загрузка...

Публичный порядок


В ст. 1193 ГК РФ содержится правило, согласно которому иностранная правовая норма в исключительных случаях не применяется, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам российского правопорядка (публичному порядку); в этом случае при необходимости применяется соответствующая норма российского права. В отличие от аналогичной нормы ранее действующих Основ (ст. 158) в ст. 1193 ГК РФ обращается внимание на исключительный характер неприменения иностранного права и на явный характер несоответствия иностранной нормы российскому публичному порядку.
С точки зрения Верховного Суда РФ, "содержание понятия публичный порядок не совпадает с содержанием национального законодательства Российской Федерации. Поскольку законодательство Российской Федерации допускает применение норм иностранного государства (ст. 28 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже"), наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке. Такое применение этой оговорки означает отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще. Под публичным порядком Российской Федерации понимаются основы общественного строя Российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания" <1>. Однако в другом случае Верховный Суд РФ указал, что он понимает под публичным порядком "основные принципы, закрепленные в Конституции Российской Федерации и законах Российской Федерации" <2>.
<1> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 25 сентября 1998 г. // Бюллетень ВС РФ. 1999. N 3.
<2> См.: Постановление Президиума ВС РФ от 2 июня 1999 г. // Бюллетень ВС РФ. 1999. N
На практике обращение к публичному порядку происходит в исключительных случаях, особенно в том, что касается договорных отношений. Так, за время существования ВТАК и МКАС отсутствуют примеры применения оговорки о публичном порядке <1>. За рубежом к публичному порядку обращаются в случаях, когда речь идет о конфискации без должной компенсации, контрабандных договорах, подкупе должностных лиц, обходе императивных норм иностранного права, например правил валютного законодательства <2>. В частности, английские суды отказывались признавать контракты, ограничивающие торговлю или заключенные под влиянием либо под принуждением, контракты о торговле с врагом или нарушающие законы дружественной страны. Однако, как отмечает Дж. Моррис, "за исключением упомянутых дел, касающихся контрактов и личного статуса, примеры исключения применения иностранного права на основе публичного порядка редки" <3>. В общем, многие авторы указывают на неопределенность понятия оговорки о публичном порядке, а, по мнению Дж. Вестлейк, "ни одна из попыток определить границы этой оговорки никогда не была успешной" <4>.
<1> См.: Звеков В.П. Международное частное право. М., 1999. С. 158.
<2> См.: Мосс Д.К. Указ. соч. С. 33 - 35.
<3> Morris J. Op. cit. P. 43 - 44. На исключительный характер концепции публичного порядка обращает внимание А. Левонтин: "Это право вето, которыми всегда располагают наши суды, само по себе является негативным и исключительным". См.: Levontin A. Choice of Law and Conflict of Laws. A.W. Sijthoff International Publishing Company B.V. Leyden. 1976. P. 13.
<4> Westlake J. A Treatise on Private International Law - With Principal Reference to its Practice in England. 7th ed. London, 1925. P. 51.
Так, американское законодательство допускает взыскание со стороны, виновной в обмане, мошенничестве или недобросовестности, так называемых карательных убытков (punitive damages). Положения о карательных убытках содержат антитрестовские и подобные им законы отдельных штатов США (Миннесота, Северная и Южная Дакота, Монтана, Оклахома) <1>. Хотя общее правило состоит в запрете применения карательных убытков к договорным правоотношениям, однако данные убытки фактически взыскиваются и в этих отношениях в результате того, что соответствующее отношение толкуется судом как деликтное <2>.
<1> См.: Elias O. Judicial Remedies in the Conflict of Laws. Hart Publishing. Oxford, 2001. P. 70.
<2> См.: Kirby A.A. Punitive Damages in Contract Actions: the Tension between the UN Convention on Contracts for the International Sale of Goods and U.S. Law // The Journal of Law and Commerce. 1997. N 16. P. 218 - 219.
Например, в деле "BMW of North America Inc. v. Gore" <1> продавец - компания BMW (Германия) скрыл от американского покупателя информацию о том, что приобретенный покупателем автомобиль BMW подвергся определенной внешней обработке. По иску покупателя американский суд в Алабаме взыскал с продавца 4 млн. долл. карательных убытков (punitive damages) и 4 тыс. долл. компенсаторных убытков (compensatory damages). В дальнейшем размер карательных убытков был уменьшен до 2 млн. долл., но даже такая сумма более чем в 500 раз превышала действительный ущерб за нарушение контракта <2>.
<1> 116 S. Ct. 1589 (1996).
<2> См.: Kirby A.A. Op. cit. P. 222.
Поскольку взыскание карательных убытков является, очевидно, несправедливым и может рассматриваться как элемент уголовного наказания, многие национальные суды отказываются признавать решения американских судов и арбитражей, предусматривающих взыскание таких убытков. Примечательно, что Регламент Американской арбитражной ассоциации в редакции 2001 г. содержит специальное положение (п. 5 ст. 28) о том, что стороны отказываются от всякого права требовать возмещение карательных убытков.
Очевидно, что нормы о карательных убытках будут явно противоречить основам правопорядка РФ (публичному порядку), даже если применимым правом будет признано право соответствующего американского штата.
Аналогичным образом в России должно быть отказано в исполнении решения иностранного суда или арбитража о взыскании карательных убытков, как это сделал швейцарский государственный суд, отказавшийся исполнять решение американского суда штата Техас, вынесенного против швейцарского ответчика в пользу американской компании. По решению на ответчика в соответствии с применимым правом штата Техас была возложена обязанность уплатить карательные убытки в виде штрафа в двойном размере от суммы ущерба с добавлением его к самой сумме ущерба. Швейцарский окружной суд в Саргане признал исполнение решения невозможным, поскольку такая "тройная" компенсация является переплетением уголовного и гражданского судопроизводства, противна самой швейцарской правовой идее, чужда швейцарским правовым устоям, правовому мышлению <1>.
<1> См.: Морозова Ю.Г.
Отказ в признании и приведение в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений: основания публичного порядка // Вестник ВАС РФ. 2000. N 7. С. 145 - 146.
Очевидно, что в аналогичных ситуациях российские суды должны поступать подобным образом и отказывать в исполнении иностранных решений.
В отечественной литературе высказано мнение о возможности применения правил о публичном порядке к так называемым форвардным сделкам, которые получили особое распространение в российской банковской практике до известного кризиса 17 августа 1998 г. Форвардная сделка состоит в покупке одной стороной у другой стороны иностранной валюты, но с отсрочкой исполнения договора. В качестве покупателя выступали, как правило, российские банки. Такие сделки носили чисто спекулятивный характер, поскольку в намерение сторон не входило осуществление какой-либо хозяйственной деятельности (страхование рисков по валютным контрактам, инвестициям и т.п.). Заключая такие сделки, стороны принимают на себя риски неблагоприятного для той или другой стороны изменения валютного курса. Предметом сделки является уплата сумм одной из сторон по результатам колебаний курса валют на валютном рынке. Арбитражные суды стали квалифицировать указанные сделки в качестве разновидности игровых сделок, пари, подпадающих под действие ст. 1062 ГК РФ, согласно которой такие требования не подлежат судебной защите <1>.
<1> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 8 июня 1999 г. N 5347/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 9.
По мнению А.Г. Светланова, положения ст. 1062 ГК РФ носят императивный характер и применение норм иностранного права невозможно в силу ст. 158 Основ <1>. Очевидно, что автор имеет в виду правила публичного порядка. За рубежом, однако, форвардные сделки пользуются судебной защитой, и решения, в том числе вынесенные против российских банков, исполняются <2>. Следует отметить, что ст. 1062 ГК РФ стала предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, по мнению которого данная статья не препятствует предоставлению судебной защиты требованиям, вытекающим из расчетного форвардного контракта, - если по своему существу контракт соответствует гражданско-правовым критериям сделок, требования по которым подлежат защите в судебном порядке <3>. В 2007 г. ст. 1062 ГК РФ была дополнена пунктом, фактически предусматривающим защиту профессиональных участников форвардных сделок <4>.
<1> См.: Светланов А.Г. Конкуренция юрисдикции арбитражных судов РФ и третейских судов // МЧП: Сборник статей / Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. С. 272.
<2> См.: Карабельников Б.Р. Проблема публичного порядка при приведении в исполнение решений международных коммерческих арбитражей // Журнал российского права. 2001. N 8. С. 109.
<3> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2002 г. N 282-О "О прекращении производства по делу о проверке конституционности статьи 1062 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой коммерческого акционерного банка "Банк Сосьете Женераль Восток" // СЗ РФ. 2002. N 52. Ст. 5291.
<4> См.: ФЗ от 26 января 2007 г. N 5-ФЗ "О внесении изменений в статью 1062 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. N 5. Ст. 558.
Суд, однако, не может применить доктрину иностранного публичного порядка. Иными словами, для суда не существует понятия "иностранный публичный порядок", и суд может опереться лишь на публичный порядок своего государства. Так, А. Джефей приводит следующий пример: "Предположим, контракт, имеющий наиболее тесную связь с Францией, является недействительным согласно французскому праву, однако стороны выбрали в качестве применимого право Англии или Германии, согласно которым контракт является действительным. Английский суд не сможет постановить, что французское право должно применяться на том основании, что принудительное исполнение контракта противоречило бы французскому публичному порядку" <1>.
<1> Jaffey A. Op. cit. P. 156, 160.
Российский закон обращает внимание на исключительность применения оговорки о публичном порядке, поскольку частое обращение к ней судов может привести к отрицанию применения иностранного права вообще. М.М. Богуславский пишет по этому поводу: "Если в какой-либо стране злоупотреблять применением этой оговорки, необоснованно часто к ней прибегать, тогда можно лишить смысла существование в этой стране международного частного права вообще, как системы норм, призванной обеспечивать защиту прав граждан и юридических лиц, возникших в силу применения норм иностранного права" <1>.
<1> Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 107.
Помимо понятия "публичный порядок", выделяют категорию "международный публичный порядок". Например, Дж. Лью определяет это понятие следующим образом: "Доктрина международного публичного порядка (international public order) охватывает случаи отрицания рабства, непринятия расовой, религиозной и сексуальной дискриминации, похищение детей, пиратство, терроризм; эта доктрина направлена против любой попытки ниспровергнуть или избежать применения императивных норм суверенного государства; придерживается основополагающих прав человека (как они декларированы во Всеобщей декларации ООН прав человека) и базовых стандартов добросовестности (bona fides); она включает определенные нормы и правила, содержащиеся в главных и широко принятых единообразных законах и международных кодексах поведения" <1>. Предполагается, что в отличие от публичного порядка страны суда (который защищает правопорядок только страны суда, и судьи никогда не применяют нормы о публичном порядке других стран) международный публичный порядок носит трансграничный характер, а следовательно, его целью является защита определенных международных ценностей. Часто концепция международного публичного порядка используется в практике международных коммерческих арбитражей для обоснования необходимости соблюдения некоторых запретов согласно тем или иным национальным законам.
<1> Lew J. Op. cit. P. 535.
Среди проблем применения коллизионных норм в свете данной работы целесообразно остановиться на тех, которые наиболее актуальны для регулирования внешнеэкономических сделок: проблема обратной отсылки, квалификации и предварительного коллизионного вопроса. Рассмотрим эти проблемы последовательно.
<< | >>
Источник: В.А. КАНАШЕВСКИЙ. ВНЕШНЕ-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ: МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ, 2011. 2011

Еще по теме Публичный порядок:

  1. Арбитраж и публичный порядок
  2. Статья 189. Порядок рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений
  3. Публичный ответ
  4. 2. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПУБЛИЧНОГО И ЧАСТНОГО ПРАВА
  5. Тема 22. Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений
  6. Часть I История институтов публичного права
  7. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  8. 5. Доказывание по делам из публичных правоотношений
  9. § 7. Оговорка о публичном порядке
  10. § 3. Частное и публичное в коллизионном праве
  11. Глава 24 Судопроизводство по делам, возникающим из публичных правоотношений
  12. Глава 24Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений
  13. § 1. Защита прав граждан и организаций в публичных правоотношениях
  14. Глава 14. Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений
  15. Публичная беременность