§ 2. Правовой режим внешнеэкономических сделок с участием международной организации

Внешнеэкономические сделки заключаются также международными организациями. В данном случае под международными организациями имеются в виду межгосударственные (или межправительственные) организации, которые создаются на основе международных договоров и участниками которых являются государства или правительства соответствующих государств. Некоторые из таких организаций являются универсальными, например ООН и ее специализированные учреждения (ЮНЕСКО, МАГАТЭ и пр.), ВТО и т.п., другие - региональными (СНГ, Европейский союз и т.п.). Межгосударственные (межправительственные) организации необходимо отличать, с одной стороны, от международных неправительственных организаций (их участниками являются индивиды и юридические лица из различных государств, и их деятельность, как правило, носит некоммерческий характер), а с другой - от международных хозяйственных объединений, которые хотя и учреждаются на основании международного договора, но действуют исключительно в целях извлечения прибыли (например, межгосударственные финансово- промышленные группы, которые создавались согласно ФЗ от 30 ноября 1995 г. N 190-ФЗ "О финансово-промышленных группах" <1>).
<1> СЗ РФ. 1995. N 49. Ст. 4697. Утратил силу в связи с принятием ФЗ от 22 июня 2007 г. N 115-ФЗ // СЗ РФ. 2007. N 26. Ст. 3088.
В литературе распространен другой термин - "международные юридические лица". Таковыми признаются те, которые созданы непосредственно в силу международного договора (например, Международный банк реконструкции и развития - МБРР) либо на основании внутреннего закона, принятого в соответствии с международным договором (например, Банк международных расчетов) <1>. Есть мнение, что такие юридические лица, имеющие международный характер, не имеют национальности. Согласно другой точке зрения национальность таких юридических лиц определяется законодательством государства, где имело место их официальное оформление <2>. Некоторые рассматривают такие организации не как юридические лица национального права, а как юридические лица особого рода <3>. Наконец, имеется точка зрения, что "конструкция "международных юридических лиц" не вписывается в качестве дополнительной категории в понятийный ряд... международного частного права, а именно: "национальное юридическое лицо" - "иностранное юридическое лицо", и в любом случае должно включаться либо в одну, либо в другую группу" <4>.
<1> См.: Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 146 - 147.
<2> См.: Международное частное право: Учеб. пособие / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. М., 1993. С. 81.
<3> Подход, распространенный первоначально в западной литературе. См. об этом: Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. Новые тенденции в международно- правовом регулировании. М., 1998. С. 218; см. также: Звеков В.П. Международное частное право. М., 2004. С. 281.
<4> Международное частное право: Учебник / Отв. ред. Г.К. Дмитриева. С. 235.
Международные межгосударственные организации заключают внешнеэкономические сделки, как правило, для реализации своих уставных целей. Например, МБРР в соответствии со своим Уставом правомочен предоставлять гарантии и займы промышленным и коммерческим предприятиям, расположенным на территории государств-членов (ст. 3).
Особым гражданско-правовым статусом характеризуются "новые международные организации, являющиеся продуктом научно-технического прогресса", "осуществляющие оперативную, эксплуатационно-хозяйственную и промышленную деятельность на коммерческих началах", однако "сохранившие при этом юридическую природу межгосударственных образований" <1>.
<1> Шибаева Е.А. Право международных организаций. М., 1986. С. 93, 96.
Часто в учредительных документах международных организаций содержится норма о том, что организация является юридическим лицом. В частности, в уставах большинства межправительственных организаций системы ООН закреплено правило о том, что соответствующие организации являются юридическими лицами <1> и имеют право заключать договоры, приобретать имущество, возбуждать судебные дела <2>. Сравнение положений уставов международных организаций и ГК РФ приводит к выводу, что международная организация на территории России (как, впрочем, и на территории других государств-участников) должна признаваться самостоятельным видом юридического лица в дополнение к существующим видам национальных юридических лиц <3>.
<1> Например, разд. 2 ст. 9 Устава МВФ 1944 г., разд. 2 ст. 7 Устава МБРР 1945 г.
<2> См., например: ст. 1 Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 г. // СДД. Вып. XV. М., 1957. С. 32 - 40.
<3> Подр. см.: Канашевский В.А. Нормы международного права и гражданское законодательство РФ. М., 2004. С. 162 - 169; Он же. Правовое положение международной организации как субъекта международного частного и гражданского права // Правоведение. Известия вузов. 2003. N 3 (248); Он же. Participation of the Foreign States and International Organizations in Civil Law Relations in Russia // Review of Central and East European Law. XX. XXX - XXX (2004).
Правоспособность международной организации на территории России как самостоятельного юридического лица будет практически целиком определяться уставом организации и дополнительными соглашениями с Российской Федерацией. В связи с этим трудно согласиться с точкой зрения Л.П. Ануфриевой, согласно которой "презюмируется, что международная организация становится правосубъектным в цивилистическом смысле образованием с момента регистрации ее устава (учреждения) либо включения в реестр юридических лиц государства местонахождения...". И далее: "правоспособность такого юридического лица определяется по закону того государства, в котором находится штаб-квартира международной межгосударственной (межправительственной) организации" <1>.
<1> Ануфриева Л.П. Международное частное право. Т. 2. С. 114.
С нашей точки зрения, возникновение гражданской правосубъектности международной организации не может ставиться в зависимость от факта регистрации устава или внесения организации в реестр юридических лиц. Правоспособность международной организации также не может определяться конкретным национальным правопорядком исходя лишь из того, что организация зарегистрирована в данном государстве. В противном случае мы неизбежно приравниваем организацию к иностранному юридическому лицу, правоспособность которого определяется на основании норм иностранного права. Международная организация на территории всех государств-участников обладает такой гражданской правоспособностью, которая необходима для достижения целей ее деятельности. Поэтому из факта места регистрации организации или внесения ее в реестр нельзя выводить признаки ее гражданской правосубъектности.
Основы гражданской правосубъектности организации заложены в ее уставе, конкретизируются в дополнительных соглашениях, а также во внутренних правилах в силу того, что к ним отсылает устав и дополнительное соглашение. Следует согласиться с точкой зрения Г.В. Игнатенко, что "каждая международная организация обладает совокупностью прав, СВОЙСТВЕННЫХ юридическому лицу", причем эти права "реализуются С УЧЕТОМ национального законодательства" <1> (выделено мной. - В.К.). При этом, как справедливо отмечает Г.М. Вельяминов, "статус юридического лица" для организации "побочный, вспомогательный, не коммерческого типа" <2>.
<1> Международное право / Отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. С. 313.
<2> Вельяминов В.Г. Международные (дипломатические) привилегии и иммунитеты для межгосударственной акционерной компании // МЧП: Сборник статей / Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. С. 193 - 197.
Заключение международными организациями внешнеэкономических сделок регулируется сложным комплексом правовых норм.
Во-первых, применяются положения устава организации. В частности, в уставах большинства межправительственных организаций системы ООН закреплено правило о том, что соответствующие организации являются юридическими лицами (например, разд. 2 ст. 7 Устава МБРР) и имеют право заключать договоры, приобретать имущество, возбуждать судебные дела. В связи с этим международные организации принято характеризовать как международные юридические лица.
Во-вторых, применяются дополнительные соглашения организации с государством пребывания.
В-третьих, применяются внутренние правила самой организации, например Типовые положения о заключении контрактов учреждениями ООН.
Наконец, в-четвертых, "при наличии пробела в правилах организации возможно обращение к общим принципам права и к общепринятым правилам установления применимой правовой системы, регулирующей эти отношения" <1>, т.е. обращения к какому-либо национальному правопорядку.
<1> Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. Новые тенденции в международно-правовом регулировании. С. 238.
Так, например, на территории России находится штаб-квартира Объединенного института ядерных исследований - международной организации, функционирующей на основании Устава 1956 г. (в ред. 1992 г.). Согласно Уставу "Институт является юридическим лицом и пользуется на территории государств-членов правоспособностью, необходимой для осуществления его функций". В 1995 г. было заключено Соглашение между Правительством РФ и Институтом о местопребывании и об условиях деятельности Института в России. В соответствии с Соглашением, Институт устанавливает собственные правила, которые действуют в пределах района Института. Законодательство России не применяется в части, противоречащей этим правилам. Очевидно, что указанные правила могут регулировать в том числе и заключение Институтом внешнеэкономических сделок, и следовательно, имеют приоритет перед гражданским законодательством РФ.
Как отмечает Т.Н. Нешатаева, частноправовые сделки с участием международных организаций регулируются сложным правовым комплексом, состоящим из норм международных договоров (соглашение о штаб-квартире организации), внутренних правил организации и норм национального права (чаще всего государства нахождения штаб-квартиры международной организации) <1>.
<1> См.: Там же. С. 223 - 224, 232 - 238.
По утверждению Дж. Делюм, большинство коммерческих контрактов, заключаемых международными организациями, не содержит оговорок о применимом праве, а лишь предусматривает разрешение споров посредством арбитража. Лишь иногда в контрактах делается отсылка к национальному праву государства местонахождения штаб-квартиры организации (например, в контрактах строительного подряда или аренды) или к праву государства контрагента, где должны быть выполнены соответствующие работы (например, в случае с контрактами на выполнение исследовательских работ, заключаемых Евроатомом), либо к праву третьей страны (например, контракты, заключаемые Международной организацией по делам беженцев).
Такой выбор, по мнению автора, может быть обусловлен желанием организации следовать обычной коммерческой практике для регулирования рутинных вопросов, с тем чтобы обеспечить единообразный режим регулирования соответствующих отношений <1>.
Вместе с тем, когда требуется обеспечить самостоятельное регулирование, организации прибегают к изъятию регулирования контрактов из-под действия национального права и подчинению отношений другому (чем национальное право) правопорядку.
<1> См.: Delaume G. Op. cit. P. 8 - 9.
В качестве примера автор приводит практику МАГАТЭ при заключении контрактов с частными лицами и публичными институтами из государств-членов на исследования по заданиям Агентства. "Хотя МАГАТЭ предпочла бы "денационализировать" или "интернационализировать" эти контракты, однако такой подход мог бы породить сложности во взаимоотношениях с исполнителями таких контрактов - им было бы сложно объяснить, какие конкретно нормы материального права содержатся в международном праве или общих принципах права для регулирования данных отношений. В то же самое время МАГАТЭ не желало подчинять контракты праву страны местонахождения исполнителей, поскольку данное решение привело бы к различным результатам. Было бы также "произвольным и несовместимым со статусом Агентства как международной организации" делать ссылку на применение права местонахождения Агентства, т.е. австрийское право. В этих условиях Агентство посчитало целесообразным вообще не оговаривать применение какого-либо права" <1>.
<1> Ibid. P. 9.
С указанными выводами следует согласиться. Как свидетельствует практика, контракты с участием международных организаций либо вообще не содержат никаких положений о применимом праве, либо обуславливают применение международного права, общих принципов права, тщательно избегая отсылок к национальному праву какого-либо государства.
Так, канадская корпорация заключила с ООН долгосрочный контракт о перевозке персонала и военнослужащих ООН в различные страны мира. В дальнейшем канадская корпорация предъявила к ООН иск из контракта, который в соответствии с арбитражной оговоркой стал предметом рассмотрения арбитража ad hoc в Нью-Йорке. Применимое право в контракте оговорено не было. По мнению сторон, арбитраж должен отказаться от применения какого-либо национального права и применить к контракту общепризнанные принципы международного коммерческого права (generally accepted principles of international commercial law). С точки зрения арбитража, принимая во внимание международный характер контракта, не следует искать определение таких общепризнанных принципов в национальном праве, а необходимо обратиться к Принципам УНИДРУА <1>.
<1> См.: Ad hoc Arbitration, New York // www.unilex.info.
Дж. Делюм также особо подчеркивает, что в отсутствие оговорки о применимом праве в контрактах с участием международной организации было бы неправильным полагать, что такие контракты должны регулироваться правом государства, в котором находится штаб-квартира организации. Такая презумпция несовместима с практикой разрешения коллизионных вопросов по контрактам с участием таких организаций. Однако нельзя с однозначностью сказать, что такие контракты подчиняются международному праву. Поэтому вопрос должен решаться применительно к каждому конкретному случаю. Так, трудовые контракты с персоналом организации обычно подчиняются внутренним нормам соответствующей организации <1>.
<1> См.: Delaume G. Op. cit. P. 80.
Что касается договоров, заключенных между организацией и государством пребывания, то, по утверждению Дж. Делюм, они регулируются международным правом и по этой причине практически никогда не содержат оговорки о применимом праве <1>. В качестве исключения автор приводит ст. 25 Дополнительного соглашения (к Соглашению о штаб-квартире) о временном местопребывании штаб-квартиры МАГАТЭ <2>, предусматривающую следующее: "Правоотношения между МАГАТЭ и Австрийской Республикой во всем, что не регулируется настоящим Соглашением, регулируются исключительно Соглашением о штаб-квартире и международным публичным правом".
<1> См.: Ibid. P. 16 - 17.
<2> См.: http://www.iaea.org/Publications/Documents/Infcircs/Others/infcirc15r1 .shtml.
Другим исключением являются Общие условия предоставления займов МБРР, предусматривающие следующее: "Права и обязанности Банка, заемщика и гаранта согласно соглашению о займе и гарантийному соглашению должны быть действительными и юридически исполнимыми в соответствии с их условиями, независимо от того, что право какого-либо государства или политической единицы предусматривает иное. Банк, заемщик или гарант не вправе на основании положений данной статьи возбуждать какой-либо иск о том, что какое-либо положение этих общих условий или соглашения о займе или гарантийного соглашения является недействительным или неисполнимым вследствие какого-либо положения Статей соглашения о Банке (т.е. Устава МБРР. - В.К.)". По мнению автора, данные положения изымают заемные/гарантийные соглашения из-под действия национального права и прямо подчиняют их международному праву <1>.
<1> См.: Delaume G. Op. cit. P. 17.
На территории РФ открываются представительства международных организаций, гражданско-правовой статус которых определяется международным соглашением РФ с соответствующей международной организацией. Россия имеет несколько соглашений с различными международными организациями об учреждении их представительств на территории РФ. Исходя из названия данных соглашений они должны быть посвящены прежде всего деятельности соответствующих представительств в Российской Федерации. Вместе с тем такие соглашения содержат положения, которые существенно дополняют правовую характеристику самой международной организации <1>.
<1> См., например: Соглашение между Правительством РФ и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) о постоянном представительстве ЕБРР 1993 г. (Международное публичное право: Сборник документов. Т. 1. М., 1996. С. 392 - 398), в ст. ст. 3, 4 и 10 которого речь идет не столько об учреждении Постоянного представительства Банка, сколько о деятельности самого Банка на территории РФ.
Что касается самих таких постоянных представительств, то их гражданско-правовой статус на территории РФ установить довольно трудно. Анализ соответствующих международных соглашений и российского законодательства приводит к выводу, что представительства международных организаций обладают самостоятельным гражданско-правовым статусом, не сводимым ни к статусу учредившей их международной организации, ни к статусу представительств юридических лиц по гражданскому законодательству РФ (ст. 55 ГК РФ) <1>.
<1> Подр. см.: Канашевский В.А. Нормы международного права и гражданское законодательство РФ. С. 173 - 174.
Подобно иностранному государству, международные организации, их представительства и другие организационные подразделения, а также должностные лица в соответствии с заключаемыми международными соглашениями пользуются иммунитетами, в том числе от гражданской юрисдикции государств-участников. Имущество и активы международных организаций не подлежат конфискации, реквизиции, экспроприации и какой-либо другой форме вмешательства <1>. Иммунитет как общий принцип провозглашается в уставах соответствующих организаций и конкретизируется в дополнительных соглашениях организации с Россией как государством пребывания, а также в национальном законодательстве. В частности, в российском законодательстве об иммунитете международных организаций говорит ч. 2 ст. 251 АПК РФ, ч. 2 ст. 401 ГПК РФ <2>. Таким образом, вопрос об иммунитете международной организации от гражданской юрисдикции, подобно вопросу об иммунитете иностранного государства, лежит главным образом в области процессуального права <3>.
<1> Например, разд. 3 ст. 2 Конвенции о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций 1946 г.
<2> См. также: п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса".
<3> За рубежом вопросы статуса международных организаций, в том числе вопросы их иммунитета, иногда регулируются специальными законами. Например, в Великобритании в 1968 г. был принят специальный Закон о международных организациях (The International Organisations Act), согласно которому международным организациям, участницей которых является Великобритания, предоставляются различные виды юрисдикционного иммунитета. См.: Morris J. Op. cit. P. 56 - 57.
Природа иммунитета международной организации по-разному характеризуется в литературе. Так, с точки зрения М.М. Богуславского, в основе иммунитета международных организаций лежат те же принципы, что и в основе иммунитета государства, причем иммунитет международной организации является производным от иммунитета государств-членов <1>. По мнению же Т.Н. Нешатаевой, "принято считать, что природа иммунитетов государств и международных образований различна. Первые обладают иммунитетами в силу своего суверенного происхождения, в то время как вторые наделяются иммунитетами правовыми актами" <2>.
<1> См.: Богуславский М.М. Практика применения принципа иммунитета государства и проблема законодательного регулирования. С. 213, 233.
<2> Нешатаева Т.Н. О судебных иммунитетах. С. 57.
Следует отметить, что международной организации предоставляется иммунитет лишь в отношениях, которые соответствуют ее уставным целям.
Наличие иммунитета делает международную организацию довольно "опасным" участником гражданского оборота, однако говорить о ее безответственности некорректно. Как отмечает И.И. Лукашук, "заключая сделку, организация несет гражданско-правовую ответственность так же, как и обычное юридическое лицо... Однако реализация этой ответственности может быть затруднена в силу того, что организация обладает иммунитетом" <1>.
<1> Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть: Учебник. М., 1998. С. 97.
Таким образом, гражданско-правовой статус международных организаций, так же как и статус иностранных государств, определяется преимущественно нормами международных договоров (соответствующими уставами и дополнительными соглашениями). Российское законодательство определяет лишь процессуальные основы участия организаций в судопроизводстве на территории РФ.
Данное обстоятельство должно учитываться отечественными и иностранными физическими и юридическими лицами, которые заключают сделки с указанными субъектами. Практически это может означать отказ истцу в иске, если ответчиком выступает международная организация, невозможность привлечения ее к гражданско-правовой ответственности за нарушение договора без ее согласия. При заключении договора с международной организацией ее контрагент должен учитывать то обстоятельство, что организация будет пытаться навязать ему свои правила игры. Кроме того, как мы уже установили, внутреннее законодательство государств может отдавать внутренним правилам международной организации приоритет перед нормами национального гражданского законодательства.
<< | >>
Источник: В.А. КАНАШЕВСКИЙ. ВНЕШНЕ-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ: МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ, 2011. 2011

Еще по теме § 2. Правовой режим внешнеэкономических сделок с участием международной организации:

  1. § 1. Правовой режим внешнеэкономических сделок с участием государства
  2. Глава V. МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК С УЧАСТИЕМ ГОСУДАРСТВА И МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
  3. § 1. Международные обычаи и обыкновения как регуляторы внешнеэкономических сделок
  4. Глава II. КОЛЛИЗИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК
  5. Глава IV. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБЫЧАИ И ОБЫКНОВЕНИЯ КАК РЕГУЛЯТОРЫ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК. LEX MERCATORIA
  6. 34. ПОНЯТИЕ И ИСТОЧНИКИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК
  7. Глава III. МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК
  8. § 4. Международные торговые договоры и соглашения ВТО как регуляторы внешнеэкономических сделок
  9. § 3. Методы регулирования внешнеэкономических сделок и проблема соотношения международного и национального права
  10. § 3. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ КОСМИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ.
  11. 15. РЕЖИМЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  12. 78. МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕПРАВО. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ КОСМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВАМ НЕБЕСНЫХТЕЛ
  13. 73. МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО.ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ВНУТРЕННИХ ВОД И ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО МОРЯ
  14. § 2. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС И РЕЖИМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРОСТРАНСТВ И ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ АНТАРКТИКИ
  15. § 2. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ КОСМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА ЛУНЫ И ДРУГИХ НЕБЕСНЫХ ТЕЛ
  16. § 3. Пределы и проблемы применения коллизионных норм и иностранного права при регулировании внешнеэкономических сделок
  17. 23.ТЕРРИТОРИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ.ВИДЫ ПРАВОВОГО РЕЖИМА ТЕРРИТОРИЙ
  18. 25. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ИММУНИТЕТЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИИ
  19. § 2. Методы регулирования внешнеэкономических сделок.Содержание категории "применимое право"
  20. § 4. Определение применимого права к внешнеэкономическим сделкам в практике международного коммерческого арбитража