2. Предмет экологического права


Предметом экологического права в соответствии с традиционной точкой зрения являются общественные отношения, складывающиеся в сфере взаимодействия общества и природы.
Правильное определение предмета правового регулирования, по мнению профессора Б.В. Ерофеева, является обязательным условием правильного применения правовых норм, поскольку ошибки в правоприменительной практике чаще всего бывают из-за ошибок в определении тех общественных отношений, к которым применима та или иная норма, либо, наоборот, в подборе той или иной нормы к интересующим нас отношениям.[10] Ерофеев Б.В. Экологическое право России: Учебник. Т. 1. М., 1995. С.91.
Профессор Петров рассматривает предмет экологического права с точки зрения взаимосвязи отраслевых экологических отношений и комплексных и считает, что экологическое право действует в рамках данной взаимосвязи и решает задачи обеспечения качества окружающей природной среды.
Профессор Ерофеев придерживается традиционной точки зрения и наделяет предмет экологического права следующими признаками.
1. Профессор Ерофеев считает, что данные отношения должны иметь волевой характер. Другими словами их возникновение, изменение и прекращение происходит в соответствии с волеизъявлением людей.
Но определение волевого характера общественных отношений равносильно определению возможности правового воздействия на те или иные общественные отношения, развивает мысль профессор Ерофеев. Так, изменение путей миграции диких животных не может зависеть от воли человека, оно происходит в соответствии с объективными законами природы. Поэтому при размещении или строительстве объектов (транспортных магистралей, линий связи, каналов и т.п.) должны разрабатываться и осуществляться мероприятия, обеспечивающие сохранение путей миграции животных. В действительности бывает наоборот - предпринимаются попытки изменить эти пути с целью наиболее благоприятного размещения объектов.
Таким образом, в качестве предмета правового регулирования могут выступать не все общественные отношения, а лишь поддающиеся правовому регулированию, имеющие «правовую природу».
По данному вопросу мнения профессоров Петрова и Ерофеева сходятся. Правовое вмешательство государства в экологические общественные отношения действительно не самоцель, а средство обеспечения благоприятной для жизни и деятельности человека среды обитания. Это вмешательство необходимо, когда экономические потребности общества входят в противоречие в первую очередь с экологическими интересами. Например, ст. 86 Лесного кодекса регламентирует возможность граждан реализовывать право общего природопользования, определяя пребывание граждан в лесах. И несмотря на то, что предметом регулирования является естественное право человека, ч. 5 ст. 86 ограничивает это право в интересах пожарной безопасности лесов, ведения лесного хозяйства, а в государственных природных заповедниках, национальных, природных парках и на других особо охраняемых территориях - в связи с установленным на них режимом лесопользования. В данном случае интересы природопользования возобладали.
По этому поводу Ерофеев считает, что возможность и потребность правового регулирования общественных отношений предопределяет отнесение их к предмету правового регулирования.
2. Эти отношения должны складываться по поводу объектов природы, образующих различные экологические системы.
3. Эти отношения должны быть направлены на регулирование не только всех компонентов природной среды, образующих различные экосистемы, но и всей совокупности объектов, составляющих среду обитания человека и обеспечивающих условия его жизнедеятельности и состояние здоровья.
Данное положение действует при одном условии - такие общественные отношения должны складываться в рамках использования природных объектов. Общественные отношения, связанные с затратами человеческого труда, не следует признавать предметом экологического права. Например, мелиоративные работы сопряжены со вторжением в природные экосистемы, и общественные отношения, складывающиеся по поводу этих работ, являются предметом экологического права; непосредственную же эксплуатацию мелиоративных систем (насосов для перекачки воды узлов, механизмов и частей мелиоративных машин) нельзя отнести к предмету экологического права.
Для определения предмета экологического права, утверждает Ерофеев, необходимо точно установить природу объекта, по поводу которого складываются общественные отношения. Она имеет двойственный характер:
1) общую для всех объектов природу возникновения и состояния. Ее характеризуют естественный характер возникновения и состояние объектов в экологических связях с окружающей природной средой. Так, корова не может иметь правовой статус объекта природы, поскольку произведена от искусственно выведенной человеком породы животных и находится не в экологической взаимосвязи с природой, а в системе производственных отношений сельского хозяйства. Не может являться таковым и дикий лось в зоопарке на основании отсутствия экологической взаимосвязи с природой - второго признака любого природного объекта. Изъятый из состояния естественной свободы лось перестает быть частью экосистемы и становится частью социальной системы. С этого момента на него распространяются имущественные отношения;
2) специфическую природу возникновения и существования, обусловленную функциональными особенностями природного объекта. Например, земля является основным средством производства. Законодательно установлен приоритет охраны земель сельскохозяйственного назначения. Воды являются обязательным условием существования живых организмов, без воды человек может прожить всего несколько дней. Поэтому законодательством установлен приоритет вод, предназначенных для питьевых и бытовых нужд населения. Леса являются легкими Земли, вырубка которых приводит к дисбалансу химических элементов в атмосфере, и поэтому законом определен приоритет интересов лесного хозяйства и т.п.
Правовой статус некоторых природных объектов неоднозначен. Сложность определения правового статуса атмосферного воздуха заключается в том, что «он, обладая всеми свойствами, присущими объектам материального мира, в практическом плане не поддается индивидуализации».[11] Габитов Р.Х. Правовая охрана атмосферы: Учеб. пособие. Уфа, 1996. С. 8. В связи с этим, по мнению Р.Х. Габитова, необходимо обратить внимание на некоторые проблемные аспекты понятия правовой охраны атмосферного воздуха.
В первую очередь следует определить понятие атмосферного воздуха как объекта правовой охраны, так как это позволит правильно определить круг отношений, регулируемых законодательством об охране атмосферного воздуха, область его распространения.
Кроме того, понятие атмосферного воздуха лежит в основе правовой модели его охраны, четкое определение которого позволит совершенствовать конструкцию этой модели.
Далее Габитов задается вопросом, что же охраняет закон: «атмосферу» или «атмосферный воздух»? На наш взгляд, ответ на данный вопрос позволит уяснить специфику природного объекта.
Автор отмечает, что в толковых и энциклопедических словарях отсутствует термин «атмосферный воздух». Но в литературе существует следующее определение. Это «чистый и сухой воздух над уровнем моря, который представляет собой механическую смесь нескольких газов. Основные из них: азот - 78,09 %, кислород - 20,95 %, аргон - 0,93 %, углекислый газ - 0,3 %. Содержание остальных газов - неона, гелия, метана, ксеона, водорода, азона, иода - незначительный процент. Нормальное соотношение этих газов в атмосфере является оптимальным для жизнедеятельности человека и животного мира. Уменьшение содержания какого-либо компонента воздуха, так же как и его увеличение, губительно сказывается на здоровье людей.
Из тысячеметровой глубины атмосферы наиболее благоприятный для жизнедеятельности человека состав воздуха находится в слое до 18 км. На этом уровне, в частности в верхней части тропосферы (8-18 км), характерны движения воздуха в горизонтальном направлении, достигающие скорости до 100-150 м/с. В результате атмосферный воздух очень быстро распространяется на большие расстояния. Эта исключительно большая подвижность атмосферного воздуха затрудняет определение его как объекта охраны законодательством. Поэтому, когда в законодательстве речь идет о запрещении загрязнения атмосферного воздуха, то, надо полагать, действует запрет на загрязнение атмосферы как пространства, находящегося над территорией того или иного предприятия, города, региона».[12] Габитов Р.Х. Указ. соч. С. 10-11. Далее автор отмечает, что мнение относительно рассмотрения атмосферы в качестве пространства поддерживают и другие ученые. Так, Н.И. Малышко по этому поводу пишет, что «помимо охраны атмосферного воздуха от загрязнения и обеспечения его чистоты, новым в законодательной практике является регулирование общественных отношений по использованию атмосферного воздуха не только как пространства и среды для транспортных сообщений, сброса пылевых и газообразных отходов промышленности, транспорта и других народно-хозяйственных отраслей, а и для производственных нужд».[13] Малышко Н.И. Государственный контроль за охраной атмосферного воздуха. Киев, 1982. С. 40. С этих позиций Р.Х. Габитов в завершение рассматривает соотношение понятий загрязнения атмосферы и загрязнения атмосферного воздуха. В рамках выявленных различий между понятиями воздуха и пространства автор указывает, что загрязняется, как правило, атмосфера. Таким образом, под загрязнением атмосферного воздуха понимают любое отклонение состава воздуха от нормального, при котором он содержит 78,03 % азота, 20,99 % кислорода, 0,04 % углекислого газа и около 1% водорода, аргона и других инертных газов.[14] Детри Ж. Атмосфера должна быть чистой. М., 1973. С. 15.
Что же касается загрязнения атмосферы, то под ним понимаются выбросы газообразного и физического характера различными источниками, насыщающие атмосферу посторонними примесями до такой степени, что их присутствие ухудшает, затрудняет или вообще делает невозможным использование человеком здоровой воздушной среды.
Обобщая, автор делает следующий вывод. Атмосфера как объект правовой охраны представляет собой часть окружающей среды, взаимосвязанную и взаимодействующую с другими ее элементами. Это та часть окружающей земной шар воздушной оболочки, которая находится в пределах государственных границ, в верхнем слое ограниченная теми максимально возможными пределами, в которых она используется на данном этапе развития производительных сил и охраняется в целях сохранения благоприятных условий для жизнедеятельности людей путем применения различных мер, в том числе и правовых.
Такого рода специфика природных объектов определяет и специфику общественных отношений, складывающихся в сфере их функционирования, считает Б.В. Ерофеев.[15] Ерофеев Б.В. Экологическое право России: Учебник. Т. 1. М., 1995. С. 94. В данном случае речь идет об общественных отношениях, связанных с привнесением в природную среду вещества или энергии, не существовавших ранее в природе.
Нет рисунка
Рис. 3. Виды общественных отношений, составляющих предмет экологического права
Таким образом общественные отношения, возникающие по факту привнесения в природный объект (например, в атмосферу) чужеродного вещества, работают в рамках правомерной деятельности (в соответствии с установленными предельно допустимыми нормами техногенной нагрузки - ПДК, ПДВ), реализуя тем самым контрольную функцию государства.
Общественные отношения, связанные с охраной используемых природных объектов, экосистем и окружающей природной среды в целом, возникают с учетом дополнительных оснований. Известно, что сам факт наличия вредных веществ в атмосфере в рамках ПДК не ухудшает санитарно-бытовых условий жизнедеятельности людей. Загрязнение происходит в результате различных превращений и взаимодействия атмосферных загрязнителей. Эти реакции образуют соединения в виде аэрозольных частиц. При некоторых погодных условиях могут образовываться большие скопления вредных газообразных и аэрозольных примесей в приземном слое воздуха, так называемые смоги. Смог - это результат циклической реакции, в итоге которой в атмосфере постепенно накапливается озон. По своему физиологическому воздействию на организм человека они крайне опасны для дыхательной и кровеносной системы.
Кроме того, существуют общественные отношения, связанные с извлечением веществ и энергии из природной среды (отношения по недропользованию, сопряженные с изъятием полезных ископаемых), связанные с использованием полезных свойств природного объекта (сельскохозяйственное землепользование, основанное на плодородии почв). И, наконец, в рамках предмета экологического права действуют общественные отношения, возникающие в связи с преобразованием используемого природного объекта. Ерофеев подразделяет их на преобразовательные отношения радикального характера, в ходе которых изменяется природная функция этого объекта (пример - выращивание лесопосадок улучшает качество земель), и частичные изменения используемого природного объекта, в силу чего происходит совершенствование его экологических функций (пример - мелиорация улучшает биофизические свойства почв).
Рассмотрев виды общественных отношений, перейдем к особенностям их содержания. Надо заметить, что не все отношения, касающиеся природных объектов, составляют предмет экологического права. Ерофеев устанавливает следующие критерии принадлежности к ним. Экологические общественные отношения должны находиться в сфере действия эколого-правовых норм. Например, строительство предприятием очистных сооружений является формой взаимодействия с природой и поэтому входит в предмет экологического права, а деятельность по разработке проекта этого сооружения, снабжение строительства необходимыми материалами, руководство работами и т.п. составляют предмет специальных отраслей права.
Поскольку под предметом правового регулирования понимают общественные отношения, на которые направлено действие правовых норм, то сам предмет, по мнению Ерофеева, определяется не по «норме - руководителю», а по «норме - исполнителю». Например, обеспечение лесорубочных работ осуществляет лесохозяйственная организация в соответствии с ее уставом ( ст.ст. 52, 173 ГК РФ). Рабочие лесхоза осуществляют рубку леса в соответствии с трудовым соглашением, но тем не менее отношение по рубке (непосредственное лесопользование) входит в предмет не трудового права, а экологического, поскольку процесс лесопользования урегулирован нормами Лесного кодекса (нормами - исполнителями).
Таким образом, вышеизложенное позволяет охарактеризовать особенности экологических общественных отношений следующим образом:
1. Данные общественные отношения носят исторический характер, поскольку порождены особенностями конкретного исторического периода. Другими словами, они напрямую зависят от уровня развития производительных сил. Чем выше становился уровень развития производительных сил, тем более возрастала техногенная нагрузка на окружающую природную среду. Такое положение вещей потребовало радикальной переориентации способов взаимодействия с природой - с потребительского на охранительный.
2. Данные общественные отношения носят производственный характер, поскольку только в рамках производственных отношений человечество оказывает негативное воздействие на природную среду. А поэтому экологические отношения присутствуют во всех четырех фазах экономического процесса воспроизводства: производстве, распределении произведенной продукции, обращении ее и потреблении.[16] Яковлев В.Н. Экологическое право. Кишинев, 1988. С. 34.
Так, субъекты хозяйственной деятельности обязаны вносить установленные платежи за пользование природными ресурсами, осуществлять за счет своих средств природоохранные мероприятия, возмещать причиненный их действиями ущерб.
Поэтому совершенствование экологических общественных отношений осуществляется не только через непосредственное их правовое обеспечение, но и через экологизацию хозяйственной деятельности.
3. В экологических общественных отношениях немаловажную роль играет государство в качестве субъекта. Так, если в имущественных отношениях государство вмешивается лишь в использование наиболее важных для общества имущественных объектов, то в экологических отношениях его присутствие практически постоянно.
4. Экологические общественные отношения всегда имеют многоцелевой характер, отличающий использование природных объектов от хозяйственной эксплуатации имущества. Это:
а) сохранение природных объектов в ходе их использования. Такая цель присуща и хозяйственной эксплуатации объектов имущественного характера, однако, если имущество в ходе его эксплуатации подвергается неизбежному износу, то природные объекты не изнашиваются, а изменяются под воздействием человеческой деятельности. Поэтому понятие «обеспечивать сохранность» применительно к экологическим отношениям означает недопущение необратимых отрицательных изменений природных объектов в результате человеческой деятельности. Например, лов рыбы запрещается в период нереста, так как в противном случае это повлечет за собой истощение рыбных запасов;
б) улучшение природных объектов в ходе их использования. Если применительно к эксплуатации имущества это улучшение выражается в ремонте, замене частей объекта более качественными частями и т.п., то применительно к природным объектам оно выражается в активизации его полезных природных функций и нейтрализации вредных. Например, в ходе эксплуатации земель землепользователи обязаны повышать плодородие земель (то есть активизировать полезную функцию земли) и устранять эрозийные процессы (то есть нейтрализовать отрицательную функцию);
в) восстановление нарушенных природных объектов, то есть принятие таких мер, которые бы обеспечивали восполнение природными объектами их полезных свойств, утраченных в ходе эксплуатации или иного воздействия на них.
Одновременно с вышеперечисленными свойствами экологических общественных отношений эффективное использование природных объектов выражается в двух основных направлениях:
1) в эффективном использовании непосредственно эксплуатируемых природных объектов. Так, при рубке леса лесорубочные делянки должны использоваться полно, без недорубов;
2) в эффективном использовании полезных свойств эксплуатируемых природных объектов. Например, потеря древесины на местах рубок влечет нехватку ее для производственных нужд, что в свою очередь требует расширения объемов лесозаготовок.
Таким образом, приходит к выводу Ерофеев, экологические общественные отношения - это исторически обусловленные производственные отношения, направленные на сохранение, улучшение, восстановление и эффективное использование природных объектов (экосистем) при одновременной их охране в целях максимального обеспечения сохранности окружающей среды в интересах настоящего и будущих поколений людей.
Определение правовой природы экологических общественных отношений позволяет сформулировать предмет экологического права - это складывающиеся в сфере действия эколого-правовых норм исторически обусловленные производственные отношения между гражданами и организациями при обязательном участии государства по поводу улучшения, восстановления, эффективного использования природных объектов (экосистем) в целях сохранения окружающей среды и в интересах настоящего и будущего поколений.
Отличительной особенностью вышеуказанного определения предмета экологического права является обозначенное автором положение государства - быть в качестве третьего лица. Традиционное же определение предмета экологического права и в частности экологических общественных отношений относит государство к одной из сторон таких отношений. Так, по мнению В.В. Петрова, в рамках действия эколого-правовых норм возникают общественные отношения между государством в лице специально уполномоченных органов и природопользователями. Такое распределение ролей, на наш взгляд, наиболее соответствует истине, так как практически сохраняется монополия государственной собственности на природные объекты. И такое положение вещей будет справедливым, если относиться к природе как к национальному достоянию.
Употребление будущего времени здесь не случайно. В силу того обстоятельства, что наша страна переживает глубокий экономический кризис, регионы пытаются привлечь инвестиции в умирающее производство различными способами. Например, как и Красноярский край, объявляя свои территории свободной экономической зоной. Нельзя сказать, что такой шаг является «ноу-хау» в мировом бизнесе, поэтому уже сейчас следует говорить о противостоянии торговли и охраны окружающей среды. Об этой проблеме на международном уровне пишет И.О. Краснова.[17] Краснова И.О. Торговля и окружающая среда: международный аспект // Государство и право. 1996. № 8. Автор данной статьи акцентирует внимание на том, что «сторонники охраны окружающей среды придерживаются точки зрения о том, что свободная торговля по своей сути не может не вызывать ухудшения экологических условий на Земле. В качестве наиболее яркой иллюстрации и доказательства истины этого суждения приводится так называемая проблема Макиладора» - проблема усилившейся деградации окружающей среды в приграничной с США зоне Мексики, возникшей после установления здесь свободной торговли.[18] Программа Макиладора была принята в соответствии с Указом Президента Мексики в 1965 г. Данная программа направлена на обеспечение экономического развития приграничной зоны страны посредством стимулирования иностранных инвестиций. В соответствии с ней иностранным компаниям разрешалось приобретать в собственность мексиканские комплектовочные предприятия, получившие название «макиладерас», и осуществлять экспертно-импортные операции с произведенными на этих предприятиях товарами без таможенной пошлины. Первоначальный эффект превзошел ожидания. Эта деятельность оказалась экономически крайне выгодной для обеих сторон. Мексике она принесла рабочие места, а американским компаниям помогла получить высокие прибыли за счет экономии на дешевой рабочей силе. Kelly M.J. Anovironmental Amplications of the Northern American Yree Yrade Agreement, 3 Andiana Anternational and Comparatioe Law Review, 361 (Spring 1993).
Как характеризуют экологические последствия этой реформы некоторые комментаторы, «американские компании, привлекаемые режимом беспошлинной и бесконтрольной торговли, создали здесь такой экологический хаос, которого не было еще четверть века назад».[19] Rich J.G. Bordering on Jrouble, Jhe Environmental Jorum, May/ June 1991. At 26.
Свободная торговля также открывает привлекательные возможности для экологической экспансии - еще более значительного загрязнения окружающей среды государств с ослабленными экологическими требованиями, которые становятся так называемым экологическим убежищем для грязных производств.[20] Duffy J.P. III, The Environmental Amplications of the North American Yree Yrade Agreement, 10 Hotsfra Labor Law Journal. 561.
Доказательства в перспективе экологически благополучного характера международной торговли приводятся в так называемой концепции о «кривой ». В основе ее лежит мысль о том, что лишь на высоком уровне развития государства становятся политически, морально и экономически подготовленными к охране окружающей среды. Другими словами, международная торговля дает богатство, необходимое для проведения мероприятий по охране окружающей природной среды. Следовательно, чтобы иметь возможность эффективно охранять окружающую среду, надо сначала достичь определенного уровня экономического развития, путь к которому лежит через свободную международную торговлю. Одновременно данная концепция предполагает, что богатство экономически отстающих государств может быть достигнуто прежде всего за счет своих природных ресурсов и сопряженной с этим первоначальной деградацией окружающей среды, которая будет своего рода платой за ожидаемое богатство.[21] Weiss E.B. Environmental and Yrade as Partners in Sustainable Development: A Commentary, 86 American Journal of Anternational Law, 728, 730. 1992.
Таким образом, если согласиться с мыслью о том, что экономическое благополучие облегчает решение экологических проблем, плата в виде добровольно допускаемой деградации окружающей среды в мировом масштабе выглядит достаточно высокой, при условии, что 2/3 всех государств находятся в состоянии кризисного или отсталого экономического развития. Это также означает, что данные государства присоединяясь к системе свободной международной торговли, должны полностью представлять себе экологические последствия, быть готовыми к ним и в итоге должны сделать выбор между ними и экономическими благами, которые они рассчитывают получить.[22] Краснова И.О. Торговля и окружающая среда: международный контекст // Государство и право. 1996. № 8. С. 67. Данный вывод, на наш взгляд, достаточно справедлив - при отсутствии реально действующих правовых механизмов решения экологических проблем, будь то международный или региональный уровень, речь может идти только о выборе, золотая же середина - научно обоснованное сочетание экологических и экономических интересов - задача, на данный момент практически не осуществимая.
Прежде чем перейти к изучению других вопросов экологического права, следует разобраться, что же понимается под природой в рамках правовых категорий.
Ф.Х. Адиханов в своем курсе лекций по экологическому праву для раскрытия данного вопроса использует точку зрения Ф. Энгельса, позволяющую обозначить рамки исследуемого понятия. «По мнению Ф. Энгельса, к природе относится не только то, что находится на земле, но и Солнце, все другие планеты, весь звездный мир, так как они тоже окружающий нас мир». Далее автор курса задается вопросом, справедливо ли говорить о взаимодействии человека с окружающей природной средой в таких пределах». «В век освоения космического пространства этот вопрос не является риторическим. Уже сейчас появилась необходимость охраны околоземного космического пространства, включая Луну и некоторые другие планеты Солнечной системы, от остатков научно-технических экспериментов, от радиоактивного, химического и бактериологического загрязнения и иного антропогенного воздействия, которое может оказаться неблагоприятным».[23] Адиханов Ф.Х. Экологическое право. Часть общая. Курс лекций. Барнаул: Изд-во Алтай. ун-та, 1994. С. 4.
Такая позиция автора, на наш взгляд, вполне обоснована. Но реальные границы действия эколого-правовых норм не распространяются так далеко.
«... Когда мы говорим о природе, имеем в виду прежде всего объекты земельные. Они неоднородны и подразделяются на две группы. Первую составляет биосфера, сфера жизнедеятельности человека и живых организмов, а также объекты неживой природы (недра и т.п.) или естественная природная среда. Во вторую группу входят объекты, которые в результате человеческой деятельности «оторваны» от естественной среды и превращены в товарно-материальные ценности: промышленное, техническое и иное сырье в виде добытых полезных ископаемых, срубленного дерева, отстреленного дикого животного, выловленной рыбы и т.д. Такие предметы материального мира перестают быть природными объектами. На них экологическое законодательство не распространяется».[24] Там же. С. 5.
Далее автор закономерно замечает, что определение объектов экологического права не вызывает затруднения, если речь идет о естественных природных объектах.
Но нередко деление предметов окружающего мира на объекты природы и товарно-материальные ценности не является столь очевидным. Здесь, считает Адиханов, уместно обратить внимание на два обстоятельства. Во-первых, для сохранения, восстановления и умножения объектов природы человек, как правило, привносит в природу свой труд, например сажает лес, разводит диких животных и выпускает в места их естественного обитания. Такой лес, животные, по мнению автора, не перестают быть природными объектами. Хотя и затрачен человеческий труд, они не могут быть признаны товаром, так как здесь цикл товарного производства не завершен, объекты природной среды не отделены от естественной среды и возобновляются для осуществления ими экологической функции.
При определении правового статуса природы в качестве объекта экологического права следует учитывать следующие особенности:
1. Природные объекты не имеют стоимости, выраженной в денежном эквиваленте. Их купля-продажа, залог осуществляются по условной цене. Например, покупная (залоговая) цена земли исчисляется в кратном соотношении к земельному налогу за соответствующий участок.
По этой же причине при определении размера причиненного природным объектам вреда обычный способ его определения через стоимости не применим. Поэтому используется специальная таксовая система методики подсчета размера ущерба.
В отличие от товарно-материальных ценностей природные объекты учитываются не в рублях, а в площадях (земельные, лесные участки, водные поверхности) и в единицах (наземные и водные животные).
2. Правовой статус природного объекта, как правило, неоднозначен. Они выступают в двух (а по мнению В.В. Петрова, в трех) качествах. Во-первых, как природные ресурсы и, во-вторых, как составная часть окружающей природной среды.
Профессор Петров наделяет природные объекты, кроме того, тремя титулами: 1) собственно объекта охраны; 2) объекта собственности и 3) объекта хозяйствования.
3. Для природных объектов характерно деление их на возобновимые и невозобновимые (исчезающие). Такая дифференциация обусловливает характер устанавливаемого правового режима.
4. Правовой режим охраны устанавливается в отношении как отдельного природного объекта, так и природных комплексов. Речь идет об особом режиме - особо охраняемых природных территориях. Для того чтобы территория получила данный статус недостаточно простого набора природных компонентов. Необходимо соответствие определенным условиям, например, если это естественная экосистема, уникальный природный объект и т.п. Признаются природные территории особо охраняемыми в установленном законом порядке (Закон РФ об особо охраняемых территориях был принят в 1995 г.).
5. Достаточно условно природа может быть разделена на естественную природную и окружающую среду. Естественная природная среда - это та часть природы, которая не была подвергнута антропогенному воздействию. Имеется в виду, что при таком понимании природы в ней господствуют естественные экосистемы.
В такой среде качество и сохранение экосистемы обеспечивается самой природой. Это отделенные от традиционных мест проживания человека и его хозяйственной деятельности участки.
В наиболее чистом виде естественная природная среда сохранилась, например, в Антарктиде.
В отличие от естественной природной среды окружающая среда - та часть природы, которая подвергается воздействию человека, несет на себе нагрузку прежде всего хозяйственной деятельности человека. Окружающая среда - это в известной мере преобразованная и видоизмененная экосистема, где естественные связи сочетаются со связями социальными. Здесь качество окружающей среды, достаточное для нормального проживания человека, обеспечивается им самим. Примером такой окружающей среды являются населенные пункты и другие хозяйственно обжитые территории.
Однако следует подчеркнуть, что между естественной природой и окружающей средой нет четкой грани, тем более в правовом смысле. Достаточно, что сфера воздействия человека на природу расширяется все больше и больше. Даже природу Антарктиды в полном смысле нельзя назвать естественной средой. Там в крови пингвинов обнаружены остатки вредных веществ, выбрасываемых в отходы за тысячи километров от этого материка.
<< | >>
Источник: Т.Г. Пучинина. Основы экологического права.1999. 1999

Еще по теме 2. Предмет экологического права:

  1. 1.3. Экологические отношения как предмет экологического права
  2. Что является предметом экологического права как отрасли права?
  3. Глава III. Нормы экологического права и экологические правоотношения. Источники экологического права. Принципы экологического права
  4. 2.1. Понятие и предмет экологического права
  5. Тема 1. Экологическое право как отрасль права. Понятие, система и источники экологического права.
  6. 1.3. Предмет и метод правового регулирования страхового права.Место страхового права в системе российского права. Источники страхового права
  7. Система экологического права как отрасли права
  8. Тема 2. Объекты экологического права. Право собственности на природные ресурсы. Право природопользования и его виды. Экологическое нормирование.
  9. Тема 1КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО РОССИИ. ПОНЯТИЕ, РОЛЬ И ПРЕДМЕТ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА КАК ОТРАСЛИ ПРАВА
  10. § 1. Понятие предмета финансового права и его место в системе российского права