загрузка...

3.4. Международные расчетные отношения


В общем плане международные расчетные отношения можно определить как отношения, складывающиеся между банками и их клиентами по поводу платежей, которые должны проследовать за границу. Международные расчетные отношения связаны с внешнеэкономическими сделками главным образом в силу двух факторов.
Во-первых, основные формы международных расчетов - аккредитив, инкассо и банковский перевод - призваны обслуживать внешнеторговый оборот в целом и внешнеэкономические сделки в частности. Расчеты по внешнеэкономическим сделкам являются необходимым элементом выполнения сторонами своих обязательств по таким сделкам, поскольку внешнеэкономические сделки всегда являются возмездными. Покупатель, осуществляющий платеж продавцу с помощью аккредитива, грузоотправитель, оплачивающий услуги перевозчика посредством инкассо, или страхователь, переводящий средства страховщику в уплату страховой премии путем простого банковского перевода, - все эти субъекты выполняют свои обязательства по соответствующим договорам купли-продажи, перевозки, страхования.
Во-вторых, основные формы международных расчетов - аккредитив, инкассо и банковский перевод, - в свою очередь, сами представляют собой совокупность внешнеэкономических сделок, обособленных от тех возмездных договоров, в осуществление которых они были фактически инициированы. Вексель и чек, которые также активно используются как при аккредитивных и инкассовых операциях, так и в качестве самостоятельного средства платежа, не только представляют собой ценные бумаги, своего рода заменители денег, но также являются разновидностью односторонних внешнеэкономических сделок (конечно же, не чеки и векселя как таковые, а их выдача).
Основные формы международных расчетных отношений регламентируются главным образом международными банковскими обычаями и обыкновениями, которые свое конкретное выражение находят в Унифицированных правилах, изданных МТП (см. § 1 гл. IV). Хотя некоторые положения о расчетах содержатся также в международных соглашениях (платежные соглашения, соглашения о товарообороте и платежах и др.), основным их регулятором выступают банковские обычаи и обыкновения, а также документы, подготовленные в рамках международных организаций, такие как Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международных кредитовых переводах 1992 г.. Обращение к национальному законодательству происходит в исключительных случаях - для восполнения банковских обычаев и обыкновений.
В отличие от форм международных расчетов векселя и чеки стали предметом конвенционного регулирования. Многие страны (в основном государства континентальной Европы) унифицировали свое вексельное законодательство на основе Женевской конвенции, устанавливающей Единообразный вексельный закон (ЕВЗ) 1930 г. Соответственно вексельное законодательство государств - участниц Конвенции, устанавливающей ЕВЗ <1>, практически совпадает по содержанию. Конвенция установила форму и обязательные реквизиты векселя, условия передачи векселя, ответственность вексельных должников и т.д. Так, согласно ЕВЗ реквизитами переводного векселя являются:
<1> Участниками женевских вексельных конвенций являются государства Европы, некоторые латиноамериканские государства (Аргентина, Бразилия, Перу и др.), а также ряд государств Африки и Азии (Алжир, Ирак, Саудовская Аравия, Сирия, Турция, Южная Корея, Япония и др.). См.: приложение N 10 к Инструкции Внешторгбанка СССР "О порядке совершения банковских операций по международным расчетам". Профессор Е.А. Васильев дает отличную от приведенной в Инструкции Внешторгбанка СССР N 1 классификацию стран по отношению к ЕВЗ. См.: Гражданское и торговое право зарубежных государств. Т. II. С. 287.
наименование "вексель", включенное в текст документа;
простое и ничем не обусловленное предложение уплатить определенную сумму; наименование плательщика; указание срока платежа; указание места платежа;
наименование получателя или лица, по приказу которого платеж должен быть совершен; указание даты и места составления векселя; подпись векселедателя.
В соответствии с Конвенцией каждое государство-участник ввело в действие на своей территории Единообразный вексельный закон (ЕВЗ), являющийся приложением к Конвенции. В связи с присоединением СССР к Конвенции в 1936 г. 7 августа 1937 г. Постановлением ЦИК и СНК СССР было утверждено Положение о переводном и простом векселе <1>, действие которого подтверждено ст. 1 ФЗ от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" <2>. Соответственно вексельное законодательство государств - участниц Конвенции, устанавливающее ЕВЗ, практически совпадает по содержанию. Однако Конвенция не создала единого международного векселя для государств-участников.
<1> Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341 "О введении в действие Положения о переводном и простом векселе" // Свод законов СССР. Т. 5. С. 586. <2> СЗ РФ. 1997. N 11. Ст. 1238.
В ряде дел российские суды необоснованно ссылаются на нормы ЕВЗ, но не на Положение 1937 г., содержащее аналогичные нормы <1>: Конвенция не является самоисполнимым документом (см. § 1 гл. III), и ссылаться на ее нормы в ситуации, когда имеются аналогичные правила в Положении 1937 г., неправомерно. На это обстоятельство было справедливо обращено внимание в одном из постановлений государственного арбитражного суда <2>.
<1> См., в частности: Постановления ФАС МО от 24 марта 2005 г. по делу N КГ-А40/950-05, от 17 апреля 2003 г. по делу N КГ-А40/2067-03; Постановление ФАС ЦО от 3 июля 2002 г. по делу N А14-858-02/30/5. В Постановлении ФАС ПО от 22 июня 1999 г. по делу N А55-205/98-17 суд и вовсе "забыл" о существовании Положения 1937 г.: "Согласно ст. 1 Федерального закона... "О переводном и простом векселе" на территории Российской Федерации применяется Единообразный закон о переводном и простом векселях, принятый Венской (!? - В.К.) конвенцией 07.06.1930, по которому вексель является ничем не обусловленным денежным обязательством...". См. указанные дела
<2> См.: Постановление ФАС МО от 8 июля 2003 г. по делу N КГ-А40/4187-03.
В этом деле российское ООО обратилось в арбитражный суд с иском к российскому ЗАО (векселедатель), а также к железной дороге (авалист векселедателя) о взыскании с ответчиков вексельной суммы, процентов, пени и издержек по протестам векселей в неплатеже. Решением арбитражного суда первой инстанции со ссылкой на нормы Положения о переводном и простом векселе, а также ГК РФ требования истца были удовлетворены.
Апелляционная инстанция оставила без изменения решение суда первой инстанции, сославшись на статьи Единообразного закона о переводном и простом векселе, установленного Женевской конвенцией 1930 г. Суд кассационной инстанции отменил решение и постановление нижестоящих судов, в том числе "в связи с применением судом апелляционной инстанции не подлежащего применению Единообразного закона о переводном и простом векселе, установленного Женевской конвенцией 1930 г., при наличии регулирующих вексельные правоотношения российских участников хозяйственной деятельности национальных законов".
Наряду с Конвенцией, устанавливающей ЕВЗ, в том же 1930 году была принята Конвенция, имеющая целью разрешение коллизий законов о переводных и простых векселях <1> (далее - Конвенция о коллизиях в отношении векселей), которая унифицировала коллизионные нормы государств-участников в данной области. В соответствии со ст. 1 этой Конвенции государства- участники "обязуются, одни в отношении других", применять для разрешения коллизий в вопросах о переводных и простых векселях правила, указанные в Конвенции. Из этого, однако, не следует, что Конвенция о коллизиях в отношении векселей применяется только в ситуациях, когда вексельные отношения возникают лишь между государствами-участниками. Конвенция подлежит применению и в ситуации, когда вексельное отношение связано с государством - неучастником Конвенции. На это обстоятельство указывает, в частности, ст. 10 Конвенции, согласно которой каждое государство-участник "сохраняет за собой право не применять принципы частного международного права, содержащиеся в... Конвенции", поскольку вопрос касается:
<1 > Подписана в Женеве 7 июня 1930 г. См.: Вестник ВАС РФ. 1995. N 1.
обязательства, принятого вне территории одного из государств-участников;
закона, подлежащего применению согласно этим принципам, но не являющегося законом одного из государств-участников.
Отсюда следует, что по общему правилу применение норм этой Конвенции не ставится в зависимость от того, является ли другое государство участником Конвенции. Однако суды государства-участника вправе не применять положения Конвенции, если вексельные обязательства приняты на территории государства-неучастника или если в соответствии с коллизионными нормами Конвенции подлежит применению закон государства-неучастника. Практически это означает, что в этих ситуациях суды государств-участников вправе применять национальные коллизионные нормы. Причем во втором из указанных случаев это целесообразно лишь тогда, когда применение национальных коллизионных норм ведет к другому результату, чем применение законодательства государства - неучастника Конвенции.
Какой же вывод из этих конвенционных положений следует для российских судов? Так как в российском праве отсутствуют специальные коллизионные нормы вексельного законодательства, следовательно (за пределами конвенционных норм), в России к векселю должны применяться коллизионные нормы общегражданского законодательства, регулирующие односторонние сделки, т.е. ст. ст. 1209, 1217 ГК РФ. Однако правила этих статей Кодекса являются общими и не учитывают всей специфики вексельных правоотношений, в связи с чем их применение российскими судами нецелесообразно, даже если они ведут к применению более удобного для суда российского права. Таким образом, правила Конвенции о коллизиях в отношении векселей заменяют для России упомянутые коллизионные нормы российского общегражданского законодательства и должны применяться российскими судами даже в тех случаях, когда соответствующие вексельные действия (выдача векселя, его акцепт, платеж по нему и т.д.) имели место на территории государства, не участвующего в Конвенции.
Проиллюстрируем это на примере. Согласно Конвенции о коллизиях в отношении векселей форма, в которой приняты обязательства по векселю, определяется по закону той страны, на территории которой эти обязательства были подписаны (ст. 3). Таким образом, вексель, выданный за границей с платежом в России, будет в отношении формы признаваться действительным в России, если соблюдены требования соответствующего иностранного государства. Если государство участвует в Женевской конвенции, устанавливающей ЕВЗ, то никакой проблемы не возникает, поскольку и в России, и в соответствующем иностранном государстве действует фактически единое вексельное законодательство, основанное на ЕВЗ. Иными словами, форма (обязательные реквизиты) векселя в обоих государствах будет одинаковой.
Ситуация будет иной, если, предположим, вексель выдан в Великобритании, поскольку страны англо-американского права, включая Великобританию и США, не участвуют в женевских вексельных конвенциях и в них действует свой тип векселя, основанный на английском Законе о векселях (Bills of Exchange Act) 1882 г. <1>. Согласно английскому Закону 1882 г. переводной вексель должен содержать:
<1> Помимо Англии и США к этой группе стран относятся те, чье законодательство основано на английском или американском вексельных законах (Австралия, Гонконг, Израиль, Индия, Ирландия, Канада, Кипр, Кения, Малайзия, Новая Зеландия, Пакистан, Пуэрто-Рико, Судан, ЮАР и др.). Самостоятельную группу образуют страны, чье вексельное законодательство не входит ни в одну из двух основных систем вексельного права и не основано на каком-либо одном, общем для всех этих стран вексельном законе. К ним относятся Боливия, Венесуэла, Гватемала, Гондурас, Египет, Иран, Испания, Колумбия, Куба, Мексика, Панама, Тайвань, Таиланд, Уругвай, Чили, Сальвадор и др. См.: приложение N 10 к Инструкции Внешторгбанка СССР N 1.
безусловный приказ платить определенную денежную сумму;
срок платежа;
наименование плательщика;
наименование получателя или указание, что вексель оплачивается предъявителю;
подпись векселедателя.
Как видно, указанный перечень не указывает такой обязательный реквизит векселя по ЕВЗ, как вексельная метка, т.е. наименование "вексель", включенное в самый текст документа и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен (ст. 1 ЕВЗ). Поскольку согласно ст. 3 Конвенции о коллизиях в отношении векселей форма векселя определяется по закону той страны, где он был выдан, вексель, выданный на территории Великобритании с платежом в России, несмотря на отсутствие в нем вексельной метки, будет признан в России действительным. И наоборот, вексель, выставленный в России с платежом за границей, должен соответствовать по форме российскому законодательству.
Другие положения Конвенции о коллизиях в отношении векселей касаются действия обязательств акцептанта, сроков на предъявление иска в порядке регресса, формы и срока протеста и т.д. В частности, вексельная правоспособность, т.е. способность обязываться по векселю, определяется по национальному закону лица <1>, а если он отсылает к закону другой страны - по закону этой другой страны. Лицо, не обладающее способностью обязываться по векселю согласно национальному закону (закону, к которому отсылает национальный закон), тем не менее несет ответственность, если подпись была совершена на территории страны, по законодательству которой это лицо было бы способно (ст. 2 Конвенции) <2>.
<1> Согласно российскому законодательству личным законом физического лица является закон гражданства (п. 1 ст. 1195 ГК РФ), а юридического лица - закон места учреждения (п. 1 ст. 1202 ГК РФ). Таким образом, правоспособность для векселедателя - российского гражданина или юридического лица определяется согласно ГК РФ (ст. ст. 18, 21, 49, 50), а также ФЗ "О переводном и простом векселе" (ст. 2) и совпадает с общегражданской.
<2> Аналогичное по содержанию, но более общее по характеру правило содержится в ст. 1197 ГК РФ (для физического лица) и в ст. 1202 ГК РФ (для юридического лица).
В российской судебной практике встречаются примеры необоснованного применения судами положений Конвенции о коллизиях в отношении векселей.
Так, в одном из дел <1> российское ООО обратилось в государственный арбитражный суд с иском к другому российскому ООО об истребовании от ответчика из чужого незаконного владения векселя, выданного в России. Решением и постановлением первой и апелляционной инстанций иск был удовлетворен. Причем в обоснование своих актов суды в числе прочего сослались на норму ст. 9 Конвенции о коллизиях в отношении векселей, предусматривающей, что "закон той страны, где должны быть оплачены переводной и простой вексель, определяет, какие меры следует принять в случае утраты или похищения переводного и простого векселя". При этом суды руководствовались также п. 1 ст. 302 ГК РФ, исходя из того, что истец является собственником спорного имущества, это имущество (вексель) выбыло из его владения помимо воли истца, поэтому он вправе истребовать вексель от добросовестного приобретателя - ответчика. Апелляционная инстанция пришла к выводу, что нормы, содержащиеся в ГК РФ, не противоречат Конвенции о коллизиях в отношении векселей, а ст. 9 названной Конвенции предоставляет право ее участникам отступать от норм, установленных ЕВЗ.
<1> См.: Постановление ФАС УО от 9 июня 2000 г. по делу N Ф09-742/2000-ГК.
Кассационная инстанция отменила акты нижестоящих судов. Во-первых, согласно ст. 815 ГК РФ отношения сторон по векселю регулируются вексельным законодательством, и суду следовало применить п. 16 Положения о переводном и простом векселе 1937 г., а не п. 1 ст. 302 ГК РФ. Во- вторых, суды неправильно истолковали ст. 9 Конвенции о коллизиях в отношении векселей, поскольку в России в соответствии со ст. 1 Конвенции, устанавливающей ЕВЗ, было введено в действие Положение о переводном и простом векселе 1937 г. Это Положение является внутренним законом России, регулирующим вексельное обращение на территории России в соответствии с ЕВЗ. Какое-либо отклонение в применении принятого вексельного законодательства недопустимо. Кроме того, Конвенция о коллизиях в отношении векселей вообще не подлежала применению, так как сторонами по данному делу являются российские юридические лица.
В другом деле, рассмотренном государственным арбитражным судом <1>, иностранное АО "Вестор Компани" (Республика Черногория) обратилось в арбитражный суд с иском к российскому ООО о взыскании задолженности по векселю и процентов. Суд первой инстанции установил, что истец является легитимным держателем векселя, эмитированного иностранной компанией "Westway Trading LLC", а ответчик значится авалистом указанного векселя. Вексель содержит определенные реквизиты, в частности указаны: дата составления векселя; место составления (Portland); вексельная сумма (USD 1000000); векселедатель (Westway Trading LLC 8407 N.E.Fremont Str., Portland, Oregon 97220); обязательство безусловно выплатить по векселю денежную сумму непосредственно истцу по его адресу в Республике Черногория; начисление 8% на вексельную сумму; оплата в срок по предъявлении, но не ранее указанной даты; место платежа (Portland).
<1> См.: Постановление ФАС МО от 4 октября 2005 г. по делу N КГ-А40/9281-05.
Решением арбитражного суда первой инстанции (поддержанным апелляционной инстанцией) исковые требования были удовлетворены. При этом суд отклонил доводы ответчика о том, что спорный вексель имеет дефект формы и что отсутствует документ, подтверждающий легализацию векселя, так как, по мнению суда, спорный вексель составлен в соответствии с российским законодательством, имеет аваль российского юридического лица и не требует легализации, поскольку на нем только наименование векселедателя и его местонахождение выполнено с применением латинского шрифта.
По мнению кассационной инстанции, принятые судебные акты подлежат отмене.
В частности, поскольку местом платежа в векселе указан Portland и лицом, его выдавшим, является иностранная компания, предположительно расположенная в США - "Portland, Oregon 97220", что следует из многообразия одноименных населенных пунктов, расположенных в разных странах мира, и отсутствия в векселе указания страны векселедателя, то суду необходимо было тщательным образом исследовать вопрос о том, каким именно законом регулируется выдача векселя, а также его предъявление - законом месторасположения иностранной компании, законом места выдачи и предъявления векселя, или же к нему применимы требования, содержащиеся в Положении о переводном и простом векселе 1937 г., а также в Конвенции, устанавливающей ЕВЗ. При этом при применении положений названной Конвенции (если суд придет к такому выводу) суд должен был выяснить и вопрос о том, присоединились ли в свое время к названной выше Конвенции США. Если же суд при рассмотрении данных вопросов придет к выводу о том, что в данном случае применимо право соответствующего штата США или федеральный закон данного государства, то суду подлежит исследовать условия его выдачи и предъявления к оплате с указанной в таком виде суммой, в том числе возможность его предъявления непосредственно авалисту, и фактической оплаты по спорному векселю с учетом требований вышеназванного законодательства, т.е. суд, таким образом, должен будет проверить в полном объеме векселеспособность требований спорного векселя к форме векселя в связи с применяемым к нему правом.
В вышеизложенном Постановлении основная ошибка кассационной инстанции состоит в том, что, справедливо указывая нижестоящим судам на необходимость определения применимого к векселю права, суд сам проявляет определенную некомпетентность в этих вопросах. Об этом свидетельствует тот факт, что в Постановлении кассационной инстанции отсутствует ссылка на коллизионные нормы, содержащиеся в Конвенции о коллизиях в отношении векселей, ст. 3 которой прямо предусматривает, что форма векселя определяется законом той страны, на территории которой эти обязательства были подписаны. Вместо этого суд кассационной инстанции требует от нижестоящих судов установления того факта, участвуют ли США в Конвенции, устанавливающей ЕВЗ (проверить этот факт кассационная инстанция могла самостоятельно). Хотя участие государства в Конвенции, устанавливающей ЕВЗ, и предрешает в определенной степени вопрос относительно формы векселя, принципиальным в данном случае является определение права, регулирующего вексельные отношения, в том числе его форму, т.е. решение коллизионного вопроса.
При дальнейшем рассмотрении дела (дело слушалось в шести инстанциях) <1> иск был удовлетворен, и с ответчика в пользу истца была взыскана сумма вексельного долга и расходы по оплате госпошлины. По мнению суда первой инстанции (подтвержденному апелляционной и кассационной инстанциями), в данном случае "к правоотношениям сторон по делу применяются нормы Единого торгового кодекса США, регулирующие правоотношения по оборотным документам. А о том, что на спорные правоотношения распространяются именно положения Единого торгового кодекса США (ЕТК США), свидетельствует тот факт, что местом составления векселя является штат Орегон, США и выдан он был Компанией "WEST WAY TRADING LLC", которая зарегистрирована на территории того же штата США и, кроме того, США не присоединились к Конвенции о Единообразном законе о переводном и простом векселе 1930 г. Следовательно, учитывая вышеизложенное, а также принимая во внимание тот факт, что авалистом (поручителем) спорного векселя является ответчик по делу, чего тот никогда и не отрицал, то судебная коллегия считает, что вывод суда об обращении взыскания по векселю именно на авалиста, т.е. ООО "КБ "Бризбанк", является правомерным, так как он основан был на требованиях, содержащихся в ст. ст. 3-104, 3-107, 3-108, 3-110, 3-112, 3-419, 3-504 Единого торгового кодекса США. Таким образом, доводы в жалобе заявителя о том, что в данном случае должны быть применены нормы права России в силу ст. ст. 154, 1217 ГК РФ, а не положения Единого торгового кодекса США, судебной коллегией признаются неубедительными" <2>.
<1> См.: решение Арбитражного суда г. Москвы от 26 мая 2005 г. по делу N А40-10847/05-62- 96; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 июля 2005 г. по делу N 09АП-7361/05-ГК; Постановление ФАС МО от 4 октября 2005 г. по делу N КГ-А40/9281-05; решение Арбитражного суда г. Москвы от 19 января 2006 г. по делу N А40-10847/05-62-96; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 марта 2006 г. по делу N 09АП-2029/06-ГК; Постановление ФАС МО от 23 мая 2006 г. по делу N КГ-А40/3709-06-П.
<2> Постановление ФАС МО от 23 мая 2006 г. по делу N КГ-А40/3709-06-П.
Показательно, что и при повторном разбирательстве дела российские инстанции так и не сослались на коллизионные нормы Конвенции о коллизиях в отношении векселей. Справедливо отклонив просьбу ответчика о применении коллизионных норм российского законодательства для односторонних сделок (ст. 1217 ГК РФ) как неприменимых к векселям, суды никак не обосновали выбор американского права как права, регулирующего форму векселя и другие правоотношения, связанные с выдачей спорного векселя. В данном случае в отношении формы векселя и обязательств акцептанта суды должны были руководствоваться ст. ст. 3 и 4 Конвенции о коллизиях в отношении векселей, устанавливающих, что форма, в которой приняты обязательства по векселю, определяется законом той страны, на территории которой эти обязательства были подписаны (ст. 3), а действие, которое производят подписи других лиц, обязанных по векселю, определяется по закону той страны, на территории которой подписи были даны (ст. 4).
В соответствии со ст. 6 Конвенции о коллизиях в отношении векселей "вопрос о том, приобретает ли держатель переводного векселя право требования, на основании которого выдан документ, решается по закону места составления документа". Вексель был выдан на территории США, следовательно, вопрос об основаниях его выдачи должен решаться в соответствии с действующим в США законодательством. Как известно, одно из основных отличий женевского векселя от англо-американского <1> состоит в том, что женевский переводный вексель представляет собой предложение уплатить (оферта), принять которое (акцепт векселя) или отказаться - прерогатива плательщика. Так, в тексте векселя не должно быть указания на какое- либо основание его выдачи (например, контракт купли-продажи). Ссылка на условия платежа превращает вексель в обычное долговое обязательство. В этом случае "невозможность признания документа векселем в силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного требования из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом документе" <2>.
<1> Анализ этих расхождений, а также другую информацию по вексельному законодательству зарубежных стран см.: приложение N 10 к Инструкции Внешторгбанка СССР 1985 г. N 1 "Справка по вексельному законодательству". См. также: Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. С. 227 - 228; Валютные отношения во внешней торговле СССР. Правовые вопросы / Под ред. А.Б. Альтшуллера. М., 1968. С. 195 и след.; Ерпылева Н.Ю. Вексель в международном банковском праве: сравнительный анализ женевской и англо-американской систем // Законодательство и экономика. 2003. N 9 - 10.
<2> См.: п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 июля 1997 г. N 18 "Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте" // Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.
Хотя праву Англии и США категория абстрактных обязательств неизвестна и обязательство признается действительным лишь при наличии встречного удовлетворения (consideration), если только оно не выражено в форме документа "за печатью" (deed), "в отношении векселей презюмируется, что вексель выдан за предоставленное встречное удовлетворение, а для исключения сомнений по этому вопросу на векселях пишется, что "встречное удовлетворение получено" (value received) <1>. Однако, как отмечает Д.Л. Иванов, "отсутствие такой оговорки в векселе, с точки зрения закона, безразлично" и "ссылка на основание в тексте векселя, если она при этом не затрагивает безусловности вексельного обязательства, не имеет никакой юридической силы" <2>.
<1> Гражданское и торговое право капиталистических государств. Часть II / Отв. ред. проф. Р.Л. Нарышкина. М., 1984. С. 169. См. также: Гражданское и торговое право зарубежных государств. Т. II. С. 289 - 290.
<2> Валютные отношения во внешней торговле СССР. Правовые вопросы. С. 193.
Вместе с тем в материалах рассматриваемого дела отсутствует указание на то, исследовал ли суд вопрос о том, соблюдены ли требования американского права относительно каузального характера выданного в США векселя.
Недостаточная убежденность суда в своей правоте относительно определения применимого права к вексельным правоотношениям видна из аналогичного спора, возникшего между теми же лицами, но в отношении другого векселя. Здесь суды использовали принципиально иную аргументацию, впрочем, конечный результат от этого не изменился.
В своем Постановлении <1> кассационная инстанция отметила, что решение суда первой инстанции (подтвержденное апелляционной инстанцией) <2> о взыскании вексельного долга, процентов и расходов по уплате госпошлины является верным: ответчик является авалистом за векселедателя; в соответствии с подлежащими применению нормами ЕТК США спорный вексель является оборотным документом и соответствует всем требованиям, предъявляемым к подобным документам; ответчик является лицом, обязанным по данному векселю согласно ст. 3-419 ЕТК США, поскольку надписал вексель как авалист (вексельный поручитель), а поэтому является стороной, присоединившейся в порядке аккомодации; векселедатель ликвидирован в административном порядке, и это в соответствии с ЕТК США освобождает векселедержателя от необходимости предъявления векселя к платежу векселедателю.
<1> См.: Постановление ФАС МО от 16 мая 2006 г. N КГ-А40/3705-06-П.
<2> Дело также слушалось в шести инстанциях. См.: решение Арбитражного суда г. Москвы от 30 мая 2005 г. по делу N А40-12595/05-48-88; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2005 г. по делу N 09АП-7027/05-ГК; Постановление ФАС МО от 29 сентября 2005 г. по делу N КГ-А40/9001-05; решение Арбитражного суда г. Москвы от 11 января 2006 г. по делу N А40-12595/05-48-88; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 марта 2006 г. по делу N 09АП-1750/06-ГК; Постановление ФАС МО от 16 мая 2006 г. по делу N КГ-А40/3705-06-П.
Стоит отметить, что вексельному законодательству стран англо-американского права неизвестен институт аваля <1>, поэтому суд был вынужден применить нормы ЕТК об аккомодации, хотя, по мнению Е.А. Васильева, ЕТК США в ст. 4-41 b предусматривает возможность предоставления гарантии платежа по оборотному документу <2>.
<1> См., в частности: Ерпылева Н.Ю. Международное частное право: Учебник. С. 303.
<2> См.: Гражданское и торговое право зарубежных государств. Т. II. С. 294.
Судами первой и апелляционной инстанций "правильно определено право, подлежащее применению, - Единообразный торговый кодекс США 1962 г., регулирующий спорные правоотношения, поскольку вексель, из которого заявлен иск, был выдан в США, которые не присоединились к Конвенции о Единообразном законе о переводном и простом векселе 1930 г. Согласно ст. 1217 Гражданского кодекса Российской Федерации, к обязательствам, возникающим из односторонних сделок, если иное не вытекает из закона, условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела, применяется право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке. Обязательство по оплате выданного в США векселя, то есть основное обстоятельство, принял на себя векселедатель, находящийся в США. Аваль (вексельное поручительство) представляет собой обеспечительную сделку, то есть является сделкой производной, подчиненной основной сделке, а поэтому к авалю должны применяться нормы права США, то есть права, которому подчинена основная сделка".
Как видим, суды в данном деле при определении применимого права обратились к правилам ст. 1217 ГК РФ. При этом суды мотивировали применение к обязательствам авалиста права, применимого к обязательствам акцептанта, ссылкой на то, что обеспечительная сделка подчинена сделке основной. Такой вывод прямо противоречит ст. 4 Конвенции о коллизиях в отношении векселей, согласно которой следовало бы установить место принятия авалистом своих обязательств по векселю и применить право соответствующего государства.
В рассмотренном деле интересен также вопрос об установлении содержания американского законодательства. В частности, в решении арбитражного суда первой инстанции по указанному делу <1> суд отметил, что "во исполнение указаний ФАС МО, судом установлено, что США не присоединились к Конвенции о Единообразном законе о переводном и простом векселе 1930 г., поэтому условия выдачи и формы спорного векселя, предъявления его к оплате с указанной в таком виде суммой, включая возможность его предъявления непосредственно авалисту, и вопросы фактической оплаты по спорному векселю регулируются законодательством США. Судом исследованы нормы Единого торгового кодекса США, регулирующие спорные правоотношения, и Инструкция Внешторгбанка СССР от 25.12.1985 N 1 в части главы - Информация по вексельному законодательству стран, относящихся к женевской и англо-американской системе права. Установив содержание норм Единообразного торгового кодекса США (ЕТК), суд приходит к выводу, что спорный вексель является оборотным документом и соответствует всем требованиям, предъявляемым к нему статьями 3-104, 3-107, 3-108, 3-110, 3-112, 3-419 ЕТК США... Суд отклоняет ссылку ответчика на возможность несоответствия норм ЕТК США законодательству штата Орегон, поскольку ответчик не представил никаких доказательств указанного довода, хотя суд в соответствии с ч. 2 ст. 14 АПК РФ возложил обязанность доказывания содержания норм иностранного права на стороны, поскольку заявленные требования связаны с осуществлением сторонами экономической деятельности. Следует отметить, что ответчик не представил суду никаких доказательств того, что предпринимал меры для получения доказательств содержания соответствующих норм иностранного права".
<1> См.: решение Арбитражного суда г. Москвы от 11 января 2006 г. по делу N А40-12595/05-
48-88.
Как известно, ЕТК США является модельным документом, имеющим свою версию в каждом штате США. Вопрос же о применении к вексельным отношениям законов конкретного штата, а также Закона США о ценных бумагах 1933 г. судом не исследовался. Указание суда на то, что ответчик не представил суду доказательства несоответствия норм ЕТК США законодательству штата Орегон, выглядит неуклюже, поскольку суд сам отметил, что им "исследованы нормы Единого торгового кодекса США, РЕГУЛИРУЮЩИЕ спорные правоотношения" (выделено мной. - В.К.).
Еще в одном деле, рассмотренном государственным арбитражным судом <1>, российское ОАО обратилось в суд с иском к российскому ЗАО о взыскании денежной суммы по неоплаченному переводному векселю, выданному на территории Кипра кипрской фирмой офшорному филиалу истца на Кипре. Данный вексель был акцептован ответчиком, который отказался его оплатить. В числе прочего ответчик ссылался на то, что выдача векселя на Кипре, который не ратифицировал Женевскую конвенцию, устанавливающую ЕВЗ, не позволяет применить к нему положения ЕВЗ. Решением и постановлением судов первой и апелляционной инстанций в удовлетворении исковых требований было отказано. Кассационная инстанция отменила акты нижестоящих судов, признав довод ответчика неубедительным по следующим основаниям. Вексель выдан офшорному филиалу истца (российского ОАО) в Республике Кипр. Следовательно, право требования принадлежит указанному российскому ОАО. Акцептантом является российское ЗАО (ответчик).
Акцепт является самостоятельным обязательством на уплату вексельной суммы. Поскольку векселедержатель и акцептант находятся на территории России, требование заявлено также на российской территории, нет оснований полагать, что в данном случае Конвенция, устанавливающая ЕВЗ, и Положение о переводном и простом векселе 1937 г. не могут быть применены к правоотношениям сторон.
<1> См.: Постановление ФАС СЗО от 21 декабря 1998 г. по делу N А56-9983/98.
В приведенном Постановлении кассационной инстанции судом были допущены ошибки в применении коллизионных норм. Для разрешения вопроса о применимом к векселю праве суд не обратился к коллизионным нормам Конвенции о коллизиях в отношении векселей. Во-первых, судом не применены положения Конвенции о форме векселя (ст. 3): вексель был выдан на территории Кипра, а следовательно, его форма подчинялась праву Кипра. Во-вторых, суд не исследовал вопрос о вексельной правоспособности филиала, в частности его способности принимать вексель: векселедателем являлась кипрская компания, держателем - учрежденный на Кипре филиал российского ОАО, однако правовой статус последнего (включая вопрос о взаимоотношениях между таким филиалом и его учредителем - российским ОАО) судом не анализировался.
В заключение стоит отметить, что для правильного применения судами России женевских вексельных конвенций высшие судебные инстанции должны обобщать практику применения судами таких документов.
Имеется настоятельная необходимость в подготовке обзора относительно состояния современного иностранного вексельного законодательства, подобно тому, который содержится в приложении N 10 ("Справка по вексельному законодательству СССР и иностранных государств") к Инструкции Внешторгбанка СССР "О порядке совершения банковских операций по международным расчетам".
<< | >>
Источник: В.А. КАНАШЕВСКИЙ. ВНЕШНЕ-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ: МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ, 2011. 2011

Еще по теме 3.4. Международные расчетные отношения:

  1. 1.1. Сущность и значение расчетных отношений
  2. 1.2. Особенности правового регулирования расчетных отношений организаций
  3. § 1. Понятие расчетов, расчетных отношений и банковского счета
  4. § 1. МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА, МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
  5. Правопреемство государств в отношении международных договоров
  6. 85. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ВАЛЮТНЫХ И ФИНАНСОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
  7. 7. Международно-правовое регулирование коллизионных вопросовсемейных отношений
  8. 3. Коллизионные вопросы вещных отношений в международных договорах
  9. 2. Имущественные отношения супругов в международном частном праве
  10. 12. Участие России в международных валютно-финансовых отношениях
  11. О правовой природе норм международных договоров, регулирующих гражданские отношения
  12. Л. МЕХИДО, П. ПИЛЯРЕС. КУРСИСПАНСКОГО ЯЗЫКАL. MEGIDO, P. PALLARESCURSO DE ESPANOLELEMENTAL Y MEDIOИздательство «Международные отношения». Москва1965., 1965
  13. § 1. Основы расчетных правоотношений
  14. Глава 13 Расчетные и кредитные правоотношения
  15. Расчетный период отработан полностью