загрузка...

Квалификация юридических понятий коллизионной нормы


При применении коллизионной нормы квалификация юридических понятий, содержащихся в ее объеме и привязке, должна производиться в соответствии с законом суда. Обычно в литературе приводится пример с заключением контракта между российской и английской организациями посредством направления оферты и ее акцепта <1>. Например, понятие "место совершения сделки" российский суд должен толковать с точки зрения российского законодательства, т.е. признавать таким местом место жительства (нахождения) оферента (ст. 444 ГК РФ). Английский суд в соответствии с английским законодательством признает местом совершения сделки место отправления акцепта. Оба суда, таким образом, в соответствии с законом суда будут толковать одно и то же понятие по-разному. Даже если российский суд придет к выводу, что местом совершения сделки в соответствии со ст. 444 ГК РФ является Англия, он не должен принимать во внимание то, что в самой Англии этот вопрос решается иначе, поскольку толкование юридических понятий коллизионной нормы осуществляется в соответствии с российским правом (п. 1 ст. 1187 ГК РФ).
<1> Например, английский профессор Лоренцен приводил пример о заключении контракта посредством оферты и акцепта между Нью-Йорком и Ленинградом в одной из первых статей, посвященных квалификации (1920 г.). См.: Robertson A. Characterization in the Conflict of Laws. Harvard University Press, 1940. P. 4.
Главным аргументом является то, что коллизионная норма является нормой, которую сформулировал отечественный законодатель, а следовательно, и все понятия этой нормы должны толковаться в соответствии с отечественными правом. Если же производить квалификацию не по закону суда, а по иностранному праву (к которому отсылает коллизионная норма), то право страны суда утратит всякий контроль над применением своих коллизионных норм. Кроме того, квалификация по lex causae является нелогичной, поскольку вопрос о выборе этого права до применения коллизионной нормы еще не решен. В соответствии же с квалификацией по закону суда (lex fori) толкование юридических понятий коллизионной нормы должно осуществляться по закону того государства, в котором рассматривается дело еще до того момента, как решена проблема выбора права, т.е. до применения коллизионной нормы (первичная квалификация).
Таким образом (в нашем примере), российский суд при квалификации места заключения договора должен руководствоваться только российским правом, не принимая во внимание позицию английского права, хотя бы оно и было избрано применимым. Однако после того как суд установил применимое право, т.е. после применения коллизионной нормы, разрешение всех вопросов должно осуществляться в соответствии с избранным применимым правом (вторичная квалификация). Аналогичным образом со своей стороны поступит английский суд: "место, в котором заключается контракт, определяется в английском суде местом, откуда акцепт был отправлен, даже если в соответствии с правом страны, из которой акцепт был отправлен, он вступает в силу лишь там и тогда, где и когда оферент его получил" <1>.
<1> Lipstein K. Principles of the Conflict of Laws. National and International. Martinus Nijhoff Publishers. The Hague. 1981. P. 294.
Вопросы квалификации юридических понятий возникали и в практике зарубежных коммерческих арбитражей.
Так, в деле N 7748, рассмотренном Арбитражем МТП в 1995 г. (заседание проходило на Кипре) <1>, истцом выступала одна из европейских организаций, а ответчиком - государство Х. Среди прочего ответчик ссылался на истечение срока исковой давности согласно праву государства-ответчика (государства Х), поскольку по соглашению сторон оно подлежало применению к контракту. В процессе рассмотрения спора и арбитраж, и представители сторон пришли к общему мнению, что вопросы процесса должны регулироваться правом страны суда (lex fori), т.е. правом Кипра, тогда как вопросы существа отношений по сделке (lex causae) - правом ответчика. Проанализировав киприотское законодательство, арбитраж заключил, что в вопросах исковой давности право Кипра аналогично праву Англии. По мнению арбитража, правом, на основании которого должна проводиться квалификация исковой давности, является право Кипра, поскольку исковая данность согласно киприотскому законодательству - вопрос процессуальный.
Таким образом, именно киприотское право (как право места проведения арбитража), а не право ответчика (как право, применимое к контракту) должно решать вопрос, истек ли срок исковой давности или нет.
<1> Решение опубликовано не было.
Приводится по: Grigera Naon H.A. Choice-of-Law Problems in International Commercial Arbitration. The Hague. Martinus Nijhoff Publishers. 2001. P. 228 - 229.
В другом деле (N 8175, решение 1996 г.) Арбитраж МТП, заседавший в Париже (Франция) <1>, рассматривал спор по контракту, применимым правом к которому стороны избрали индийское. В процессе рассмотрения дела возник вопрос о том, по праву какого государства должны быть квалифицированы вопросы ответственности в форме уплаты процентов, сам период уплаты процентов и процентная ставка. В частности, относятся ли указанные вопросы к процессу или материальному праву. Арбитраж пришел к выводу, что квалификация должна осуществляться в соответствии с французскими коллизионными нормами (как нормами государства местонахождения арбитража). Согласно французским коллизионным нормам ответственность в форме уплаты процентов, период уплаты и процентная ставка являются вопросами материального права и, таким образом, должны определяться в данном деле индийским правом.
<1> Решение опубликовано не было. Приводится по: Grigera Naon H.A. Op. cit. P. 229.
Пункт 2 ст. 1187 ГК РФ содержит исключение из правила квалификации по закону суда: если при определении применимого права юридические понятия, требующие квалификации, не известны российскому праву или известны в ином словесном обозначении либо с другим содержанием и не могут быть определены посредством толкования в соответствии с российским правом, то при их квалификации может применяться иностранное право. Например, российскому законодательству неизвестен институт траста. Поэтому при определении применимого права к договору траста российский суд вынужден будет толковать данное понятие по американскому праву, применимому в силу коллизионной нормы. Как отмечает Дж. Делюм, хотя восприятие англоамериканского института траста системами гражданского права является невозможным, это не означает, что суды в странах гражданского права не должны признавать положения о трасте, регулируемые англо-американским правом. Например, во Франции суды в ряде решений пришли к выводу, что хотя траст не может быть образован на основе французских законов, не существует убедительных аргументов, включая публичный порядок, для непризнания действительным во Франции траста, законно образованного на основе англо-американского общего права <1>.
<1> См.: Delaume G. Op. cit. P. 89.
Следует заметить, что эффект правила п. 2 ст. 1187 ГК РФ снижается тем обстоятельством, что в качестве основополагающего принципа выбора судом применимого к договору права Кодекс устанавливает закон наиболее тесной связи (п. 1 ст. 1211 ГК РФ). Соответственно, осложненность спорного правоотношения иностранными понятиями и категориями будет вполне очевидным доводом в пользу применения российским судом иностранного права, содержащего соответствующие нормы.
Некоторые специалисты, такие как Гемма (Gemma), Джитта (Jitta), а позднее - Рабель (Rabel), Меригги (Meriggi) <1>, обосновывали возможность автономной квалификации, т.е. квалификации, не подчиненной праву какой-либо одной страны (в том числе праву страны суда). Такая квалификация якобы должна осуществляться на основе обобщения понятий разнонациональных правовых систем на основе метода сравнительного правоведения. Основной аргумент сторонников автономной квалификации заключается в том, что квалификация понятий коллизионной нормы по закону суда (lex fori) предполагает своего рода "тождественность" иностранного права, к которому отсылает коллизионная норма, закону суда. Предложение об автономной квалификации выглядит привлекательным, но практически малоосуществимым, поскольку нельзя требовать от суда знания и применения метода сравнительного правоведения. Кроме того, по справедливому замечанию Дж. Морриса, "существует немного принципов аналитической юриспруденции и сравнительного правоведения универсального применения, и к тому же, хотя сравнительное право и способно обнаружить различие между национальными законами, оно вряд ли способно их разрешить" <2>.
<1> См.: Robertson A. Op. cit. P. 27, 39. <2> Morris J. Op. cit. P. 419.
<< | >>
Источник: В.А. КАНАШЕВСКИЙ. ВНЕШНЕ-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ: МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ, 2011. 2011

Еще по теме Квалификация юридических понятий коллизионной нормы:

  1. § 4. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы и"предварительный" ("побочный") коллизионный вопрос
  2. 1. Понятие коллизионной нормы
  3. 10. ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ И СТРУКТУРА КОЛЛИЗИОННОЙ НОРМЫ
  4. Глава 4. Коллизионная норма, ее строение и особенности применения.Регулятивная функция коллизионной нормы
  5. § 1. Общая характеристика коллизионной нормы
  6. 2. Строение коллизионной нормы
  7. § 4. Простые и сложные коллизионные нормы
  8. 7. Коллизии между нормативными актами. Коллизионные нормы.
  9. 2. Коллизионные нормы, применяемые к трудовым отношениям
  10. § 7. Гибкие коллизионные нормы. Escape clauses