загрузка...

ОДНОСЛОВНЫЕ АБРАКАДАБРЫ


Благодарю
Живопись
Продать
Предать
Акула
Лошадь
Лиса
Мои, твои, эта, эти
Я, ты, он, она, мы
Сложение смыслов происходит не только во фразе, но и в слове, когда смысл приставки, например, складывается со смыслом корня. Бывают также слова, составленные из двух слов, например, благодарю. Далеко не всегда в русском языке такое сложение происходит по правилам логики. Взять хотя бы то же благодарю . Вдумайтесь в буквальный смысл. Получается, что благодарящий утверждает, что, говоря спасибо, он как бы дарит благо. От скромности он не умрет. Как метко подмечено теми, кто выпить не дурак, благодарю в стакан не нальешь, а, значит, и благом, находясь в здравом рассудке, назвать трудно. Да и любому понятно, что слова, даже если они и приятные, всего лишь слова. Дело здесь, разумеется, не в благе, хотя бы уже потому, что русский человек не американец, ему присуща скромность изначально. Даже сотворив реальное благо, он не станет об этом заявлять на всех перекрестках. В чем же тогда дело? Чтобы это выяснить, опять (в который раз!) прибегнем к испытанному методу: балаг дару – арабское выражение, которое буквально означает “да достигнет он дома”. Это пожелание путнику добраться до дома целым и невредимым. А ведь русское спасибо означает в принципе то же самое: “спаси (тебя) бог”. В арабском языке есть целая серия благодарностей, построенная по этой же модели: Аллах йихфазак “Аллах сохранит тебя”. Аллах йисаллимак “Аллах сделает тебя невредимым”. Сюда же можно отнести и баллаг дару “доведет он (Аллах) до дому”. Оно, хотя и не зафиксировано в словарях в качестве устойчивого выражения, понятно так же, как и другие формулы благодарности.
Выходит, что благодарю точно такая же однословная абракадабра, к каким относятся рассмотренные выше и благородный, и подхалим. Пример этот не исключительный. Список однословных абракадабр в русском языке можно продолжать едва ли не до бесконечности. Среди них есть абракадабры, ставшие таковыми в других языках. Русский либо просто заимствовал их, как это произошло с метафизикой, либо использовал кальку, как в случае склонения. Чтобы расшифровать такие абракадабры, надо вначале найти тот язык, в котором они образовались. Хороший пример тому – русское слово живопись . Это калька с греческого термина зография. Греки, увидев в слове слог зо, связали его со зверями, животным миром, полагая, что это то же зо, что в слове зоопарк, как будто живопись – это рисование животных. Мы понимаем часть термина живо несколько шире, включая сюда живую природу в целом, так что пейзаж вроде бы уже не противоречит названию, но в то же время называем живописью и натюрморты и даже просто кубики, или квадраты какиенибудь, а то и просто беспорядочное нагромождение линий и пятен. По этому поводу хочется сказать, что найдутся люди, которые станут утверждать, что кистью художника одухотворяется все. Ради бога, одухотворяйте все, что вам захочется, только не теряйте при этом голову и чувство здравого смысла подобно метафизикам, которые свое блудомыслие выдают за то, что находится за физикой. Арабский термин захрафа , от которого греческая зография, совсем не связан ни с какими животными, даже если понимать их расширительно. Он просто обозначает “украшательство, роспись, орнамент”. Кстати, и другая часть термина – графия (в русском – пись) осмыслена изза созвучия со словом графо неверно. Греческое слово графия от арабского слова харф “буква”, тогда как в термине захрафа совсем другое X. Как бы там ни было, художники как ни в чем ни бывало называют рисование картин письмом. Все к этому привыкли настолько, что уже как будто и не замечают разницы. Сами арабы – изза созвучия этих двух слов в арабском языке – в средние века все рисунки составляли не иначе как из букв.
Слово досуг другого свойства. Оно, как считают специалисты, чисто русское образование. Этимологи возводят его к глаголу досягать. Логика здесь, как говорится, не ночевала. В действительности это арабский фразеологизм даъ йисуг , буквально: “дай пройти” о пище, то есть “дай проглотить”. Употребляется в значении “дай отсрочку, не торопи со временем”. Состояние, когда человек никуда не торопится или его не торопят, как раз и называется порусски досугом.
Продать как будто бы состоит из приставки про и корня дать. С корневой частью все в порядке, ведь при продаже происходит передача товара, а вот приставка здесь играет непонятную роль. Обычные ее значения, например, “наперед” как в прорицать, или “всеохватности” как в прозаниматься (весь день) или “пересечения” как в пройти, не подходят, как не подходят и другие ее значения, о которых можно прочитать в толстой Академической грамматике. Может быть, это вообще не приставка? Проверить – для нас дело не хитрое. Напишем слово арабскими буквами, не обращая внимания на то, где здесь приставка, а где корень. Получается арабский корень ФРД, который означает “навязать”. Разве навязать товар это не то же самое, что продать его? Выходит, что и корень здесь не тот, что мы с такой уверенностью называли вначале вслед за грамматистами.
Может быть, и в слове предать пре не приставка? Как проверить, если набор согласных как в предать так и в продать один и тот же. Да, в русских словах он одинаковый. А в арабских эквивалентах два разных Д. Одно Д – обыкновенное, как у нас, а второе – гортанизированное (эмфатическое). От корня с Д обыкновенным образуется глагол афрада “оставить в одиночестве”. На мой взгляд; это то, что надо. Как говорится, не в бровь, а в глаз. В русском языке произошла перестройка морфологии слова. И в том и другом случае часть корня замаскировалась под приставку. Такое явление, как было сказано при разборе слова подхалим, в языкознании называется переразложением.
Строго говоря, абракадабрами следует считать не только слова с неясным смыслом, получившиеся в результате сложения более мелких смысловых отрезков, но и любое слово, которое неизвестно почему называет именно то, что называет. В таком случае к этому разряду бессмысленных слов будут относиться все без исключения непроизводные русские слова.
Обо всех словах не скажешь, а вот о названиях животных поговорить можно. Они имеют то неоспоримое преимущество в интересующем меня аспекте, что обладают весьма характерными повадками, которые многократно фиксируются в народном сознании в слагаемых народом сказках, пословицах, поговорках, в устойчивых эпитетах, так что, если сказать, например, что акула прожорливая, никто не удивится. Так оно и есть, и тут спорить не о чем. Если же нужны более объективные свидетельства, то и они найдутся. Например, в чешском языке акула называется жралок. Но вот если мы слово акула напишем арабскими буквами, арабская вязь точно обозначит всем известный признак этой морской хищницы. А акула как раз и означает поарабски “прожорливая”. Чтобы подчеркнуть простоту и точность такого метода, сравним наши результаты с результатами этимологических словарей, на которые работают крупные коллективы ученых всего мира. Это слово единодушно считается заимствованием из скандинавских языков, скорее всего из норвежского, в котором оно представлено в следующих формах halgerring “полярная акула”, ha “небольшая акула”, диалектальное haakall “акула”, при наличии общенорвежского слова haj, которое из голландского языка, где оно в отдаленном прошлом – опять таки скандинавского происхождения [25]. Дальнейшие следы теряются. Происхождение норвежского слова покрыто туманом. Если исходить исключительно из языковых фактов, а не из фантазий этимологической науки, то в русском акула непосредственно из арабского, поскольку никак не искажает арабского слова, даже конфигурация огласовок в точности копирует модель действительного причастия усиленного, тогда как многовариантность искажений в норвежском говорит о том, что норвеги скорее всего взяли это слово у нас.
Слово лошадь, как считает этимология, заимствовано нами у тюрков. Основанием для такого мнения служат следующие тюркские слова: башкирское алаша “мерин”, азербайджанское алаша “кляча”, турецкое алаша “лошадь или другое животное, прирученное к седлу” [25]. Почему кляча или мерин носит у тюрков такое название, тюрки и сами не знают.
Я же утверждаю, что русское лошадь происходит из того же источника, что и акула. Арабское алашадд , в некоторых диалектах, например, в алжирском, произносится лошадд , означает “сильный, сильнейший”. Слово происходит от корня ШДД “тянуть”. Первое Л – артикль. То, что лошадь – тягловое животное, известно всему миру и спорить здесь не о чем. То, что русское слово и по значению, и по звуковой форме значительно точнее тюркского, в чем может теперь убедиться каждый, говорит о том, что тюрки взяли это слово у нас, и, не зная точно семантики и не умея произносить русские звуки, исказили слово до алаша.
Лиса для этимологов совершенно темное слово, в чем они откровенно признаются. Попытки сближения с латышским названием лисы lарsа или литовским lара явно неудачные. Звук С в этом слове считают суффиксом. Ученых поражает разнообразие форм названий этого зверя в разных языках. Вывод они делают такой: установить единую форму индоевропейского корня невозможно. (25).
Единую форму вымышленного индоевропейского языка мы устанавливать не будем, просто найдем корень в арабском словаре. Арабский корень должен обязательно состоять из трех согласных. Когда в конкретных словах наблюдается меньшее количество согласных, это значит, что недостающие согласные – слабые, то есть Вав или Йа. В определенных грамматических моделях слов они прячутся за гласными или за “пустотой”. Скрытая слабая может оказаться на любой из трех позиций. Начнем с первой. Предположим, что корень здесь ВЛС. Посмотримка его значение. Оказывается, он означает “обманывать”. Надо ли напоминать русскому читателю о том, что во всех русских сказках она иначе не упоминается, как лисаобманщица. Так с первой попытки мы нашли нужный арабский корень, точно отражающий мнение русского народа об этом зверьке.
Показанный здесь метод этимологизации на примере лисы, лошади, акулы дает такие же результаты на сороке – воровке, собаке – “гончей”, страусе – “прячущем голову”, хамелеоне – “защищающемся цветом”, “рогатом” быке, щуке – разбойнице, беркуте – “молнии”, хомяке – “пшеничнике”, если прочитать его в обратную сторону, крысе – “хапуге”, “злом” волке и многих других животных, мотив названия которых проясняется сразу же, как только мы начнем их писать арабской графикой. Оказывается, животные носят “говорящие” имена, как и герои русской классической литературы.
Означает ли это, что все эти названия заимствованы из арабского языка? От внимательного взгляда читателя не должно ускользнуть то обстоятельство, что в арабском языке соответствующие слова вовсе не обозначают никаких животных. Отношение между русскими названиями животных и соотносимых с ними арабскими корнями точно такие, как между чешским названием акулы жралок и соответствующим русским корнем. Мог ли чешский заимствовать это название из русского? Разумеется, нет, поскольку в русском акула обозначается иначе. Почему же мы понимаем мотивацию чешского слова? Очевидно, потому, что русский и чешский имеют общие корни благодаря тесному исконному языковому родству. Точно такие же отношения родства между русским и арабским языками.
С помощью арабских корней не проблема дать этимологию даже местоимений, как считается, самой архаичной лексики, о выяснения происхождения которой этимология даже не мечтает.
Русское местоимение я и его латинский эквивалент эго на первый взгляд в звучании не имеют ничего общего. Между тем это разные формы одного арабского слова. В ответ на зов арабы часто говорят гай или йай , что значит “идущий”, т. е. “я иду”. По форме это причастие от глагола га' а “идти, приходить” (в английском gо). Но можно употребить и глагольную форму, тогда надо будет сказать а: ги . Первая гласная долгая и по законам арабского языка произносится со склонением к Е. Отсюда рукой подать до латинского эго. Тем более что конечная О вместо нормативной арабской И здесь появляется в результате стремления выровнять произношение по аналогии. Это явление известно в языкознании под названием гиперкоррекции. Дело в том, что все правильные глаголы в первом лице настоящего временя оканчиваются на У (О). Таким образом русское я и латинское эго – всего лишь разные формы одного арабского слова со значением “иду”, употребляемое как ответ на зов.
Что касается местоимения ты, то и поарабски ти – местоимение второго лица женского рода, при мужском роде – та . Русские местоимения третьего лица он, она, могут быть сопоставлены с арабскими местоимениями в сочетании с усилительной частицей ин ( инна ). Инн(у) – “он”, инна (полная классическая форма – инаха ) – “она”.
Я думаю, не будет выглядеть слишком уж фантастичным сближение русских местоимений мы и мои. Ведь мы – это “я и мои люди”. Стоит, однако, в притяжательном местоимении мои гласную О прочитать, как мы уже много раз делали, арабским Айном, как получим то же значение, но на арабском языке маьи : “то, что со мной”, “то, что принадлежит мне”, где маъ – предлог, а и – местоимение. Твои создано по аналогии с мои.
Смотрите, используя наш метод, мы вторгаемся в святая святых языкового фонда, систему местоимений. Выясняется при этом, что система русских местоимений восходит прямо к арабскому языку. Считается, что местоимения никогда не заимствуются и при любых методиках подсчета базового словаря любого языка составляют его костяк. Понятно, что местоимения – особо крепкий орешек для этимологии. Но не для нас.
Давайте разберемся с указательными местоимениями в так называемых индоевропейских языках, чтобы понять, что они, если следовать “научной” терминологии, сплошь семитские.
Можно начать с любого языка, но, поскольку я обращаюсь к русскому читателю, начну с русского. В нашем языке есть местоимение эти. В арабском ему соответствует местоимение 'л ха: зихи (с межзубным з), имеющее и вторую фонетическую форму: ха: тихи . По законам фонетики арабского языка краткие гласные перед паузой не произносятся, поэтому обе формы преобразуются в звучание ха: зих и ха: 'тих с превращением конечного придыхания в так называемую “немую” форму, иностранцами не слышимую. Начальное придыхание тоже выпадает, (тем не менее, болгарский сохранил придыхательную форму – гэти ), а первый долгий слог произносится с ималей, т. е. склонением к Е. Вот и получаем ети или эти.
В немецком языке мы имеем местоимениеартикль ди , который в равной степени относится к женскому роду единственного числа и ко множественному числу, независимо от рода, то есть переводится на русский и эта и эти. В еврейском языке идиш точно такая же система местоименийартиклей, поэтому специалисты считают идиш индоевропейским языком, образовавшимся на базе немецкого с семитскими и славянскими добавлениями.
Но вот египетский диалект арабского языка никакого отношения, по классификации современной лингвистики, к немецкому языку не имеет, но и там существует это специфическое местоимение, относящееся к множественному числу и одновременно к единственному числу женского рода. И звучит оно точно так же, как немецкое или еврейское ди и переводится на русский то “эта”, то “эти”. Происхождение этого местоимения в арабском не вызывает вопросов. Первая часть классического местоимения хазих является самостоятельной морфемой и означает “вот”. Ее употребление факультативно. Межзубный з в египетском диалекте закономерно почти во всех случаях произносится как Д, так что ди – чисто арабское местоимение.
Неудивительно, что еврейское слово ди совпадает с арабским, языки ведь близкородственные. Однако возникает вопрос: система артиклей в немецком языке германского или семитского происхождения? Ведь она одинакова для немецкого и для идиша. А если местоимения не заимствуются, то возникает и другой вопрос, не является ли немецкий язык семитским? Вопрос, на который ответа нет, так как он с самого начала сформулирован неверно, как неверна и вся генеалогическая классификация языков.
Ясно, что и английский определенный артикль thе из того же источника. Это арабское указательное местоимение зи “эта, эти”, потерявшее показатели рода и числа. Его русские параллели – то, та, те.
<< | >>
Источник: Н. Н. Вашкевич. АБРАКАДАБРЫ. 2012. 2012

Еще по теме ОДНОСЛОВНЫЕ АБРАКАДАБРЫ:

  1. Абракадабра. Аркан 64. Единица. Туз
  2. Талисман 26. «Абракадабра»
  3. ОДНОСЛОВНЫЕ И ДВУХСЛОВНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ РЕБЕНКА
  4. Николай Николаевич Вашкевич. АБРАКАДАБРЫ. 2012, 2012
  5. 1.2. Вопрос об объеме словосочетания
  6. Версия Бандуркина В. В
  7. а221: Слово и высказывание.
  8. б34315: Глуп как лошадь, как сивый мерин
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. Б. Склонение топонимов
  11. СТРУКТУРА РЕЧИ
  12. § 48. Приложение.
  13. КОРАНИЗМЫ
  14. ПРЕДЛОЖЕНИЕ
  15. § 3. Развитие речи
  16. Младшая иерархия Таро талисманов