§ 4. Международные торговые договоры и соглашения ВТО как регуляторы внешнеэкономических сделок


Одним из регуляторов внешнеэкономических сделок выступают международные торговые договоры. Часть норм таких договоров определенно направлена на регулирование внешнеэкономических сделок, и поэтому мы рассматриваем их как выражение материально- правового метода регулирования. Однако в основном такие договоры содержат нормы общего характера, направленные на регулирование широкого комплекса торгово-экономических отношений России и зарубежных стран.
Международный торговый договор определяется в литературе как "соглашение между... государствами относительно их прав и обязанностей в области внешней торговли" <1>, устанавливающее "важнейшие принципы торгово-экономических отношений между странами", определяющее "правовой режим экономических отношений вообще... торговых отношений... торгового мореплавания, транспорта, транзита, деятельности физических и юридических лиц одной стороны на территории другой" <2>. В основу торговых договоров, как отмечается в литературе, "положен режим наибольшего благоприятствования, который одна сторона предоставляет гражданам и организациям другой стороны на началах взаимности" <3>. Причем, как отмечал Л.А. Лунц, "оговорка о наибольшем благоприятствовании - это способ определения прав иностранцев... используемый ТОЛЬКО В МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРАХ, но не во внутреннем законодательстве" (выделено мной. - В.К.) <4>. Как справедливо указывает В.П. Звеков, "выполнение договорных положений о режиме наибольшего благоприятствования обеспечивается как в результате их непосредственного применения, так и путем принятия в необходимых случаях на их основе внутренних актов" <5> (например, Закона РФ от 21 мая 1993 г. N 5003-1 "О таможенном тарифе" <6>). Помимо этого, в торговых договорах СССР (РФ) с другими государствами содержатся принципы, которыми будут руководствоваться Стороны при определении государственной принадлежности юридических лиц. Иногда согласно торговым соглашениям Стороны взаимно предоставляют друг другу также национальный режим (например, по Договору с Норвегией - "во всем, что касается судоходства" <7>, или по Соглашению со Швецией 1993 г. <8> - при обращении в суды).
<1> Лисовский В. Международные торговые договоры // Международное торговое право. Некоторые вопросы теории и практики: Сборник статей / Под ред. В. Лисовского. М., 1979. С. 134. <2> Богуславский М.М. Международное экономическое право. М., 1986. С. 53. <3> Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. М., 1963. С. 21. <4> Там же. С. 22.
<5> Звеков В.П. Международное частное право. М., 1999. С. 224.
<6> Российская газета. 1993. 5 июня (с послед. изм.).
<7> См.: ст. 18 Договора между СССР и Норвегией о торговле и мореплавании 1925 г. // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. Отд. 1. 1926. N 26. Ст. 163.
<8> См.: ст. 8 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Швеции о торговых отношениях 1993 г. // БМД. 1996. N 1.
Среди торговых договоров выделяют разновидности начиная от наиболее общих (договоры о торговле и мореплавании, другие торговые соглашения) до более конкретных (соглашения о товарных поставках, товарообороте и платежах, клиринговые соглашения, торговые конвенции). Для целей настоящей работы наибольший интерес представляют последние из перечисленных, поскольку они содержат положения, некоторые из которых непосредственно касаются экономических интересов отдельных участников внешнеэкономических сделок, такие как некоторые условия поставок согласованных товаров, сроки, порядок расчетов, перечни товаров.
Все же по существу такие договоры достаточно редко регулируют конкретный товарообмен. В литературе принято считать, что они "создают рамки действия национальных физических и юридических лиц" <1> (общий правопорядок для сделок между физическими и юридическими лицами из государств - участников договоров) или то, что внешнеторговые сделки "не могут противоречить заключенным международным торговым договорам" <2>. Л.А. Лунц, отмечая, что "торговые договоры и соглашения являются источником права, регулирующего внешнеторговые сделки", указывал, что они "устанавливают межгосударственные... обязательства по внешней торговле, тогда как внешнеторговые сделки создают гражданско-правовые отношения... " <3>.
<1> Геновский М. Международно-правовое регулирование сделок во внешней торговле // Международное торговое право: Сборник статей. С. 156.
<2> Там же. С. 159 (автор главы - М. Геновский).
<3> Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. С. 11, 77 - 78.
В соответствии с такими договорами государство-участник обязуется "содействовать заключению соответствующих внешнеторговых сделок его национальными физическими и юридическими лицами" <1>. "На базе межправительственных соглашений о товарообороте, - отмечает Л.А. Лунц, - внешнеторговые организации различных стран заключают между собой конкретные внешнеторговые сделки" <2>. В.С. Поздняков и М.М. Богуславский рассматривают международные соглашения, такие как соглашения о товарообороте и платежах, не как источники международного частного права, а как "юридические факты, порождающие международные обязательственные отношения между самими государствами: по обеспечению... поставок товаров, по предоставлению кредитов" <3>.
<1> Геновский М. Указ. соч. С. 157.
<2> Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. С. 81.
<3> Экспортно-импортные операции. Правовое регулирование / Под ред. В.С. Позднякова. М., 1970. С. 29.
Соглашения о товарообороте уточняются ежегодными протоколами. На практике возникали ситуации, когда заключенные во исполнение протокола (международное соглашение) предыдущего года, но не исполненные в текущем году договоры поставки (гражданско-правовые сделки) подлежали изменению либо аннулированию лишь в случае, когда два правительства в порядке исключения прямо договаривались об этом <1>.
<1> Правовое регулирование внешней торговли в СССР. Внешторгиздат. 1961. С. 37 - 38.
Следовательно, в данном случае соглашение правительства является основанием для изменения или прекращения гражданско-правовых обязательств сторон из внешнеэкономических сделок.
Вместе с тем в литературе подчеркивается самостоятельность гражданско-правовых обязательств сторон сделки, действующих в рамках межправительственного соглашения.
Так, в одном из дел МКАС отметил: "Является общепризнанным самостоятельный характер обязательств из межправительственных и межведомственных соглашений и обязательств из заключаемых хозяйствующими субъектами гражданско-правовых договоров (контрактов). Из заключаемых государствами соглашений права и обязанности возникают для таких государств, которые в ходе их исполнения принимают в рамках своей компетенции надлежащие меры для обеспечения их хозяйствующими субъектами реализации возникающих из таких соглашений гражданско-правовых обязательств" <1>.
<1 > Дело N 265/1997, решение от 23 марта 1999 г. // Практика МКАС за 1999 - 2000 гг. С. 62.
Не совсем ясна ситуация с международными договорами бывшего СССР об экономическом и техническом сотрудничестве с развивающимися странами. Ранее такие договоры дополнялись основанными на них контрактами (гражданско-правовыми сделками) между предприятиями соответствующих стран <1>. "Содержание контрактов, заключаемых во исполнение международных соглашений по экономическому и техническому сотрудничеству, в значительной мере предопределены этими... соглашениями." <2>
<1> См. об этом: Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. С. 170 - 172, 175.
<2> Там же. С. 173.
В настоящее время известна практика заключения межправительственных соглашений, касающихся реализации какого-либо крупномасштабного проекта (например, строительство или реконструкция). "Затем на базе уже имеющегося межправительственного соглашения, - отмечают Г.К. Дмитриева и И.С. Мартынов, - предприятия-контрагенты заключают подрядный, гражданско- правовой договор, конкретизируя и развивая положения международного договора" <1>. По нашему мнению, юридически неверно говорить о конкретизации международного договора. Так, заключая гражданско-правовую (внутреннюю) сделку, стороны с помощью договора регулируют свои отношения, но не конкретизируют законодательство.
<1> Международное частное право: Учеб. пособие / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. М., 1993. С. 109 - 110.
В итоге следует согласиться с точкой зрения Л.А. Лунца по поводу природы торговых договоров: "По существу, в названных договорах говорится о таких правах, которые СВЯЗАНЫ С ТОРГОВЛЕЙ, НО ЛИШЬ ЧАСТИЧНО ОТНОСЯТСЯ К ОБЛАСТИ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА" <1> (выделено мной.
- В.К.).
<1> Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. С. 22.
Кредитные соглашения как разновидность торговых договоров либо касаются предоставления кредитов самими государствами, либо определяют основные условия предоставления кредитов, а сами кредиты предоставляются не государствами, а другими субъектами (банками, фирмами) <1>. Интересный подход обнаруживаем у А.Б. Альтшуллера. Указывая на комплексный характер правового регулирования валютных отношений (нормами международного публичного права, международного частного права, гражданского права), автор отмечал, что в результате заключения межгосударственного соглашения, например торгового, подлежат применению международно-правовые нормы, касающиеся, например, предоставления кредита. "Вступление в действие данной категории норм означает, что в необходимых случаях... следует руководствоваться также общими началами международного публичного права... Вместе с тем реализация правоотношений государств по такому соглашению влечет включение в сферу кредитных связей, например банковского механизма, и тогда возникают кредитные (по своей природе гражданско-правовые) отношения между банками стран (государственными, коммерческими), а это, в свою очередь, обуславливает применение соответствующих норм гражданско-правового... характера..." <2>.
<1> См.: Богуславский М.М. Международное экономическое право. С. 155.
<2> Альтшуллер А.В. Международное валютное право. М., 1984. С. 42.
Как отмечает Л.А. Лунц, "кредитные соглашения между государствами относятся к сфере международного публичного права, а не к сфере гражданского права... В подобных случаях государства в отношениях между собой используют цивилистическую технику, но отношения остаются в сфере международного права. Такого рода отношения могут регулироваться лишь нормами международного публичного права..." <1>.
<1> Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. С. 176.
Х.Р. Шамсиев задается вопросом: являются ли соглашения о межгосударственном кредите международными договорами или коммерческими (в нашем понимании внешнеэкономическими) сделками? С точки зрения автора, "на практике, при наличии сомнений, имеется в виду международно-правовой характер данного соглашения" <1>. Следует отметить довольно вольную трактовку автором положений межгосударственных соглашений, оформляющих внешнее заимствование. По его мнению, "должники и кредиторы при урегулировании возникших отношений по внешнему долгу не только в частноправовых соглашениях, но и в рамках международного договора применяют различные гражданско-правовые механизмы, такие как "обеспечение исполнения обязательств" залогом акций и иных ценных бумаг, "перевод долга", "новации долга", "зачет"... "уплата процентов" за пользование кредитом и за просрочку исполнения денежных обязательств". Отсюда делается вывод: "наличие частноправовых элементов в указанных отношениях может служить основанием для возможного применения к этим отношениям правил международного частного права... " <2>.
<1> Шамсиев Х.Р. Вопросы международного частного права в практике урегулирования внешнего государственного долга в отношениях между странами СНГ // МЧП: Сборник статей / Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. С. 125.
<2> Там же. С. 117 - 118.
Представляется, что в отношениях по межгосударственному долгу классические для международного частного права принципы определения применимого права использованы быть не могут. Действительно, если в Соглашении между Правительством РФ и Правительством Украины о взаиморасчетах, связанных с разделом Черноморского флота 1997 г. <1>, сказано, что Российская Сторона уплачивает Украинской Стороне проценты по ставке Libor+1% годовых для шестимесячных депозитов, это может повлечь необходимость привлечения национального законодательства. Однако такое законодательство привлекается для этого конкретного случая, и его определение осуществляется не на основании коллизионных норм, а по соглашению между Договаривающимися сторонами, а если спор стал предметом судебного разбирательства, то суд может применить нормы, которые являются совпадающими по законам обоих государств, или применить свое национальное законодательство на основе закона суда (lex fori). Во всяком случае, суд не должен обращаться к конкретным коллизионным привязкам своего законодательства, поскольку они регулируют отношения принципиально иного характера. Как отмечает М.М. Богуславский, "очевидно, общие правила о применении права, установленные действующим российским законодательством... могут применяться к отношениям, в которых государство участвует иным образом, чем при осуществлении суверенных функций" <2>.
<1> БМД. 1999. N 10.
<2> Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности / Под ред. А.С. Комарова. М., 2001. С. 134.
Предстоящее вступление России во Всемирную торговую организацию будет сопровождаться присоединением к основным документам данной международной организации - Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ) <1> (в редакции 1994 г.), а также Соглашению по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности 1994 г. <2> (Соглашение ТРИПС), Генеральному соглашению по торговле услугами 1994 г. (ГАТС) <3>.
<1> Заключено 30 октября 1947 г. См.: Генеральное соглашение по тарифам и торговле ГАТТ. СПб., 1994.
<2> Заключено в Марракеше 15 апреля 1994 г. См.:
<3> ГАТТ - от англ. GATT - General Agreement on Tariffs and Trade; ТРИПС - от англ. TRIPS - Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights; ГАТС - от англ. GATS - The General Agreement on Trade in Services.
Данные соглашения будут оказывать непосредственное регулирующее действие на внутренние гражданские правоотношения и на заключение внешнеэкономических сделок. Прежде всего, российские экспортеры перестанут подвергаться дискриминационным ограничениям в торговле с зарубежными партнерами, поскольку на них будут распространяться единые стандартные требования, касающиеся как ввозимой продукции, так и уплаты таможенных пошлин. В настоящее время российские экспортеры платят ввозные пошлины в большем размере, чем поставщики из иных стран, а в некоторых случаях к ним применяются специальные антидемпинговые меры.
Для примера рассмотрим некоторые положения ГАТТ. Данный документ основывается на следующих основных четырех принципах.
Во-первых, ГАТТ предполагает предоставление режима наибольшего благоприятствования в отношении таможенных пошлин и сборов, налагаемых на ввоз и вывоз, перевода за границу платежей за импорт или экспорт, всех правил регулирования и формальностей в связи с ввозом или вывозом для всех стран-участниц: "любое преимущество, благоприятствование, привилегия или иммунитет, предоставляемые любой Договаривающейся Стороной в отношении любого товара, происходящего из любой другой страны или предназначаемого в любую другую страну, должны немедленно и безусловно предоставляться подобному же товару, происходящему из территории всех других Договаривающихся Сторон или предназначаемому для территории всех других Договаривающихся Сторон" (§ 1 ст. 1).
Во-вторых, ГАТТ провозглашает предоставление товарам иностранного происхождения равной защиты по сравнению с отечественными товарами: "Товары, происходящие с территории какой-либо Договаривающейся Стороны и ввозимые на территорию другой Договаривающейся Стороны, не должны облагаться, прямо или косвенно, внутренними налогами или другими внутренними сборами любого рода, превышающими, прямо или косвенно, налоги и сборы, применяемые к аналогичным товарам отечественного происхождения" (§ 2 ст. 3). Таким товарам должен быть предоставлен режим не менее благоприятный, чем режим, предоставленный аналогичным товарам национального происхождения в отношении всех законов, правил и требований, относящихся к их внутренней продаже, предложениям на продажу, покупке, перевозке, распределению или использованию.
В-третьих, в ГАТТ предусматривается отказ от мер количественного регулирования: Договаривающиеся Стороны не должны устанавливать или сохранять какое-либо внутреннее количественное регулирование и требовать, прямо или косвенно, чтобы какое-либо определенное количество (доля) какого-либо товара поставлялись из внутренних источников.
Наконец, в-четвертых, ГАТТ предполагает отказ государства-участника от политики субсидирования экспорта.
<< | >>
Источник: В.А. КАНАШЕВСКИЙ. ВНЕШНЕ-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ: МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ, 2011. 2011

Еще по теме § 4. Международные торговые договоры и соглашения ВТО как регуляторы внешнеэкономических сделок:

  1. § 1. Международные обычаи и обыкновения как регуляторы внешнеэкономических сделок
  2. Глава IV. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБЫЧАИ И ОБЫКНОВЕНИЯ КАК РЕГУЛЯТОРЫ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК. LEX MERCATORIA
  3. Глава V. МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК С УЧАСТИЕМ ГОСУДАРСТВА И МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
  4. § 2. Правовой режим внешнеэкономических сделок с участием международной организации
  5. Всемирная торговая организация (ВТО
  6. § 3. Методы регулирования внешнеэкономических сделок и проблема соотношения международного и национального права
  7. § 2. Проблемы толкования международных договоров, регулирующих внешнеэкономические сделки
  8. 7.1. Действие соглашения в соответствии с правом Российской Федерации и международными договорами с ее участием
  9. 34. ПОНЯТИЕ И ИСТОЧНИКИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК
  10. Глава II. КОЛЛИЗИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК
  11. Глава III. МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК
  12. § 1. Правовой режим внешнеэкономических сделок с участием государства
  13. § 3. Пределы и проблемы применения коллизионных норм и иностранного права при регулировании внешнеэкономических сделок
  14. § 2. Методы регулирования внешнеэкономических сделок.Содержание категории "применимое право"
  15. Международные договоры РФ как источники экологического права
  16. § 2. Международный договор как источник коллизионного права
  17. § 5. МЕЖДУНАРОДНОЕ ТОРГОВОЕ ПРАВО
  18. 1. Общая характеристика международного договора как источникаколлизионного права