загрузка...

Никсон обсуждает выплаты шантажистам и милосердие


«Вашингтон Пост», 1 мая 1974 года
Президент Никсон во время продолжительной встречи в Овальном кабинете 21 марта 1973 года сказал адвокату Белого дома Джону Дэну III, что «вы не имеете выбора, кроме как прийти с 120 000 долларов, которые требует шантажист – один из уотергейтских воров», – гласит отредактированная аудиозапись этой встречи.
Запись показывает, что мистер Никсон по своей собственной инициативе неоднократно обсуждал удовлетворение требований шантажиста. Во время встречи не прозвучало ни одного мнения, что подкупать людей за их молчание было бы неверно.
Вместо этого, показывает запись, мистер Никсон неоднократно обговаривал различные способы, которыми может быть выплачено взломщикам за молчание порядка одного миллиона долларов, не считая выплат за молчание о сведениях, ведущих к Белому дому. Цели этих выплат, по собственным словам президента, – «скрытие бутылки под шляпой», «покупка времени», желание «покончить с этим».
«Сколько денег вам нужно?» – спросил президент Дэна ранее, 21 марта, согласно аудиозаписям.
«Я бы сказал, что эти люди будут стоить порядка миллиона долларов на следующие два года», – ответил Дэн.
«Мы сможем их достать, – продолжил президент. – Если вам нужны деньги, вы можете их получить. Вы можете взять миллион долларов. Можете взять их наличными. Я знаю, где их можно получить. Это нелегко, но это может быть сделано. Вопрос в том, кто, черт возьми, получит их? Есть предложения?»
Во время следующих переговоров президент продолжал доказывать своему личному адвокату, Герберту Калмбаху, что он может быть уверенным в выплате денег, что деньги грабителям могут быть перечислены под прикрытием Комитета по защите Кубы и что факты должны быть скрыты от суда присяжных.
Запись встречи от 21 марта 1973 года – часть 1254 страниц отредактированных записей сорока шести президентских разговоров об Уотергейтском деле, опубликованных вчера Белым домом.
Мистер Никсон повторял, что он впервые услышал об уотергейтском прикрытии и выплатах шантажистам на собрании 21 марта и что он считает, что плата денег за молчание была бы неправильным ходом.
На протяжении всего записанного диалога, однако, президент постоянно возвращался к общей теме избежания «уголовной ответственности» членов администрации Белого дома: желательность встреч касательно выплат шантажистам немедленно и необходимость скорейших встреч, на которых его ближайшие помощники – Дэн, Джон Митчелл, Джон Эрлихман и Г. Р. Халдеман – смогут «принять решение по этому поводу».
В течение двенадцати часов дискуссии в Овальном кабинете уотергейтский заговорщик Говард Хантмладший получил 75 000 долларов наличными – ключевой момент в заговоре, препятствующем судебному обвинению, направленному против семерых людей президента 1 марта 1974 года.
То, что произошло утром 21 марта 1973 года на встрече Дэна, президента и Халдемана, рассматривается обеими сторонами – мистером Никсоном и его критиками – как решающий момент для ответа на вопрос об участии Никсона в заговоре.
Белый дом опубликовал стенограмму собрания от 21 марта, которая показывает, что президент рассматривал основные варианты заключения сделки с разрушающими обстоятельствами, описанными Дэном как растущая раковая опухоль на президентстве:
«Даря милость Говарду Ханту, вы умышленно этого не делаете до выборов 1974 года, это точно», – сказал мистер Никсон Дэну. Когда Дэн предположил, что «это может только больше поставить вас на дорогу, на которую не следовало бы вступать», президент ответил: «Нет – вы не правы, я уверен».
Дать обещание Ханту – альтернатива, впервые предложенная президентом. «Единственное, что мы могли бы сделать с ним, – это обещать ему как [неразборчиво. – Прим. К. Бернстайна и Б. Вудворда. ] ситуации. Но вы не можете купить милосердие», – сказал президент Дэну и Халдеману.
Далее мистер Никсон добавил: «Обещание, повидимому, – это чтото, что, я думаю, вы можете сделать с Хантом, но не можете сделать с другими (остальными ворами). Вы меня понимаете».
Дэн первым предложил президенту «созвать новый суд присяжных, который может быть контролируемым Белым домом». Во время нескольких обсуждений этой мысли мистер Никсон заметил, что такие операции дали бы защиту пятой поправки для свидетелей из Белого дома и что «вы можете сказать „Я не помню. Я не могу дать какойлибо ответ, потому что я не помню“».
Назначение специальным уотергейтским обвинителем помощника генерального адвоката Генри Петерсона мистер Никсон прокомментировал так: «Почему президент не может вызвать его как специального адвоката в Белый дом для результативного руководства расследованием, имея его как специального адвоката, чтобы представлять нас перед судом присяжных?»
Использование аргумента национальной безопасности может предотвратить какиелибо показания перед судом об устроении Белым домом кражи со взломом. Цель, как сказано во встрече с Дэном, – не допустить слушаний перед судом присяжных, где сотрудник администрации Белого дома Эгил Кройф лжесвидетельствовал ранее, когда показал, что он не знал кубиноамериканцев, которые ворвались в «Уотергейт».
Неожиданно на 103й минуте собрания в Овальном кабинете мистер Никсон предположил, что его помощники просто дадут полные показания, перед тем как соберется Федеральный Уотергейтский суд присяжных, скажет всю правду и примет заключение.
После этого он вернулся к теме избежания «уголовной ответственности» и затем к вопросу о выплатах уотергейтским грабителямшантажистам за их молчание.
«Теперь позвольте мне сказать, – обратился президент к Дэну и Халдеману. – Мы можем достать деньги. В этом нет проблемы. Мы не можем обеспечить снисходительности. Деньги могут быть обеспечены. Митчелл может найти способ доставить их. Это может быть сделано. Понимаете, что я имею в виду?»
В другой момент обсуждения президент спросил Дэна: «Как вы думаете, вам не нужен миллион прямо сейчас? Ведь вы в нем нуждаетесь? Так ведь?»
Дэн: «Да, это так».
Президент: «Вам они нужны наличными, не так ли? Дайте мне подумать минутку. Проведете ли вы это через Кубинский комитет» [через который выплаты уотергейтским ворам текли месяцами.
– Прим. К. Бернстина и Б. Вудворда. ]
Дэн: «Нет».
Президент: «Это должны быть чеки, наличные и т.д. Что, если они придут, вы возьмете их? Разве Кубинский комитет – помеха справедливости, разве они не хотят помочь?»
Дэн: «Ну, они святые в этом».
Президент: «Даст ли это немножко прикрытия?».
Отредактированная запись показывает следующий обмен мнениями к концу дискуссии:
Президент: «Вот почему для вашей безотлагательной работы вы не имеете выбора, кроме как прийти с 120 000 долларов, как бы то ни было. Так?»
Дэн: «Точно».
Президент: «Согласитесь, что лучшая цель, которую вы проклинаете, достигается лучше всего?»
Дэн: «Очевидно, ему [Ханту. – Прим. К. Бернстина и Б. Вудворда ] следовало бы подать знак в любом случае».
Президент: «[удалено – Прим. К. Бернстина и Б. Вудворда ] достаньте это...».
Далее диалог перешел на обсуждение того, кто должен поговорить с Хантом. Президент предложил своего бывшего специального адвоката, Чарльза Колсона. Стенограмма дает понять, что Колсон ранее обсуждал мягкость в отношении Ханта с его адвокатом Вильямом Битманом.
Во время дискуссии о способе перевода выплаты под прикрытием президент спросил, как будут доставлены деньги.
«Вы отмываете деньги, – ответил Дэн. – Вы можете получить 100 000 долларов в обход банка, и все это пройдет по серийным счетам».
«Я понял», – сказал президент.
Далее следует удаленный фрагмент. Затем президент сказал, что Калмбах должен иметь некоторые деньги, которые может использовать при необходимости, но получил возражение от Дэна, что «Калмбах не имеет и цента».
После этого речь зашла о специальном фонде Белого дома размером 350 000 долларов наличными. Халдеман заметил, что «мы настолько честны, что нас можно поймать на всем». Президент далее заговорил о расходовании средств этого фонда, и Халдеман сказал: «Будьте осторожны...»
<...> Согласно показаниям, данным позднее в комитете Сената по Уотергейту, президент и Халдеман были осведомлены, что собрание в Овальном кабинете записывается. Дэн, однако, не был в курсе наличия записывающей системы.
Стенограмма встречи от 21 марта показывает, что президент не хотел, чтобы Дэн рассказал кабинету правду.
Во время заключительной части собрания президент выразил беспокойство о бывшем генеральном адвокате Джоне Н. Митчелле и предложил, что Митчелл должен быть похвален за сдерживание уотергейтского расследования.
Президент предложил сказать Митчеллу следующее: «Нет никаких сомнений в верной предвыборной стратегии. Вы выбрали ее совершенно правильно. Вы составили ее. И теперь, после выборов, у нас будет другой план. Потому что мы не можем четыре года проглатывать все это». Обсуждая предложенную встречу с Митчеллом по поводу прикрытия, президент сказал, что «Митчелл должен быть здесь, потому что он серьезно втянут в это и мы постараемся удержать его с нами».
Халдеман заметил после этого, что Уотергейтское дело может затронуть президента. «Разрушение сейчас уже движется к вам, и это процесс, который мы должны остановить любой ценой. Мы постараемся избежать этого как можно более низкой ценой и сделаем это во что бы то ни стало».
«Это то, что мы обязаны сделать», – поддержал Дэн.
Далее президент сказал: «Что ж, разрушение неизбежно доберется до нас, независимо ни от чего, и каждый скажет, что Уотергейт – еще не самая главная проблема. Этого пока нет. Но это будет. Это граница для [неразборчиво. – Прим. К. Бернстина и Б. Вудворда ] выхода. Задержка – большая опасность для всего Белого дома. Мы, я имею в виду Белый дом, не можем сделать этого. Так?»
«Да, сэр», – ответил Дэн, и собрание, вероятно, на этом окончилось.
Неразборчивая часть диалога может иметь решающее значение. Если, например, президент сказал, что правда «вышла», это будет крайне благоприятно для его защиты. С другой стороны, если он сказал, что деньги или 120 000 долларов «вышли», это будет для него в высшей степени угрожающе.
В один из моментов разговора президент спросил Дэна: «За что вы бы сели в тюрьму?»
«За препятствие правосудию», – ответил Дэн.
Президент казался озадаченным: «За препятствие правосудию?»
Сказав, что обвинение по Уотергейту было куплено и что Хант шантажировал Белый дом, президент подчеркнул, что препятствие правосудию «должно быть убрано одним движением».
<...> Далее президент предложил, что сотрудникам администрации Белого дома Пауэллу Муру и Колсону не следует присутствовать на подобных встречах. Мистер Никсон не назвал причину не допускать Мура, но сказал, что Колсон «слишком много болтает» и «любит намекать на свои связи».
Также президент сказал, что он не беспокоится о неблагоприятной публичной огласке.
«Суть в том, – сказал президент, – что я не хочу какойлибо уголовной ответственности. Есть момент, что я беспокоюсь за членов администрации Белого дома, и я хотел бы верить в членов предвыборного комитета».
Чтобы избежать той самой «уголовной ответственности», президент сказал, что это «означает сокрытие» Дэна, Калмбаха, Халдемана, Митчелла и бывших членов администрации Дуайта Чапина и Гордона Страчана.
Далее президент предложил сделать «попытку сокращения потерь»:
«Вопервых, похоже, что потребуется приблизительно миллион долларов, чтобы позаботиться о тех болванах, которые угодили в тюрьму. Это может быть улажено. Но вы сделаете это после того, как мы уйдем [повидимому, имеется в виду 1977 год, когда истечет президентский срок мистера Никсона. – Прим. К. Бернстина и Б. Вудворда ], и, наверное, мы сможем потратить эти деньги. Они могут пойти прахом, и эта история окажется весьма непривлекательной. Людям будет все равно, но они станут разговаривать об этом, это уж точно».
Президент также предположил, что Белый дом сохранит в тайне историю о выплатах денег уотергейтским обвиняемым от Комитета защиты Кубы.
«Ну да, – ответил Дэн, – мы можем проделать все это. Не факт, конечно, что все пройдет именно так, но...»
«Я знаю, – сказал президент, – но именно так это и произойдет».
Перевод Антона Хализова
<< | >>
Источник: Г. В. Прутцков. История зарубежной журналистики (1945–2008) Хрестоматия.2012. 2012

Еще по теме Никсон обсуждает выплаты шантажистам и милосердие:

  1. 1.3. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику
  2. МИЛОСЕРДИЕ И ЗДОРОВЬЕ
  3. Ричард Никсон – Джон Кеннеди
  4. Что такое истинное милосердие?
  5. Милосердие Бога
  6. Никсон знал о плане заговора, утверждает Дэн
  7. Первые теледебаты Никсон–Кеннеди
  8. ФБР подозревает помощников Никсона в саботаже демократического лагеря
  9. 1.2. Трудности познания обсуждаемой предметной области
  10. Гл а в а IIИССЛЕДОВАНИЕ ИНФОРМАТИВНОСТИ ПРИЗНАКОВ, ОБСУЖДАЕМЫХ В ХОДЕ ДИСТАНЦИОННОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
  11. Развернутое ПРЕДИСЛОВИЕв котором обсуждаются многочисленные признаки кризисного состояния демократической формы политического управления
  12. 1. Осуществление страховых выплат
  13. Стимулирующие выплаты
  14. ГЛАВА 2в которой предлагается краеугольная идея для конструирования новой модели политического управления и обсуждаются некоторые сторонытакой модели
  15. ЛЕКЦИЯ № 4 Страховая выплата
  16. 2. Страховые выплаты
  17. 3. Страховая выплата по договорам личного страхования
  18. § 9. Гарантийные и компенсационные выплаты
  19. ВОПРОС 37 Выплата пенсий