице с более строгим режимом безопасности вместо предложенного ими ранее варианта. Врачи могут заняться изучением такой возможности, но к концу дня, по причине отсутствия свободных коек в больнице с более жестким режимом безопасности или в связи с несогласием врачей, разногласие между врачами и судом может быть разрешено принятием судебного решения о направлении преступника в тюрьму, но не принятием врачебной рекомендации, со-чтенной судом неудовлетворительной.
Аналогичными полномочиями применения ордера госпитализации по отношению к детям обладают ювенальные суды. Магистратские суды могут применить ордер госпитализации (ст. 37(3)) без осуждения обвиняемого, если он страдает психической болезнью или у него тяжелая психическая ущербность. Суд обязан только удостовериться в том, что обвиняемый совершил вменяемое ему деяние. Эта возможность используется редко, но она существует в отношении подсудимых, которые настолько больны, что не в состоянии участвовать в судебной процедуре, и используется судом, если суд сочтет данную возможность оптимальной применительно к данному случаю. В Королевском суде, если психическое состояние обвиняемого нарушено до такой степени, то сначала должен быть рассмотрен формальный вопрос о способности подозреваемого участвовать в судебном разбирательстве (см. ниже).
Обеспечение поддерживающей помощи пациентам с ордером госпитализации после их выписки возложено на региональные офисы здравоохранения и местные социальные службы (ст. 117 Закона о психическом здоровье 1983 года).
Ордер опекунства
В соответствии со ст. 37 цель данного ордера — обеспечить контроль социального работника над соответствующими субъектами во время их пребывания в сообществе. Ордер опекунства применим лишь к преступникам, достигшим возраста 16 лет (в более раннем возрасте контроль обеспечивается через законодательство о защите детей) и только при наличии ряда условий. Так, должны быть представлены отчеты (письменные свидетельства) от двух врачей (один из которых назначен в соответствии с требованиями ст. 12), где отмечается, что характер или тяжесть психического расстройства у субъекта таковы, что требуют обеспечения над ним опекунства; врачи должны при этом придти к согласию относительно основной категории расстройства у пациента; необходимо также согласие местных социальных служб или любого иного лица взять на себя заботу о преступнике.
Особенности применения ордера опекунства:
Он может применяться без учета согласия преступника (в отличие от ордера пробации, который применяется по достижении согласия между преступником и судом).
Субъект может быть направлен жить туда, куда ему скажут.
К субъекту должен быть обеспечен доступ ведущего его социального работника, зарегистрированного соответствующим образом врача общей практики или иных включенных в перечень лиц.
Если требуется, субъект обязан являться на медицинское лечение, для участия в различных формах занятости, в учебе или тренингах.
К недостаткам ордера опекунства следует отнести то, что он не дает в руки опекуну никаких санкций в случае, если субъект отказывается сотрудничать с органом опеки, хотя, если субъект отказывается проживать там, где ему назначено, он может подвергнуться повторному аресту. В распоряжении опекуна лишь моральные полномочия, предоставленные ордером с целью добиться сотрудни-чества с преступником. Чаще всего данный ордер применяется для обеспечения присмотра за психически ущербными пациентами в сообществе, хотя он может быть использован для любых диагнозов, при которых желательны надзор и контроль.
Статья 38: ордер временной (предварительной) госпитализации
Цель данного ордера — облегчить попытку пробного лечения в отношении пациентов, по которым трудно принимать судебные решения, в частности в от-ношении лиц с психопатическим расстройством или психической ущербностью. Закон также позволяет использовать данный ордер в случаях психической болезни и тяжелой психической ущербности. Для применения ордера временной госпитализации существует ряд условий, в частности:
Совершенное преступление должно влечь за собой лишение свободы.
Два врача, один из которых утвержден в соответствии с установленными требованиями, должны придти к согласию об основном диагнозе и рекомендациях. Один из врачей должен быть из больницы, готовой принять пациента.
Ордер может применяться к психической болезни, психопатическому расстройству, тяжелой психической ущербности и психической ущербности.
Должна быть причина, по которой оправдано применение ордера госпитализации при данном расстройстве.
Больничная койка должна быть предоставлена в течение 28 дней со дня принятия судебного решения о применении ордера, и соответствующее подтверждение готовности приема пациента должно быть представлено в суде будущим ответственным медицинским работником или управляющим больницы.
Ордер временной госпитализации означает, что пациент может быть принудительно помещен в больницу для пробного лечения, изначально сроком на 12 недель, а впоследствии ордер возобновляется каждые 28 дней. Общий срок пробного лечения ограничен 12 месяцами (в соответствии с поправкой к Закону о преступлениях (приговорах) 1997 года). По истечении периода пробного лечения суд переводит ордер временной госпитализации в ордер госпитализации или выносит иной приговор. Упомянутые судебные решения могут приниматься в отсутствие пациента, но при наличии в суде его законного представителя и соответствующего медицинского свидетельства. С точки зрения лечения данный ордер не отличается от ордера госпитализации. Его так же нельзя обжаловать в Трибунале по вопросам психического здоровья.
Статья 41: ордер ограничения на перемещения
Цель данной статьи — обеспечение защиты общества. Его суть заключается в том, что пациенту, содержащемуся в больнице, не разрешается покинуть её без соответствующего разрешения министра внутренних дел. Ордер может касаться определенного промежутка времени (несколько лет) или может быть бессрочным (т.е. потенциально может распространяться на всю последующую жизнь индивида). Вмешательство в свободу настолько велико, что такой ордер может принимать лишь судья высшей судебной инстанции. Судьям рекомендуется ис
пользовать этот ордер только если пациент, в случае его появления на свободе, может причинить серьезный вред окружающим. Принимая решение о применении ордера, суд должен принять во внимание «характер преступления, факторы, предшествовавшие ему и риск совершения преступления в последующем в случае выхода на свободу». Для применения ордера существуют следующие требования:
Соблюдение всех условий, относящихся к применению ордера по ст. 37.
Ограничения на перемещения необходимы, чтобы защитить общество от серьезного вреда.
Судья сначала должен выслушать свидетельство одного из врачей, подготовивших отчеты об экспертизе для суда. Доктору зададут вопрос: считает ли он нужным применение ордера ограничения на перемещения субъекта? Доктор представит свое мнение о степени опасности пациента, вероятности совершения им попытки побега, об ожидаемой результативности лечения и о том, будет ли пациент самостоятельно принимать лекарства, если его выпишут из больницы. Судья может наложить ордер ограничения на перемещения независимо от мнения врача, если он сочтет это уместным.
После наложения ордера ограничения в соответствии со ст. 41 пациент попадает под непосредственный контроль министра внутренних дел, хотя последний обычно делегирует эту функцию одному из своих заместителей. Свобода перемещения пациента на территории больницы оставлена на усмотрение врача. Все вопросы, связанные с перемещением пациента из больницы, а также передачи его ведения после выписки соответствующим службам должны решаться через МВД. Таким образом, для сопровождаемого отпуска за пределами территории больницы (например, выход за покупками) или отпуска без сопровождения работника больницы пациенту требуется разрешение МВД. Также требуется разрешение на отпуск или отсутствие в больнице в ночное время, на перевод пациента в другие больницы, окончательную или условную выписку. В отличие от ст. 37, лишение свободы осуществляется непрерывно, без возобновления (продления) госпитализации. Отчеты о пациентах регулярно представляются министру внутренних дел.
При выписке пациента министр внутренних дел обычно ставит ряд условий, которые пациент обязан выполнять, иначе министр может отозвать его в больницу (см. ниже). Обычно в качестве условий выдвигается надзор со стороны социального работника и готовность проходить психиатрическое лечение. На прак-тике эти условия обычно действуют на протяжении пяти лет, но в некоторых случаях этот период может быть сокращен или продлён. У министра внутренних дел есть власть окончательной выписки, и он идет на это после того, как убедится, что пациент более неопасен для окружающих. Министр может отозвать освобождение пациента из больницы, и может сделать это даже без рекомендаций врача, если у него есть основания считать, что психическое расстройство пациента таково, что он должен принудительно содержаться в больнице, и, в случае его выхода в сообщество, будет представлять угрозу для своего собственного здоровья и безопасности или опасность для окружающих.
Такой пациент не может быть выписан в результате побега из больницы. Как бы долго он ни скрывался, как только его найдут, он будет возвращен в больницу.
Пациент под действием ст. 41 может по истечении шести месяцев обратиться в Трибунал по вопросам психического здоровья. У Трибунала есть власть выписать пациента условно или окончательно, но другие полномочия трибунала ограничены (см. ниже).
Разрешение на увеличение степеней свободы для пациента можно получить после отправления в МВД соответствующих писем, в которых будут описаны отмеченные улучшения в его психическом здоровье, уменьшение рисков, а также даны новые предложения, не несущие в себе опасности (см. гл. 15). МВД разрабатывает специальную инструкцию для клиницистов, в которой указывается, какого рода информация требуется министерству для оценки рисков. Инструкция регулярно пересматривается. До направления в МВД писем со своими предложениями врачу следует ознакомиться с данной инструкцией.
Следует отметить, что ордер ограничения на перемещения вовсе не обязательно предполагает содержание пациента в больнице с особым режимом безопасности. Ордер ограничения может быть наложен на пациента в значительной мере для того, чтобы принудить его к лечению после выписки. Изначальное лечение может осуществляться в том числе в условиях открытого психиатрического отделения. Возможна и иная ситуация: пациенты, начинающие лечение в условиях усиленного режима безопасности, впоследствии, по мере улучшения, переводятся в открытое реабилитационное отделение.
Если пациент условно выписан, и у него начинается рецидив, то он может быть вновь помещен в стационар лечащим врачом без получения на это формального отзыва МВД. Вместе с тем МВД может использовать свое право на усмотрение и формально отозвать пациента в больницу. Это не обязательно должна быть та же самая больница — подойдет любая, соответствующая случаю. Клиницист обязан обсудить с МВД оптимальный подход к такому пациенту, чтобы обеспечить в необходимой степени аспект безопасности.
В случаях, если магистратский суд намеревается применить к преступнику ордер госпитализации и у него достаточно доказательств его опасности для других, чтобы потребовать ордер ограничения на перемещения, то он должен передать дело в Королевский суд, который, в свою очередь, прежде чем принять решение о применении или неприменении ордера ограничения в сочетании с ордером госпитализации, пересмотрит дело. Соответствующая процедура для магистратских судов прописана в ст.ст. 43 и 44 Закона о психическом здоровье 1983 года.
Основные проблемы ордера ограничения на перемещения связаны со следующим:
Вмешательство правового контроля в клиническое ведение случая. Клиницист может счесть, что он обязан держать такого пациента в больнице намного дольше, чем этого требует клиническая картина, и делается это только для того, чтобы удовлетворить обеспокоенность МВД в отношении опасности соответствующего лица.
Трудности в принятии решения о том, представляет ли пациент все еще опасность для других или уже нет. Так, пациенты, страдающие психопатическим расстройством или совершившие преступления садистического характера, а также психотические пациенты, поведение которых невозможно полностью
гарантировать, могут быть задержаны в больнице намного дольше, чем если бы они были просто направлены в тюрьму.
Статья 42 Закона о психическом здоровье 1983 года позволяет министру внутренних дел отдавать приказ об условной или окончательной выписке или отзыве ордера ограничения на перемещения. Эта статья также позволяет министру отозвать условную выписку пациента через выдачу ордера, обычно полиции, на арест пациента и доставку его в определенную больницу. Основой для такого решения может быть отчет социального работника, курирующего пациента, или же ответственного врача, в котором констатируется невыполнение пациентом условий его условного освобождения или то, что по его поведению заметно, что он вновь становится опасным. Инструкция для служб здравоохранения рекомендует в таких случаях немедленно проинформировать пациента об отзыве условной выписки с указанием причин, в устной или письменной форме, в течение 72 часов. Информацию доводит до пациента ответственный врач, соответствующий социальный работник или административное лицо. У пациента есть право обжаловать такое решение в Трибунале по вопросам психического здоровья в течение одного месяца. Это защищает пациента от необоснованных отзывов условной выписки.
Закон о преступлениях (приговоры) 1997 года
Комиссия Рида по психопатическому расстройству (3) рекомендовала введение «гибридного ордера», который бы сочетал в себе тюремное заключение и распоряжение о переводе, равносильное направлению, предусмотренному ст. 47. Комиссия Рида не предполагала использование «гибридного ордера» для психической болезни, как не считала нужным для успешно пролечившихся субъектов возвращаться в тюремную систему для выполнения приговора, хотя и то и другое прописано в Законе.
Изначально Закон о преступлениях (приговоры) 1997 года касался лиц, страдающих психопатическим расстройством, но министр внутренних дел может своим приказом распространить данный закон на лиц, страдающих любыми иными формами психических расстройств, включая психическую болезнь. Данный закон вводит в Закон о психическом здоровье статью 45-а. Эта статья касается серьезных случаев, когда суд считает, что меры, предпринятые в отношении психического расстройства, не смогут предотвратить тяжелые преступления в будущем. Новая статья позволяет суду использовать приговор тюремного заключения с одновременным направлением осужденного в больницу. По исчезновении показаний к стационарному лечению заключенный возвращается в тюрьму для доот- бывания наказания. Новая статья не вмешивается в установленный ранее порядок: сначала суд обязан рассмотреть, а затем отвергнуть ордер госпитализации по ст. 37. Это сделано для того, чтобы защититься от неадекватного применения статьи в случаях, когда правильнее было бы направить пациента на стационарное лечение.
Новые полномочия вызвали значительную обеспокоенность в обществе (4). Гибридный ордер, совмещающий лечение с наказанием, фундаментальным образом изменяет традиционное отношение закона, согласно которому лица, страдающие психическим расстройством, должны получать лечение, а не подвергаться
наказанию. У психиатров также не вызывает энтузиазма положение о возвращении в тюрьму успешно пролеченных пациентов, у которых не истек срок приговора. С другой стороны, если успешно пролеченный пациент не возвращается в тюрьму, то больница становится не столько местом лечения, сколько местом лишения свободы.
В соответствии с новыми полномочиями суд может издать распоряжение, согласно которому вместо помещения в тюрьму преступник помещается в больницу, упомянутую в распоряжении суда, и это называется «направлением в больницу» (англ.
Ьо$р1Ы (НгесИоп); или же издается распоряжение суда, согласно которому на преступника налагаются особые ограничения, предусмотренные ст. 41 Закона о психическом здоровье 1983 года, которые в Законе о преступлениях (приговоры) именуются «распоряжением о применении ограничений» (англ. Нтка1юп (Нгесйоп).
Статья 45-а может быть применена к любому лицу, осужденному Королевским судом за преступление, наказываемое тюремным заключением, но не подпадающему под ст. 2 Закона о преступлениях (приговоры) 1997 года (ихмеется в виду обязательное пожизненное заключение за повторное тяжкое преступление). Для применения ст. 45-а (2) суд должен быть удовлетворен письменным или устным свидетельством двух зарегистрированных должным образом врачей, которые констатируют, что данный преступник страдает психопатическим расстройством; что характер и степень этого расстройства таковы, что требуют его помещения в больницу для медицинского лечения, и что такое лечение предположительно облегчит его состояние или предотвратит дальнейшее ухудшение.
Положение в отношении предоставления больничной койки — то же самое, что и по отношению к прочим распоряжениям о переводе в больницу. Чтобы убедиться в обоснованности применения статьи 45-а, суд может применить ордер «пробного лечения», согласно ст. 38 Закона о психическом здоровье 1983 года.
Преступники, страдающие психическими расстройствами, и пробация
Если осужденный страдает психическим расстройством, но не до такой степени, что требуется его госпитализация, то для него может быть избран вариант психиатрического лечения во внебольничных условиях, и такое лечение будет условием пробации. Это очень полезный способ выведения из системы уголовного правосудия пациентов, которым оптимально подходит именно амбулаторная помощь. Этот вариант также может быть применен к лицам, страдающим психическими расстройствами, которые не попадают в категории лишения свободы, например к неадекватным личностям с малыми депрессивными колебаниями, личностными расстройствами, сопровождающимися сексуальными девиациями, к алкоголикам и т.д. Лечение как условие пробации может быть оговорено на срок до трех лет, и оно может быть с проживанием по месту лечения, без такого проживания или по усмотрению лечащего врача.
Для применения такого ордера суду требуется устное или письменное свидетельство врача, назначенного в соответствии с требованиями ст. 12, о том, что в данном случае лечение показано, и что такой-то доктор готов обеспечить такое
лечение; плюс согласие преступника соблюдать условия ордера. Предварительно суд также обязан проконсультироваться с работником службы пробации.
Исполнение ордера в рамках этой статьи подразумевает, что пациент готов принимать назначенное лечение, но врач вправе прекратить лечение, если больной в нем больше не нуждается. Если пациент нарушает условия ордера (например, не является к врачу), то врач обязан поставить об этом в известность работника службы пробации, который может вернуть дело в суд в связи с нарушением условий пробации. В таком случае, в зависимости от конкретных обстоятельств, суд будет перед выбором: оставить всё как есть или вынести преступнику другой приговор.
Этот же закон дает судам право временно поместить преступника в тюрьму или выпустить после осуждения судом под залог с целью получения отчетов социального и психиатрического обследования, которые помогут вынести правильный приговор. Если пациент помещен в тюрьму предварительного заключения, то запрос о подготовке психиатрического свидетельства направляется судом тюремным врачам. Если пациент отпущен под залог, то запрос будет направлен местному психиатру.
В период отбывания тюремного заключения
Закон о психическом здоровье 1983 года регламентирует перевод лиц, страдающих психическими расстройствами (как в предварительном заключении, так и отбывающих наказание), из тюрьмы в больницу (ст.ст. 47 и 48). Обычно врачи, занимающиеся пациентом, находят койку, а затем обращаются в Министерство внутренних дел за формальной рекомендацией на перевод пациента. Это делается без привлечения суда. Если больничная койка не найдена, то Министерство внутренних дел пересылает рекомендацию тюремных врачей соответствующему органу здравоохранения, который обязан найти койку.
Статья 47 (распоряжение о переводе осужденных заключенных)
Данная статья регулирует перемещение осужденных заключенных, страдающих психическими расстройствами, из тюрьмы в больницу. После выздоровления в больнице пациент может быть возвращен в тюрьму для завершения исполнения приговора. Если же ему лучше оставаться в больнице, то это тоже возможно. Если на дату освобождения из тюрьмы у пациента не отмечается улучшения, то он может быть оставлен в больнице. Со дня поступления в больницу распоряжение о переводе расценивается так же, как и госпитализация в соответствии со ст. 37 (см. также далее ст. 49). Требования к применению ст. 47: два врача, один из которых соответствует требованиям ст. 12, дают министру внутренних дел рекомендацию, согласно которой пациент страдает психической болезнью, психопатией, психической ущербностью или тяжелой психической ущербностью и нуждается в условиях психиатрической больницы. Врачи указывают, какого рода больница оптимально подходит для данного пациента. Министр принимает решение о целесообразности изъятия пациента из тюрьмы и направлении его в подходящую больницу, и больница должна быть готова принять пациента. Перевод
должен быть осуществлен в пределах 14 дней; иначе необходимо запрашивать новое распоряжение на перевод в больницу
Суть ст. 47 заключается в том, что пациент содержится в больнице, как и по ордеру госпитализации, но без возможности привлечения Трибунала по вопросам психического здоровья. На практике ст. 47 сопровождается распоряжением об ограничении перемещений в соответствии со ст. 49 Закона о психическом здоровье (см. ниже).
Статья 49: распоряжение об ограничении на перемещения
Данная статья позволяет министру внутренних дел вводить ограничения на перемещения (как в ст. 41) осужденного заключенного, переведенного в больницу, а также вводить обязательные ограничения на перемещения госпитализированных лиц, находящихся в предварительном заключении. Распоряжение на ограничение перемещений в случае осужденного заключенного распространяется до самой ранней даты освобождения из тюрьмы, когда он становится обычной ст. 37. Если врач сочтет нужным продолжить госпитализацию пациента, то она уже будет протекать без упомянутых ограничений. В случае лиц, находящихся в предварительном заключении, распоряжение об ограничениях распространяется до завершения рассмотрения дела в суде или пока субъект не вернется в тюрьму предварительного заключения.
Статьи 50-53: распоряжения о переводе
Данные статьи регулируют управление со стороны министра внутренних дел (или судов — в отношении лиц, находящихся в предварительном заключении) заключенными, которые когда-то были переведены в больницу, а затем объявлены выздоровевшими, или же для них отсутствует возможность предоставления эффективного лечения. На этих основаниях пациенты могут быть возвращены в тюрьму. Статья 51 (у и VI) позволяет применять ордер госпитализации к психически больным или лицам с тяжелой психической ущербностью, которые в период предварительного заключения переведены в больницу по распоряжению министра в их отсутствие и без осуждения судом. Статья используется, если заключенный был перемещен из тюрьмы предварительного заключения в больницу (ст. 48), и вероятность его выздоровления до степени пригодности предстать перед судом очень невелика. Устное или письменное свидетельство о психическом состоянии такого пациента должны дать два врача, а затем суд в отсутствие пациента, но без фиксации осуждения судом, применяет ордер в соответствии со ст. 37 Закона о психическом здоровье 1983 года.
Психическая ненормальность как основание Аля защиты в суде
В большинстве случаев обвиняемый с психической ненормальностью предстает перед судом. Обычно только после признания преступником своей вины или признания его виновности судом предъявляется медицинское свидетельство, и делается это с целью смягчения приговора. Преступник произносит следующее: «Во время совершения преступления я страдал психическим расстройством, и я бы хотел, чтобы вы учли это при вынесении приговора и, если возможно, назначили мне не наказание, а лечение».
В довольно редких случаях обвиняемый, страдающий психическим расстройством, заявляет суду, что:
он не в состоянии появиться в суде (неспособен предстать перед судом) (англ. по1 1о 5<:апс11па1); или, будучи в достаточной мере способным предстать перед судом, в недостаточной степени способен участвовать в судебном разбирательстве. Для описания такой ситуации используется словосочетание «неспособность участвовать в судебном разбирательстве (англ. по*; {\11о р1еас1), и, хотя преступник и признает, что совершил рассматриваемое деяние, он заявляет о том, что в тот период времени не отвечал полностью за свои поступки. Он может заявить, что по причине тяжелого психического расстройства
не мог отвечать (не осознавал) за свои деяния и, следовательно, не может быть признан виновным (но может быть признан безумным), или что
(в случае убийства) у него уменьшенная ответственность за совершенные деяния;
его поведение было автоматическим, и, следовательно, никакого преступления совершено не было;
(в случае убийства матерью своего младенца) — психическое равновесие было нарушено до такой степени, что она не может быть признана виновной в предумышленном убийстве, но виновной в совершении менее тяжкого преступления — инфантицида.
В таких случаях психиатрическое свидетельство заслушивается до судебного разбирательства или же является частью разбирательства. Описание упомянутых заявлений суду представлено ниже.
Неспособность предстать перед судом
Обвиняемый может быть неспособен предстать перед судом (или явиться в суд) по медицинским основаниям, то есть по причине тяжелой физической болезни или тяжелого психического расстройства (например, состояния мании). В таком случае, если обвиняемый находится в предварительном заключении, то тюремный врач, скорее всего, уже занят получением распоряжения о переводе его в местную больницу с целью лечения на основании ст. 48 Закона о психическом здоровье 1983 года. Тогда врачи-консультанты местной больницы будут поддерживать контакт с помощником судьи, чтобы у суда была информация о состоянии рассудка обвиняемого. Если обвиняемый чувствует себя достаточно хорошо, он может быть доставлен в суд. Если дело рассматривается в магистратском суде, то пациент должен регулярно проходить повторную процедуру продления предварительного заключения. Это может происходить в отсутствие пациента, если в суде имеется законное представительство пациента и медицинское свидетельство врача. Если дело рассматривается в Королевском суде, то судебные слушания просто откладываются до тех пор, пока состояние здоровья не позволит пациенту явиться в суд. Если речь идет о малозначительном преступле
нии, и пациент так или иначе все равно будет лечиться, то суд или прокуратура могут принять решение об отказе от преследования по обвинению и позволят пациенту остаться в больнице на лечении. В более серьезных случаях, при наличии распоряжения о переводе в больницу в соответствии со ст. 51 (VI) Закона о психическом здоровье, суд может применить ордер госпитализации в отсутствие самого пациента (см. выше).
Неспособность участвовать в судебном разбирательстве (при наличии психических ограничений)
Вопрос о неспособности участвовать в судебном разбирательстве может быть поднят стороной защиты, обвинением или судьей, и решается этот вопрос в Королевском суде. Он может быть поднят в самом начале судебных слушаний или же судья может его отложить и сначала заслушать сторону обвинения, так как если аргументы обвинения недостаточны, то, возможно, обвиняемому и не придется отвечать. Формальное заявление о неспособности участвовать в судебном разбирательстве должно быть доказано, исходя из баланса возможностей (если поднимается стороной защиты) или исходя из рамок разумного сомнения (если поднимается стороной обвинения). Для решения этого вопроса собирается новый состав присяжных. Если вопрос о неспособности оказывается не доказан, то продолжается начатое разбирательство.
Для проверки неспособности делать формальные заявления в суде используется тест из прецедентного права, которое предшествовало Закону об уголовной процедуре (Безумие и неспособность участвовать в судебном разбирательстве) 1991 года. Речь идет о деле Р. в. Причарда (1836), в котором проверялась способность обвиняемого:
делать формальные заявления в связи с обвинительным актом,
понимать ход судебного разбирательства с тем, чтобы обеспечить себе достойную защиту,
осознавать, что он может давать отвод присяжным,
понимать детали свидетельств и доказательств.
АгсЬЪоЫ (1998) перечисляет вопросы, которые задаются присяжным после теста Причарда: «Обладает ли обвиняемый достаточным интеллектом, чтобы инструктировать (давать указания) своим адвокатам и помощникам, давать формальные ответы по обвинительному акту, отводить присяжных, понимать свидетельства и доказательства и самому выступать со свидетельскими показаниями»
. Главный вопрос: будет ли дело решено справедливым образом и сможет ли обвиняемый защититься от предъявленных ему обвинений. АгсЬЬоЫ определяет это как «способность участвовать в необходимой степени в любом нужном судебном процессе, который значим, и в этом смысле выражение “способность участвовать в судебном разбирательстве” может быть не совсем точным» (1). «Необходимая степень» определяется также релевантными аспектами в суде, например когда кто-то может получить выгоду от признания своей вины, но не в полностью состязательном судебном разбирательстве В эту категорию могут попасть лица с любой формой интеллектуальной ущербности. В процесс коммуникации, понимание происходящего, способность отслеживать ход разбирательства и давать показания может сильно вмешаться и психическая болезнь, не сопро
вождающаяся выраженным интеллектуальным снижением, и в таких случаях обвиняемый признается неспособным в необходимой степени участвовать в судебных слушаниях и, следовательно, неспособным выступать с формальными заяв-лениями. Здесь речь не идет лишь о том, что обвиняемый может действовать против собственных интересов (например, в случае паранойи) или же будет неправильно строить свою защиту; дело в том, что расстройство может сделать его неспособным защищаться соответствующим образом от выдвинутого обвинения.
Чтобы доказать данную неспособность в связи с психической болезнью, запрашиваются отчеты о психическом состоянии от двух психиатров (один из которых назначен в соответствии с требованиями ст. 12 Закона о психическом здоровье 1983 года), которые рассматриваются специально созданной для этой цели коллегией присяжных. Если присяжные убеждены в неспособности обвиняемого участвовать в судебном разбирательстве, то суд рассматривает дело в соответствии с Законом об уголовной процедуре (Безумие и неспособность участвовать в судебном разбирательстве) 1991 года.
После вынесения вердикта о неспособности обвиняемого участвовать в судебном разбирательстве начинается «рассмотрение фактов», в ходе которого присяжные заслушивают свидетельские показания и определяют, действительно ли обвиняемый совершил соответствующее деяние или же допустил его собственным бездействием. Важно понимать, что эта процедура не сводится к определению виновности. Если присяжные окажутся не удовлетворены результатами рассмотрения по этому пункту, то они могут отозвать свой оправдательный вердикт. Если же результаты рассмотрения их убедили, то в протокол будет внесена запись о том, что обвиняемый совершил вменяемое ему деяние.
После этого судья на основании ряда возможностей, предоставленных ему законом, принимает решение о выведении лица из системы уголовного право-судия.
Невиновность по причине безумия
Формальное заявление в суде о невиновности по причине безумия имеет собственную историю. Эта тема подробно обсуждается в работе ^ез1 & ДУа1к (5). Невменяемость уже не один век является одним из принципов английского права, и, согласно ему, тяжело психически больной человек не отвечает за свои действия. Закон о душевнобольных преступниках 1800 позволял оправдать обвиняемого, если он признавался невиновным по основанию безумия, хотя за этим всегда следовало лишение свободы по усмотрению Её Величества. Лишение свободы сводилось к помещению в заведения для психиатрических пациентов.
В 1843 году шотландец по имени МакНотен предпринял попытку убить премьер-министра сэра Роберта Пила, но по ошибке убил секретаря премьер-мини- стра. У МакНотена была бредовая идея о том, что политическая партия премьер- министра угрожает его жизни. Он был признан невиновным по причине безумия. Такое решение не нашло понимания в обществе, и судам потребовались четкие инструкции применительно к таким случаям. В ответ на этот запрос общества Палата лордов заложила ряд критериев, которые получили название «Правил МакНотена» (МсКаи§Ь1:еп Ки1ез).
В таких случаях рассматривается вопрос о том, что обвиняемый не может отвечать за свои действия по причине тяжелой психической болезни. Обвиняемый должен доказать в высшем суде, исходя из баланса вероятностей, что во время преступления он действовал в настолько помраченном состоянии рассудка, что соответствовал правилам МакНотпена, т.е.
по причине такого дефекта, вызванного болезнью рассудка, он не осознавал характер и качество своих действий (это значит, что он не осознавал, что он физически делал в этот момент времени);
по причине такого дефекта, вызванного болезнью рассудка, он не осознавал неправильность своих действий (т.е. не осознавал, что производимое им действие запрещено законом или было неправильным с точки зрения морали обычного человека); или
если лицо находится под воздействием патологического бреда, который не позволяет ему правильно оценивать характер и качество своих действий, то оно несёт ту степень ответственности, которая бы наступила, если бы воображаемые им обстоятельства действительно имели место. Если, например, лицо в бреду считает, что его жизни угрожает смертельная опасность и действует с целью самозащиты, то к нему будут относиться как к человеку, действующему с целью самозащиты. Вместе с тем, если под воздействием бреда оно пытается кому-то отомстить, то подлежит наказанию.
Решение о невиновности по причине безумия известно под названием специальный (или особый) вердикт. Чтобы доказать такую невиновность, требуется представить свидетельства двух или более практикующих врачей, один из которых соответствует требованиям Закона о психическом здоровье 1983 года. Закон об уголовной процедуре (Безумие и неспособность участвовать в судебном разбирательстве) 1991 года дает судье широкий выбор возможностей организации помощи обвиняемому. В соответствии с ранее действовавшим Законом об уголовном правосудии 1964 года особый вердикт автоматически влек за собой содержание в больнице, как и при ст. 37 Закона о психическом здоровье 1983 года, плюс бессрочный ордер ограничения на любые перемещения. Понятно, что к формальному заявлению о невиновности по причине безумия прибегали только лица, совершившие тяжкие преступления. Осложняло ситуацию и то, что у Королевского суда не было достаточно мягких вариантов перевода в медицинскую систему для преступников, соответствовавших критериям МакНотена, но совершивших малозначительное преступление. Сейчас для них доступны те же варианты выведения из системы правосудия, что и для лиц, признанных неспособными участвовать в судебном разбирательстве.
До отмены смертного приговора правила МакНотена играли особую роль для психически ненормальных преступников, обвиненных в предумышленном убийстве: успешная защита означала избавление от казни. Эти правила подвергались критике. Так, говорилось, что они основываются на неправильном понимании психической болезни и её воздействия на пациента. Эти правила исходят из того, что психическая болезнь есть расстройство рассудка и только рассудка, и не признают того, что психическая болезнь может очень сильно влиять не только на способность рассуждать, но и на другие аспекты психической жизни человека. Правила очень жесткие, и многие люди с тяжелыми психическими расстройствами, строго говоря, в них не укладываются, в частности это касается лиц, страдающих эмоциональными расстройствами.
Уменьшенная ответственность
Закон о гомицидах 1957 года ввел в случае предумышленного убийства защиту по основанию уменьшенной ответственности. Данный закон позволяет лицу, обвиняемому в преднамеренном убийстве, выступать с формальным заявлением о том, что его психическая ненормальность хотя по причине тяжести и не соот-ветствует правилам МакНотена, тем не менее достаточно значительна для умень-шения его ответственности. Исходя из баланса вероятностей, должно быть показано, что во время совершения преступления обвиняемый страдал
«такой ненормальностью рассудка (обусловленной остановкой или задержкой развития рассудка, или врожденными причинами, или же болезнью или травмой, которая в значительной мере поразила его психическую ответственность за свои действия или бездействие, или соучастие в убийстве». Ст. 2 Закона о гомицидах 1957 года.
Следовательно, существует три ветви защиты по основанию уменьшенной ответственности. Первая ветвь — есть ли у обвиняемого ненормальность рассудка. Определение «ненормальности рассудка» дал Уголовный апелляционный суд (дело К. У Вигпе, 1960, 2(^В 396; 44СгАррК, 246):
«состояние рассудка, настолько отличающееся от состояния рассудка обычных людей, что разумный человек охарактеризует его как ненормальное. Оно [понятие] достаточно широко и охватывает все аспекты рассудочной деятельности — не только восприятие физических действий и дел и способность выстраивать рациональные суждения относительно правильности /неправильности конкретного действия, но и способность использовать свою волю для контроля над своими физическими действиями в соответствии с рациональным суждением».
Перед присяжными стоит задача — убедиться в существовании ненормальности рассудка, которая основывается не только на медицинском свидетельстве, но и на прочих представленных материалах.
После установления наличия ненормальности рассудка необходимо определить, чем она обусловлена: остановкой или неполным развитием, какими-то врожденными причинами, болезнью или травмой. Очевидно, что это задача медицинской экспертизы. «Любые врожденные причины» трактуются (дело К V. Запйегзоп, (1994) Сг98АррВ, 325) как «функциональная психическая болезнь или органическое, или физическое поражение, или телесная болезнь, включая сюда и головной мозг». На практике под вышеупомянутое определение подпадают самые разные состояния, в том числе тяжелая умственная отсталость, психотические расстройства, хроническая реактивная депрессия, синдром «избиваемых женщин», предменструальное напряжение, тяжелое личностное расстройство, алкоголизм и убийство из жалости в связи с депрессией.
Если присяжные удовлетворены, исходя из баланса вероятностей, тем, что обвиняемый страдает ненормальностью рассудка, обусловленной одной из вышеупомянутых причин, то они переходят к следующему этапу — рассмотрению вопроса о том, затронула ли данная ненормальность «в значительной мере его психическую ответственность за свои действия». По этой ветви защиты присяж
ные примут во внимание медицинское свидетельство защиты, но, вместе с тем, только присяжные вправе решать, «можно ли обоснованно называть такое поражение значительным, и в этом вопросе мнение присяжных может законным образом отличаться от мнения врачей» (дело г.у Вугпе). Значение термина «психическая ответственность» неясно, но считается, что он относится к вменению вины. Нет определения и «значительной меры», и это оставлено на усмотрение присяжных, хотя соответствующий вопрос будет задан врачу-эксперту. Коллегия судебных исследований предлагает следующую инструкцию: «Поражение в значительной мере означает вот что: вы (присяжные) должны сделать вывод о том, что ненормальность рассудка подсудимого была подлинной причиной его поведения. Обвиняемый не обязан доказывать, что его состояние было единственной причиной его действий, но он должен показать что оно [состояние] выходило за рамки малозначительности».
Убийства часто связаны с алкогольной или наркотической интоксикацией. В таких случаях состояние рассудка обвиняемого может быть отчасти обусловлено интоксикацией, а отчасти - ненормальностью рассудка. Последовательные суждения судов в данном вопросе подвели к выводу о том, что присяжные не должны принимать во внимание того, что, по их мнению, связано с воздействием алкоголя или наркотиков на обвиняемого, так как ненормальность рассудка, вызванная наркотиками или алкоголем, не считается обусловленной врожденными причинами. Для присяжных сформулированы два теста применительно к таким ситуациям. «Первое — удовлетворили ли вас, исходя из баланса вероятностей, доводы защиты о том, что если бы обвиняемый не принял алкоголь, то он бы все равно совершил это убийство; и второе — в момент совершения своего деяния он находился под действием уменьшенной ответственности (т.е. независимо от приема алкоголя или наркотиков)». Если алкоголизм обвиняемого привел к тяжелой болезни головного мозга, то ненормальность рассудка может подпасть под обусловленность «болезнью или травмой».
Если медицинские эксперты едины в своей оценке, то присяжные могут вынести вердикт предумышленного убийства при наличии фактов, которые дают им право отказаться от медицинского свидетельства или высказать иное мнение. Результатом успешного применения заявления об уменьшенной ответственности является переквалификация преступления с предумышленного убийства в непредумышленное убийство. Во времена, когда применялась смертная казнь, предумышленное убийство означало законодательно закрепленный смертный приговор. Сейчас это законодательно закрепленный приговор пожизненного за-ключения. Если обвинение переквалифицируется в неумышленное убийство, то суд свободен в выборе приговоров, включая применение ордеров госпитализации и пробации.
Настоящий закон подвергался критике по причине отсутствия дефиниций и расширенной интерпретации использованных в нем слов. Тем не менее, по причине гибкости заявление об уменьшенной ответственности в значительной мере подменило заявления о невиновности по причине безумия. В случае тяжелой психической болезни исход обоих заявлений во многом одинаков, то есть это направление на лечение в больницу плюс ордер ограничения на перемещения. Вместе с тем, в случае успешного применения заявления об уменьшенной ответственности, у судьи больше выбора. Так, например, если психическое состояние
преступника не требует помещения в психиатрическую больницу, то судья может сделать лечение условием пробации. Если психиатрическое состояние таково, что лечение в стационаре вряд ли поможет (в случае психопатического расстройства), то судья может отдать предпочтение приговору тюремного заключения, а в соответствующих случаях оно может стать фактически пожизненным.
Важно помнить, что защита по основанию уменьшенной ответственности специфична для Закона о гомицидах 1957 года, и применение данного термина относится только к этому варианту защиты и только при обвинении в предумышленном убийстве.
Автоматизм
Это довольно редкий вид формального заявления, в котором обвиняемый утверждает, что в момент совершения преступления его действия были «автоматическими» и, следовательно, он невиновен в совершении преступления. В праве данный термин обозначает состояние, при котором рассудок не руководит телом. Клиническую дефиницию автоматизма дает Репмск (6):
«Автоматизм есть недобровольное проявление поведения, которое лицо не в состоянии сознательно контролировать. Это поведение обычно неадекватно по отношению к конкретным обстоятельствам и может быть не-характерно для данного индивида. Оно может быть сложным, скоординированным и очевидно целенаправленным — при отсутствии каких-либо суждений. Впоследствии индивид может ничего не помнить или его воспоминания о собственных действиях могут быть отрывочными и путаными. При автоматизме органической природы должны присутствовать какие-то нарушения функции головного мозга, достаточные для возникновения вышеупомянутых особенностей. При психогенном автоматизме поведение отличается сложностью, скоординированностью, и оно соответствует какому-то аспекту психопатологии пациента. Сенсорный аппарат обычно без нарушений, но у пациента будет тяжелая или абсолютная амнезия в отношении случившегося эпизода».
Закон предлагает более краткую дефиницию — «неосознанное недобровольное действие и, следовательно, способ защиты, так как разум не контролирует происходящего» (дело ВгаНу V. АС Ьг МоПЬегп 1ге1апс1 [1963] АС 386 401). Прецедентное право (1) особое внимание уделяло автоматизму органической природы, но, согласно дефиниции Репмск, нет никаких оснований исключать из правового определения автоматизма психогенный автоматизм. Вместе с тем в случаях психогенного автоматизма трудно доказать полное отсутствие осозна-ния выполняемого действия («разум не контролирует происходящего»). При со-стоянии диссоциации частичное осознание совершаемых действий сохраняется, и поэтому трудно доказать полное отсутствие осознания происходящего. В таких случаях правовая дефиниция автоматизма оказывается не удовлетворена.
Выделяют два вида автоматизмов. Автоматизм, обусловленный внешними причинами (англ. запе аи^отайзш), например поведение человека в состоянии сотрясения мозга после нанесенного ему удара по голове или поведение в состоянии спутанности вследствие воздействия анестетика. Заявление об автоматиз
му* ме может оказаться успешным даже в случаях рассеянного поведения во время стресса или в состоянии гипогликемии после введения большой дозы инсулина. Утверждается, что при автоматизме человек не способен сознательно контролировать собственные действия и, следовательно, не может быть речи о тпепз геа. Соответственно успешная защита по основанию автоматизма ведет к полному оправданию обвиняемого.
Автоматизм, обусловленный психической болезнью (англ. тзапе аийэтаИзт), это непроизвольное поведение, вызванное «внутренними» причинами, например эпилепсией или дегенеративной болезнью головного мозга; сюда же входит психогенный автоматизм. Следуя букве закона, такое поведение может возобновляться до тех пор, пока не обеспечен контроль над болезнью. Предполагается, что болезнь до такой степени затрагивает рассудок, что субъект во время инцидента не осознает, что делает. Таким образом, субъект подпадает под правила МакНотена. Результатом успешной защиты по основанию автоматизма будет признание субъекта невиновным по причине безумия. В таком случае суд вынесет приговор в соответствии с Законом об уголовной процедуре (Безумие и не-способность участвовать в судебном разбирательстве) 1991 года, который пред-ставляет достаточно широкие возможности выведения пациента из системы уголовного правосудия.
Исторически сложилось, что лица, совершившие преступления, когда их сознание было под воздействием сна (во время снохождения, под влиянием ночных кошмаров или при пробуждении из глубокого сна), подпадают под категорию лиц с автоматизмом, обусловленным внешними причинами (несмотря на то, что сон является внутренней причиной). Их оправдывали и рекомендовали им спать в одиночестве с закрытой на ключ дверью спальни (см. главу 9). Такая нелогичность в подходе ко всем расстройствам сна как к внешней причине не-однократно отмечалась в судах (8). В результате, по делу одного мужчины, который проявлял насильственное поведение во время снохождения, суд признал это автоматизмом, обусловленным болезнью, как это случается при истерической фуге. Решение было поддержано Апелляционным судом.
Инфантицид
Этот вид формального заявления введен Законом об инфантициде 1939 года, и он используется в защите женщин, обвиняемых в предумышленном убийстве собственных маленьких детей. Для успешного применения этой защиты необходимо, чтобы возраст ребенка был менее 12 месяцев, и должно быть показано, что психическое равновесие матери было нарушено по причине того, что она не пол-ностью восстановилась после родов, или же по причине лактации, связанной с рождением ребенка. Результатом успешной защиты станет переквалификация обвинения в предумышленном убийстве в обвинение в непредумышленном убий-стве, как и при использовании защиты по основанию уменьшенной ответственности. Совершенно очевидно, что этот вариант защиты применяется при пуэрперальных психозах, а также в случаях, когда степень психического нарушения оказывается меньше степени, необходимой для заявления об уменьшенной ответственности. Нет необходимости доказывать присутствие у женщины психической болезни или ненормальности — достаточно показать, что было нарушено психическое равновесие матери.
Другие проблемы Амнезия
У амнезии могут быть как органические (см. главу 9), так и психологические причины (7, 8). Последние имеют место в отсутствие обнаружимой патологии головного мозга. Подозрения о психологических причинах возникают на основании клинических проявлений: если есть свидетельство нормального сохранения в памяти новой информации или если лицо не способно удержать информацию в памяти даже на протяжении нескольких секунд. Это может быть обусловлено:
нарушениями в запоминании (при органических заболеваниях головного мозга, тяжелой депрессии, чрезвычайном эмоциональном возбуждении или сильном психотическом возбуждении);
мотивированным забыванием неприятных воспоминаний;
нарушением способности вспоминать вследствие расстройства настроения, например при тяжелой депрессии.
Амнезия совершенного преступного деяния отмечается у 40% мужчин, находящихся в предварительном заключении за совершение убийства, и в целом у 10% лиц, находящихся в предварительном заключении. Большей частью это амнезия психогенной природы. Следует отметить, что задача различения симули-руемой и подлинной психогенной амнезии крайне сложна, если вообще разре-шима.
Амнезия (потеря памяти) в отношении совершенного преступления или периода времени, примыкающего к преступлению, сама по себе не может использо-ваться в качестве основания для защиты. Вместе с тем, если может быть показано, что амнезия является следствием психического расстройства, то очевидно, что в качестве основания защиты может выступать именно психическое расстройство. Например, если преступление совершено в состоянии помраченного сознания после припадка или же в состоянии чрезвычайной возбудимости во время острого психотического кризиса, то основой для защиты станут эти психические состояния, но не амнезия.
Наркотики и алкоголь
Отношения между правом и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, обсуждаются в гл. 9. Согласно закону, лицо полностью отвечает за свои поступки, если оно осознанно принимает наркотики или алкоголь. Единственно возможные исключения:
если эти вещества вызвали психоз или реакцию, которой нельзя было ожидать; и
если наркотики и алкоголь устранили у лица способность формировать специфическое намерение, то здесь возможно использование этого аргумента в качестве довода защиты. Более подробно темя рассматривается в гл. 9 настоящей книги.
Немые (молчащие) обвиняемые
ЕСЛИ обвиняемый не говорит, то суд должен решить, что это: «злой умысел или от Бога». Суд может обратиться за помощью к врачу. Если обвиняемый не может говорить по причине какой-то болезни, неважно какой, то встаёт вопрос о его способности участвовать в судебном разбирательстве. В таком случае, в результате обвиняемый может быть выведен из системы уголовного правосудия на основании Закона об уголовной процедуре (Невменяемость и неспособность участвовать в судебном разбирательстве) 1991 года. Если молчание является следствием злого умысла, то препятствий судебному разбирательству нет.
Ложное признание
В последнее время внимание уделяется проблеме лиц, которые отрицают признание собственной вины, сделанное ими в полиции. Психологов или психиатров могут попросить высказать свое мнение о возможности ложного признания. Данная тема и связанная с ней тема внушаемости обвиняемых рассматривается у Сифоиззоп (9).
Очевидно, что если изначальное признание было действительно ложным, то оно могло быть получено в результате недопустимого давления во время допроса или же было сделано в попытке избежать давления, связанного с лишением свободы, что может включать в себя голод, отсутствие сна, страх и т.д. Отчасти это может быть результатом внушаемости, ненужной готовности следовать навязанным правилам и неадекватной готовности соглашаться. Сифопззоп (10) анализирует 100 случаев лиц, которые отозвали свои признательные показания. По данным автора, у них преобладает низкий интеллект, и выявляются повышенные показатели по тесту внушаемости и готовности следовать навязанным правилам. Но это вовсе не означает, что упомянутые особенности указывают на отсутствие вины. Это особенности людей, отзывающих свои признательные показания.
Сифоиззоп & МсКекЬ (11) описывают три вида доказанных ложных показаний:
Добровольное ложное признание(Лицо добровольно является с «признанием». Это может быть следствием бредового состояния, тяжелой депрессии или, возможно, попыткой привлечь к себе внимание или способом снискать известность).
Вынужденное признание(Лицо признается в надежде остановить то, что он считает невыносимым давлением — вследствие стиля допроса или стресса, связанного с ситуацией, и возможно, обостренного чувством голода, усталостью и страхом).
Вынужденное интернализированное признание(У человека возникает спутанность и складывается впечатление, что в ходе допроса он временно убежден в своей виновности, что отчасти обусловлено внушаемостью субъекта и тенденцией соглашаться, а отчасти — методами ведения допроса).
Интервью в полицейском участке
ЕСЛИ подозреваемый относится к категории уязвимых лиц, то в соответствии с Законом о полиции и свидетельских показаниях по уголовным делам 1984 года разговор с ним в полиции должен вестись в присутствии независимого лица, так называемого «соответствующего взрослого», с целью защитить опрашиваемое уязвимое лицо. МогЫк (12) рассматривает роль врача во время интервью в полиции. При оценке способности задержанного выступать стороной опроса в изоляторе полицейского участка следует принимать во внимание два фактора: первый — задержанный физически и психически пригоден к опросу, и второй — пойдет ли ему на пользу присутствие «соответствующего взрослого» лица. Если известно, что задержанный страдает психической болезнью или умственной отсталостью, то присутствие «соответствующего взрослого» лица обязательно. Статья 78 (1) Закона о полиции разрешает судам исключать из дела свидетельства,
«если суд предполагает их связь с обстоятельствами их получения, и получение такого свидетельства неблагоприятно повлияло бы на справедливость судебной процедуры».
Это положение не распространяется на добровольную алкоголизацию или наркотическую интоксикацию. Мог&>1к (12) и Шх (13) устанавливают концептуальные рамки освидетельствования на предмет пригодности для полицейского опроса. Их (13) в подробном обзоре по теме пригодности к интервью в полиции предлагает перечень психиатрических расстройств, которые могут привести к непригодности для протокольного интервью. Это органические психические состояния, умственная отсталость и тяжелые функциональные психотические состояния. Оба автора рекомендуют придерживаться системного подхода в регистрации результатов проведенного физического и психиатрического освидетельствования, с включением также записи о любых рекомендациях, данных полиции до интервью с подозреваемым.
Литература
АгсЬЪоЫ (1998) СгшппаI Р1еаЛхщ. ЕЫйепсе апЛ РгасЫсе. 5\уее1 & Мах\уе11: ЬопсЬп.
^пез К.М. (1996) МегОа! НеаШг Ас1 Мапшй. РШ;Ь есШлоп. 8^ее1 & Мах^е11: Ьоп<1оп.
Кеей X (1994) КероН о/ (Не БерагСтегй о/ НеаШг ат! гке Ноте 0//1се У/огЫщ Сгоир оп РзускораМс ГИзогс1ег. ОераЛтеп! оГ НеакЬ / Ноте ОШсе: Ьоп<1оп.
\Уагс1 К. (1997) Сптгтий Зетйегилщ» ТЬе Ые\у Ьа\у. ^гйапз: Впз1х)1.
\Уез{; ЭХ., \Уа1к А. (1977) Оапге1 МсЫаикЬеп: Нгз ТпаI аш! 1ке А/ЬеппаСк/ ОазкеП Воокз (Рог 1Ье Коуа1 Со11е^е оГ РзусЫаЫз^з): АзЫогс!.
Решласк Р. (1990) Аи^отаИзт. 1п: Рппсгр1ез апА РгасЫсе о/ Рогепзгс РзусЫаЬгу (еск. К. В1и§1азз & Р. Вошьет). СЬигсЬШ 1луш§з1:опе: ЕсИпЪиг&Ъ.
81опеХН. (1992) ‘Метогу (Изогйег ш ойепйегз апс! укйипз’. Сптпгпа!Векаоюигапс1 Мепкй Неакк,2, 342-56.
1лзЬтап XV.А. (1987) Ог^апгс Рзусккиту. В1аск\уе11 ЗсхепШк РиЫ.: Ох&>п1.
Сифопззоп С.Н. (1996) Рзуско1о&у о/ 1п1етго&аЫоп$. Соп/еззгопз, апс! ТезЬгтопу. ^Ьп \У11еу: Ьопс1оп.
(10) СшЦопззоп С.Н. (1990) ‘Опе Ьшк1ге<1 а11е^е<1 Ызе соп&ззюп сазез: зоте погтайуе АаЛа!.
ВгШзк]оита1 о/ СИпгай Р$уско1о%у, 29, 249-50.
(И) СисЦопззоп С.Н., МсКе&Ь^АС. (1990) ‘А ргоуеп сазе о{Ызе соп&взюш рзусЬо1офса1 азрес1з оГ 1Ье соегсес! сотрНап! 1уре’. МесИсгпе, Зсгепсе апЛ Иге 1мш. 30,329-35.
ЫогЫк О. (1997) Ткпезз 1о Ье ш1егУ1е^е<Г — а ргорозеё йейпШоп эпАзсЬете о( ехатша1юп. МесИсгпе, Зсгепсе апс/ Ьке Ьаш 37, 228-34.
Шх 1С|.В. (1997) РИ 1о Ье тЪегое^еЛ Ьу {Ье РоНсе? АсЬапсез гп РзускгаСпс Тгеайпегй.3, 33-40.
<< | >>
Источник: Дж. X. Стоун . Основы судебной психиатрии: Учебник Фолка. — Пер. с англ. — К.: Сфера,2008. - 340 с.. 2008

Еще по теме Глава 3Правовые аспекты: Закон и психически анормальный преступник:

  1. Глава 3ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ МАТЕРИ И РЕБЕНКУ
  2. ГЛАВА 3ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СФЕРЕ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ
  3. Глава 2. Психическое здоровье, психическая болезнь, психическое расстройство
  4. § 1. Психологические аспекты справедливости и законности уголовно-правового наказания
  5. Абельцев С.Н.. Личность преступника и проблемы криминального насилия. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право,2000. — 207 с, 2000
  6. Глава 15. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ НЕВРОЛОГИЯ. НАРУШЕНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ (ПСИХИЧЕСКИЙ ДИЗОНТОГЕНЕЗ)
  7. ГЛАВА 12Задержка психического развития и парциальные формы недоразвития психических функций
  8. Глава 17. Психические процессы как структурные элементы управления психической деятельн
  9. Антонин Ю. М., Леонова О. В. J Шостакович Б. В. Феномен зависимого преступника / Ю. М. Антонян, О. В. Леонова, Б. В. Шостакович; Под ред. Ю. М. Антоняна. — М.: Аспект Пресс,2007. — 192 с., 2007
  10. Глава 1. Понятие психических состояний и их классификация. Характеристика видов психических состояний
  11. ГЛАВА I IIЛичность преступника
  12. Глава 2. Психология личности преступника
  13. Глава 2ОТДЕЛЬНЫЕ КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПНИКОВ