загрузка...

Глава. XXIII КЛАССИФИКАЦИЯ

Определение классификации. В этом разделе мы рассмотрим процесс классификации, потому что он служит вспомогательным средством для индукции; с другой стороны, как мы сейчас уви­дим, классификация возможна только благодаря индукции. Классификацией мы называем распределение вещей по классам согласно сходству между ними. Так, например, мы можем отне­сти зарево, кровь, вишни в один класс, потому что все они при всём различии имеют то общее, что они суть красного цвета. Клас­сификация вещей, или распределение их по классам, преследует свои определённые задачи, которые можно формулировать так:

задача классификации заключается в том, чтобы распределить вещи по группам в таком порядке, который наиболее полезен для припоминания вещей и для определения свойств их.

Первое требование хорошей классификации заключается в том, чтобы пункты сходства, на основании которых мы состав­ляем классы, были важны в практическом отношении.

Второе требование хорошей классификации состоит в том, чтобы она давала нам возможность сделать наибольшее число утверждений. Та классификация наилучшая, в которой предметы сходны друг с другом в возможно большем числе признаков.

Из этого становится ясной связь классификации с индукцией. Именно классификация предполагает индукцию, потому что эта последняя определяет те общие признаки, которые дают воз­можность относить предметы в общий класс. Только что указан­ный признак классификации отличает естественную клас­сификацию от искусственной. Чтобы понять это, возьмём пример какой-нибудь искусственной классификации. Мы можем распределить фамилии каких-либо авторов по первым буквам их фамилий. Это иногда очень важно потому, что .мы можем в случае надобности отыскивать те или иные фамилии. Но такая классификация допускает чрезвычайно мало утверждений. В са­мом деле, что мы можем утверждать относительно того или иного автора только на том основании, что фамилия его начи­нается с буквы А или с буквы Б?.

Естественная классификация. Для того чтобы мы могли делать большое число утверждений, мы должны брать за основание классификации такие признаки, которые влекут за со­бой большое число других признаков. Это бывает в том случае, когда мы соединяем предметы в классы по при­знакам существенным, выражающим природу вещей. Если мы имеем такую классификацию, то для нас вполне достаточно знать название класса, чтобы судить о свойствах вещей, при­надлежащих к этому классу.

Возьмём пример для пояснения этого. Рожь, ячмень, овёс и другие сорта растений относятся к семейству злаков. Всякий, кто знаком с ботаникой, легко может определить, принадлежит ли данное растение к злакам или нет. В пищу как людям, так и животным главным образом идёт какой-нибудь род злаков, и поэтому следует предположить, что ни одно из растений, при­надлежащих к этому семейству, не ядовито. Предположим, что путешественник попал в какую-нибудь необитаемую страну и нуждается в пище. Если он увидит какой-либо злак, он станет питаться его семенами, так как ему известно, что злаки не ядо­виты. Следовательно, по принадлежности известного растения к известному классу можно умозаключать о ядовитости или не­ядовитости его.

Таким образом, естественная классификация имеет в виду раскрыть истинные свойства вещей и основывается вследствие этого на признаках важных и существенных. Так, людей можно классифицировать по религии, речи, государственному устройству и т. п. Если бы мы стали делить людей на классы, смотря по тому, как они изготовляют пищу или как они одева­ются, то это было бы искусственной классификацией.

Искусственная классификация. Искусственная классификация кладёт в основу классификации какие-либо произвольные при­знаки. Так, например, известная Линнеевская система класси­фикации растений может служить примером искусственной классификации. Шведский ботаник Линней разделил все расти­тельное царство на 24 класса на основании числа тычинок, их прикрепления, срастания между собой и т. п. В искусственной классификации вследствие того, что она имеет в своей основе более или менее случайный признак, всегда возможно, что совер­шенно несходные предметы могут очутиться в одной группе, между тем как очень родственные предметы могут очутиться в очень отдалённых группах. В Линнеевской классификации очень родственные группы растений, например злаки, относятся в раз­личные, очень несходные классы, между тем как очень несход­ные, например дуб и один вид осоки, соединяются в один класс. Это происходит вследствие того, что в основе этой классифика­ции лежит только такой признак, как строение цветка. Этого не может быть в естественной классификации, в которой для вы­яснения родства между растительными формами обращают внимание на всю совокупность признаков, свойственных изучаемым организмам.

Другой пример. Семейство губоцветных характеризуется четырёхгранным стеблем, супротивными листья­ми, двугубым зевообразным венчиком и четырьмя тычинками. Но есть растение (шалфей), которому присущи все указанные черты, но в котором всего две тычинки. Вследствие этого его приходится отнести в другое семейство, если пользоваться ис­кусственной классификацией, хотя родство его с губоцветными не подвергается никакому сомнению.

В связи с классификацией следует упомянуть о научной но­менклатуре и научной терминологии.

Номенклатура. Номенклатура самым теснейшим образом свя­зана с классификацией. Группы естественные или искусственные, на которые распределяются предметы, не могут быть нами за­поминаемы, не могут быть сообщаемы другим, если только эти группы не фиксируются определёнными названиями. Для этого именно существует номенклатура. Номенклатура может быть определена как собрание названий всех реальных родов, классов, например в ботанике, зоологии, химии и т. п. В минералогии названия отдельных минералов, каковы, например, гематит, то­паз, амфибоз, составляют номенклатуру. В химии мы имеем названия, например, для органических соединений: этил, ацетил, бензол и т. п. Число естественных групп в природе настолько велико, что почти невозможно запомнить имена отдельных групп. Так, известные науке виды растений значительно превос­ходят 60 тысяч, но если мы примем в соображение разновидно­сти и подразновидности, то число групп будет значительно боль­ше. Поэтому только при помощи названий и возможно опериро­вать с таким огромным числом предметов. Мы можем не по­мнить подгруппы, но если мы помним группу, то этого вполне достаточно для оперирования с ними. В пример можно привести номенклатуру, введённую Линнеем в ботанику. Эта номенклату­ра была в состоянии обозначить около 10 тысяч видов растений 1 700 родовыми названиями, которым придавались видовые при­знаки. Так, например, в ботанике каждое растение обозначается двойным названием: одно из них есть родовое, т. е. Указывает род, другое видовое. Например, в названии Betula alba—Betula есть название всего рода берёз, alba есть название вида. Может быть десять видов герани; эти виды каждый в отдельности нам нет надобности запоминать, достаточно помнить только род. Вся­кая хорошая номенклатура предполагает хорошую систему классификации. Только те науки, которые имеют полную клас­сификацию, имеют и выработанную номенклатуру, например ботаника и химия.

Терминология. Терминология есть совокупность названий или терминов, которые отличают те или другие свойства или части индивидуальных предметов, рассматриваемых наукой. Различие между номенклатурой и терминологией сводится к следующему. Если мы говорим о роде «роза», то мы употребляем номенклату­ру ботаники, если же мы говорим о свойствах индивидуума вида «роза», то мы употребляем не номенклатуру, а термино­логию. Термины дают нам возможность описывать индивидуаль­ные предметы. «Описательная терминология, — по Юэллю, — должна заключать в себе все термины, необходимые для того, чтобы точно описывать всё то, что было наблюдаемо относи­тельно какого-либо предмета или явления, для того чтобы мы могли постоянно вспоминать о наблюдённом. Для каждого ка­чества, формы, обстоятельства, степени или количества должно быть подходящее название или способ выражения. Так, вспоми­ная открытие нового минерала, мы должны быть в состоянии фиксировать при помощи слова самым точным образом его кри­сталлическую форму, его цвет, степень его твёрдости, удельный вес, запах, вкус и т. п. В ботанике, когда мы описываем листья того или другого растения, мы употребляем термины: «округ­лые», «овальные», «эллиптические», «продолговатые», «яйцевид­ные», «ланцетные», «линейные», «сердцевидные», «почковид­ные», «стреловидные», «копьевидные» листья и т. п.

Совершенная терминология должна быть построена таким об­разом, чтобы выражать каждый оттенок в описании тех или иных свойств. Прогресс наук задерживался вследствие того, что тер­мины употреблялись без достаточной точности, например, в фи­зике употреблялись неточно такие термины, как сила, притяже­ние и т. п.».

Вопросы для повторения

Что такое классификация и какие она преследует цели? Какие требования хорошей классификации? Какое отличие естественной классификации от искусственной? Что такое номенклатура и каково значение её? Что такое терминология и чем она отличается от номенклатуры?

<< | >>
Источник: Г.И. Челпанов. Учебник логики.2012. 2012

Еще по теме Глава. XXIII КЛАССИФИКАЦИЯ:

  1. Глава XXIII.Третейские суды
  2. Глава XXIII
  3. Глава XXIII. Особое производство
  4. Глава XXIII. ХИРУРГИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ
  5. Глава XXIII ОПУХОЛИ КОЖИ
  6. § XXIII. БЕСЧЕСТЬЕ
  7. XXIII лекцияПатологические преступники и бродяги
  8. Глава 6. Классификация
  9. Глава 5Искусство классификации
  10. Глава IVПонятие и классификация доказательств