2. Понятие экологического права


Экологическое право - одна из отраслей в системе российского права. Иногда эту отрасль называют правом окружающей среды.[9] Бринчук М.М. Введение в экологическое право. М., 1996. С.3.
Экологическое право представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения по охране окружающей среды от вредных химических, физических, биологических, радиационных воздействий в процессе хозяйственной и иной деятельности (оказывающей названное вредное воздействие на природную среду), а также по рациональному использованию природных ресурсов.
Экологическое право - одна из отраслей в системе российского права, история развития которой уходит своими корнями во времена Русской Правды.
Развитие данной отрасли в отличие от многих других происходит не только в рамках ее внутренней структуры. Развитию экологического права способствуют процессы дифференциации и интеграции охранительных отношений в сфере взаимодействия общества и природы. В основе таких процессов лежат социальные тенденции, результатом которых является увеличение техногенной нагрузки на окружающую природную среду, с одной стороны, и трансформация системы норм, регулирующих природоохранительные отношения, - с другой.
Можно с уверенностью сказать, что ни одна отрасль права не претерпевала таких изменений, причем не только внутренних, но и внешних. До сих пор в юридической литературе дискутируется вопрос об использовании термина «экологическое право» в качестве названия учебной дисциплины (прежнее название - «Природноресурсовое право»). Думается, это не просто дань традициям и заграничному опыту. В научном мире зарубежных стран речь идет о правовой охране природы. В основе таких разночтений, на наш взгляд, лежит различное толкование понятия экологического права в силу того, что бывает трудно провести границу между природой и обществом. Известно, что человек является частью природы, в то время как природа является средой его обитания. Такое положение вещей можно было бы отнести к научной полемике, если бы не ошибки, допускаемые на практике в связи с вольным толкованием понятия и предмета экологического права. Порой приходится сталкиваться с абсурдными заявлениями. Примером одного из них является «рациональное предложение» авторов статьи под названием «Особенности выполнения ОВОС при разработке проекта добычи рассыпного золота» в материалах Всероссийской конференции, проходившей 17-19 февраля в г. Сыктывкаре. В данной статье идет речь о том, что «артель «Северная» затратила на дорожное строительство при разработке месторождения в верховьях р. Амыл около 7 млрд рублей, в то время как ущерб животному и растительному миру составил 1 млрд рублей». В этой ситуации, считают авторы, «целесообразно дорогу рассматривать в качестве природоохранного объекта и ее стоимость принимать для взаимозачета по экологическим платежам...», а «техногенные нарушения, по мнению тех же авторов, и формирующиеся затем местообитания повышают разнообразие ландшафта, увеличивают количество экологических ниш, нетипичных для данных условий».[10] Шишикин А.С., Грибанов В.Я., Космаков И.В., Озерский А.Ю., Удин К.В., Ушанова Т.В. Особенности выполнения ОВОС при разработке проекта добычи рассыпного золота // Материалы Всероссийской конференции. г. Сыктывкар. 17-19 фев. 1998. Такого рода заявления по существу противоречат положениям экологического права. Приходится сталкиваться с непониманием сущности природного объекта, по поводу которого возникают экологические правоотношения. Правовой охране подлежат объекты, обладающие тремя признаками. Первый и основной из них - естественное происхождение, то есть отсутствие всяческих затрат человеческого труда в создании природного объекта, отсюда - отсутствие стоимости. Второй - взаимосвязь природного объекта с окружающей природной средой, другими словами, природный объект должен быть изначально составной частью экосистемы. Третий - осуществление им главной экологической функции - служить средой обитания для человека. Дорогу нельзя охарактеризовать ни одним из трех перечисленных признаков и статусом природоохранного объекта наделить в соответствии с нормами экологического права представляется невозможным. Проповедование практиками возможной выгоды от техногенных нарушений также идет вразрез с понятием экологического права, которое призвано регулировать общественные отношения по охране природы от вредного воздействия в результате деятельности человека. Кроме того, по смыслу Закона РФ об охране окружающей природной среды охране как таковой подлежат естественные экосистемы. Те же из экосистем, которые подверглись изменениям в результате хозяйственной деятельности или же были приспособлены для решения хозяйственных задач, не охраняются правом, так как способны нанести вред здоровью человека.
В теории существуют различные точки зрения на понятие экологического права, но не с каждой можно согласиться. Так, М.М. Бринчук под экологическим правом понимает «... совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения по охране окружающей среды от вредных химических, физических, биологических, радиационных воздействий...». Причем под окружающей природной средой автор данного понятия понимает «совокупность природных объектов и природных ресурсов, включая атмосферный воздух, воды почвы, недра, животный и растительный мир, а также климат в их взаимодействии».[11] Бринчук М.М. Введение в экологическое право. М., 1996. С.3.
По смыслу экологического законодательства термин «природный ресурс» является экономической категорией определения природного объекта в случае удовлетворения человеком его материальных потребностей.
Таким образом, когда мы говорим об охране природы и рациональном использовании природных ресурсов, то понимаем под охраной природы определенный природный объект или их совокупность, а под использованием - природный ресурс этого объекта или их совокупность. В одном и том же природном объекте может быть несколько природных ресурсов (недра - полезные ископаемые). Охране природные ресурсы законодательно подлежат лишь в составе природных объектов, так как осуществляют только экономическую функцию. Кроме того, не все природные ресурсы соответствуют природным объектам. Климатические, энергетические природные ресурсы остаются за рамками правового регулирования в силу их неовеществленности. В науке термин «энергия» трактуется как общая количественная мера различных форм движения материи. Термин «климат» происходит от греческого слова, обозначающего наклон земной поверхности к солнечным лучам. На практике климат обозначает среднестатистический многолетний режим погоды - одну из основных географических характеристик местности. Следовательно, в первом случае мы рассматриваем процесс, во втором - характеристику. Такого рода критерии правовой регламентации не подлежат.
Содержание норм экологического права базируется на специальном понятийном аппарате. Отсутствие закрепления основных понятий в экологическом законодательстве обусловливает возможность разночтений, но для единообразного применения норм экологического права следует выработать единую концепцию.
К основополагающим понятиям в сфере экологического права относится прежде всего природа. Мнения ученых по поводу содержания данного понятия практически не расходятся.
В естественнонаучном смысле природа - это совокупность объектов и систем материального мира в их естественном состоянии, не являющихся продуктом трудовой деятельности человека.[12] Красилов В.А. Охрана природы: принципы, проблемы, приоритеты. М., 1997. С. 4.
В юридическом смысле в понятие «природа» обоснованно включают также некоторые объекты, созданные трудом человека: искусственно насаженный лес, выращенная на рыбозаводах и выпущенная в водоем рыба и т.п.[13] Правовые вопросы охраны природы. М., 1963. С. 7. Основными критериями при определении правового статуса природного объекта служат неопределимость от естественных условий, неразрывность экологических связей, неизолированность от действия стихийных сил.
В естественнонаучном смысле природа - это вся Вселенная. Но как объект отношений, регулируемых экологическим правом, понятие «природа» ограничено пределами практического использования человеком и антропогенного воздействия на нее.
Хотя в законодательстве об охране окружающей природной среды термин «природа» практически не употребляется, отношения по поводу охраны и использования природы фактически регулируются посредством регламентации использования и охраны ее отдельных объектов.
Окружающая среда - одна из наиболее фундаментальных категорий современной науки.
Именно окружающая среда, а не природа является интегрированным объектом правового регулирования общественных отношений в сфере взаимодействия общества и природы.
Понятие «окружающая среда» было введено в науку экологии во второй половине XIX в. немецким биологом Якобом Икскюлем. Это было сделано, как он писал, «для обозначения внешнего мира, окружающего живые существа в той мере, в какой он воспринимается организмами чувств и органами передвижения животных и побуждает их к определенному поведению».[14] Нескромный В. От философии «вражды» к философии «взаимозависимости» // Зеленый мир. 1995. № 20. С. 14.
Как объект природоохранного законодательства понятие «окружающая среда» в экономически развитых странах вошло в употребление в 60-70 гг. XX в., то есть в то время, когда состояние природы было признано в некоторых из них (США, Японии, Великобритании, Германии, Франции и др.) как кризисное. В нашей стране это понятие было введено в оборот позже. Так, Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. был назван «Об охране окружающей природной среды».
По мнению профессора М.М. Бринчука, во многих отечественных работах правильно указывается на некорректность понятия «окружающая среда». В словосочетании «окружающая среда» очевидна тавтология, допущенная при переводе с английского языка «environment» или немецкого «umwelt». Этот термин «многословен и фактически безграмотен, - писал профессор Н.Ф. Реймерс, - так как слово «окружающий» требует в русском языке определения - окружающий кого?».[15] Реймерс Н.Ф. Экология. Теории, законы, правила, принципы и гипотезы. М., 1994. С. 13.
Чем было вызвано употребление рассматриваемого понятия в праве? Или чем не устраивало законодателя понятие «природа» в качестве объекта правового регулирования? Новый термин «охрана окружающей среды» был введен в связи с тем, что «на первый план выступила заинтересованность человечества в сохранении благоприятного состояния природы как среды жизни людей в условиях бурного научно-технического прогресса, роста населения, урбанизации и т.п.».[16] Колбасов О.С. Экология: политика - право. М., 1976. С.16. Одновременно с этим новым направлением деятельности в общественной практике зарубежных государств сохраняется традиционная «охрана природы» (в узком смысле как охрана живой природы, охрана достопримечательностей). Таким образом, под средой подразумевалось нечто, отличное от природы.
Показательным в этом отношении является Модельный закон об охране окружающей среды, подготовленный под эгидой Совета Европы и принятый им в 1994 г. В содержание понятия «окружающая среда» наряду с природными ресурсами - такими как воздух, вода, почва, климат, фауна и флора в их взаимодействии - он включает ценности, которые формируют созданную человеком окружающую среду, а также качество жизни и условий в той степени, в какой они имеют или могут иметь влияние на благосостояние и здоровье человека. Следовательно, понятие «окружающая среда» охватывает условия быта человека и иные объекты искусственного происхождения. В США составной частью законодательства об окружающей среды является регулирование охраны исторических мест.
Что касается мотивации использования в российском праве понятия «окружающей среды» вместо понятия «природа», то она весьма разнообразна. По мнению А.С. Тимошенко, «термин «природа» все более заменяют термином «окружающая среда», так как последний наиболее точно соответствует той части естественной среды, с которой взаимодействует или в обозримом будущем будет взаимодействовать человек».[17] Тимошенко А.С. Формирование и развитие международного права окружающей среды. М., 1986. С. 20-21.
Профессор В.В. Петров считал, что понятие «окружающая среда» складывается из понятий природы и окружающей человека среды. К разграничивающим критериям он относил естественное происхождение в первом случае и антропогенное воздействие - во втором.[18] Петров В.В. Экологическое право России. М., 1995. С. 98.
По мнению профессора М.М. Бринчука, используемые В.В. Петровым критерии природы как естественной среды обитания человека, практически неизменной в результате хозяйственной деятельности и соответственно окружающей человека среды, представляются мало убедительными. Известно, что под воздействием человеческой деятельности в большей или меньшей степени изменена вся природа. Кроме того, считает Бринчук, Петрову необходимо было показать различие этих двух понятий в рамках комментария ст. 58 Конституции РФ, согласно которой «...каждый обязан сохранять природу и окружающую среду».[19] Бринчук М.М. О понятийном аппарате экологического права // Государство и право. 1998, № 9. С. 20.
Далее Бринчук делает вывод о том, что по смыслу действующего законодательства понятия «природа» и «окружающая среда» тождественны.
Остается выяснить, что авторы подразумевают под окружающей природной средой. И чем отличается окружающая природная среда от окружающей среды?
Вышеупомянутый профессор Петров дал определение окружающей человека среды, под которой понимается та часть естественной среды, которая преобразована в процессе антропогенной деятельности человека и состоит в органическом единстве естественных, модифицированных и трансформированных экосистем.[20] Петров В.В. Указ. соч. М., 1995. С. 98. Действительно, в мире есть страны, где не сохранилось дикой природы. Так, в Голландии и Великобритании ландшафт полностью находится под контролем человека.
Профессор Б.В. Ерофеев под окружающей природной средой понимает экологическую систему страны, представляющую собой совокупность экологических систем.[21] Ерофеев Б. В. Экологическое право России: Учебник. М., 1995. С. 73.
Профессор М.М. Бринчук по поводу такого рода разночтений заметил, что раз Закон регулирует охрану окружающей природной среды, а ст. 42 Конституции РФ закрепляет право каждого на благоприятную окружающую среду, то есть основания утверждать, что речь идет об одном и том же.[22] Конституция РФ. Комментарий. М., 1997. С. 362-366.
Можно предположить, что употребленный в Конституции термин включает в свое содержание нечто большее, чем природную среду, например, среду обитания человека. Но в действующем законодательстве термин «среда обитания» уже используется в качестве объекта регулирования. Так, в ст. 5 Закона РСФСР «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» устанавливается право граждан на благоприятную среду обитания (включающую окружающую природную среду, условия труда, проживания, быта, отдыха, воспитания, обучения, питания, потребляемую или используемую продукцию народного хозяйства), факторы которой не должны оказывать опасного и вредного воздействия на организм человека. Как экологические, так и санитарно-гигиенические требования определяют содержание понятия «среда обитания».
Кроме того, специально уполномоченный орган в рассматриваемой сфере именуется Государственным комитетом по охране окружающей среды.
Окружающая среда, таким образом, может быть определена как окружающая природная среда, то есть совокупность естественных экосистем, природных объектов и природных ресурсов, в их взаимосвязи и их взаимодействии.[23] Бринчук М.М. Экологическое право (право окружающей среды): Учебник. М.: Юристъ, 1998. С. 53.
К основным в экологическом праве относится также понятие «охрана окружающей среды» (охрана природы). Отношения по охране окружающей среды образуют предмет регулирования данной отрасли. Чтобы определить данное понятие, следует ответить на вопрос: охрана окружающей среды от чего или для чего? В процессе жизнедеятельности, удовлетворения разнообразных потребностей и антропогенных воздействий на природу имеют место разные формы ее неблагоприятных изменений. Соответственно окружающую среду охраняют от деградации, от неблагоприятных изменений ее качественных характеристик и истощения природных ресурсов.
Применительно к понятию охраны окружающей среды принципиально важным является вопрос о целях деятельности по ее охране. В доктрине на этот счет имеются две позиции. Суть первой: охрана окружающей среды осуществляется для сохранения природы. Согласно второй позиции, отражающей антропоцентристские тенденции в развитии доктрины и права, она охраняется ради поддержания благоприятных условий жизни человека. «Окружающая человека среда» - формула этой позиции. Именно окружающая человека среда была предметом Конференции ООН, состоявшейся в 1972 г.
в г. Стокгольме. В известной мере эта позиция выражена в Законе РСФСР «Об охране окружающей природной среды». Обратим внимание на его преамбулу: «Природа и ее богатства являются национальным достоянием народов России, естественной основой их устойчивого социально-экономического развития и благосостояния человека». Не человек - часть природы, а природа есть принадлежность человека. Очевидно, что антропоцентристская концепция охраны окружающей среды отражает эгоцентризм человека. Она противоречит сути вещей. А суть проста: природа есть мать человека, как и всего живого. От других живых видов человек отличается только тем, что он - существо биосоциальное. А как биологическое существо, он - естественная часть природы, отличающаяся от других лишь видовыми характеристиками, но живущая в части удовлетворения физиологических потребностей по естественным законам. Как существо социальное человек организует свое социальное бытие по общественным законам, которые для сохранения человека как вида должны быть согласованы с законами природы. Как существо, обладающее разумом, он ответственен за то, чтобы своей деятельностью не причинить вреда другим видам, изменяя естественные условия их обитания. Следовательно, природа является ценностью, нуждающейся в охране сама по себе, в силу того, что она служит источником жизни, но жизни не только человека. К тому же другие организмы более, чем человек, восприимчивы к изменениям состояния природных объектов. Их деградация и вымирание означают то, что человека постигнет та же судьба. Они служат индикатором опасности.
Таким образом, под охраной окружающей среды понимают деятельность по поддержанию благоприятного состояния окружающей среды, предупреждению деградации в процессе общественного развития и по восстановлению такого состояния, если оно нарушено, для поддержания экологического равновесия.
Значит, цель охраны окружающей среды - сохранение (восстановление) ее благоприятного состояния и поддержание экологического равновесия. В контексте экологического права это определение может быть скорректировано уточнением о том, что природоохранная деятельность осуществляется в соответствии с правовыми экологическими требованиями.
Одна из основных категорий современного экологического права - правовые экологические требования.
Очевидно, что правовые экологические требования производны и зависимы от экологических. Последние определяют как меру должного отношения к окружающей среде, устанавливаемую на основании познания закономерностей функционирования природы под действием естественных и антропогенных факторов и определяющую поведение человека (общества) по отношению к ней в тех или иных ситуациях.[24] Судавичюс Б.Б. Проблема отражения экологических требований в праве: Автореф.: дис. канд. юрид. наук. М., 1988. С. 8.
Соответственно под правовым экологическим требованием понимают предусмотренное правовой нормой правило, устанавливающее меру должного поведения субъектов природопользования, которым оно адресовано. В идеале, утверждает профессор М.М. Бринчук, такие требования должны устанавливаться на основе познания закономерностей функционирования природы под действием естественных антропогенных факторов с учетом интересов общества в экологически обоснованном экономическом и социальном развитии.
Следующий используемый в экологическом праве термин «экологическое равновесие». Это такое состояние экологической системы, которое характеризуется устойчивостью, способностью к саморегуляции, сопротивляемостью нарушениям, восстановлением первоначального состояния, существовавшего до нарушенного равновесия.[25] Справочник по охране природы. М., 1980. С. 39.
В ряде научных работ последних лет появился термин «экологическая безопасность».
М.М. Бринчук обращает внимание на то, что в России понятия «экологическая безопасность» и «обеспечение экологической безопасности», введенные в понятийный аппарат природоохранительной практики, законодательства без какого-либо научного обоснования, стали достаточно обиходными. Неоднократно понятие «экологическая безопасность» употреблено в Законе РСФСР «Об охране окружающей природной среды». Например, ст. 11 предусматривает, что право граждан на охрану здоровья от неблагоприятного воздействия окружающей природной среды обеспечивается привлечением к ответственности лиц, виновных в нарушении требований обеспечения экологической безопасности населения. При этом в Законе отсутствует пояснение, что понимать под требованиями обеспечения экологической безопасности. В стране создаются подразделения по экологической безопасности (в составе Совета Безопасности при Президенте РФ, Государственного комитета по охране окружающей среды). Полномасштабная государственная научно-техническая программа «Экология России», начатая в 1991 г., была свернута, и с 1992 г. началась реализация Федеральной программы «Экологическая безопасность России». Наконец, Государственной Думой 17 ноября 1995 г. был принят Федеральный закон «Об экологической безопасности», не подписанный Президентом РФ.
Действующее законодательство использует термин «безопасность» в разных интерпретациях. Закон РСФСР «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 19 апреля 1991 г. связывает безопасность с обеспечением благоприятных условий жизнедеятельности человека.[26] Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 20. Ст. 641, с изменениями; Собрание законодательства. 1995. № 26. Ст. 2397. Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. устанавливает права граждан на приобретение товаров, безопасных для жизни и здоровья потребителей. Здесь же закон имеет в виду и безопасность процесса выполнения работы (оказания услуг).[27] Собрание законодательства. 1996. № 3. Ст. 140. Федеральный закон «О радиационной безопасности населения» дает понятие таковой как состояния защищенности настоящего и будущего поколений людей от вредного для их здоровья воздействия ионизирующего излучения.
Термин «безопасность» упоминается в ряде других экологизированных нормативных актов, таких как Федеральный закон «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» от 5 июля 1996 г.; Закон РФ «О местном самоуправлении в Российской Федерации» от 6 июля 1991 г., Закон РФ «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации» от 5 марта 1992 г. И только Закон РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. раскрывает понятие безопасности.[28] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 15. Ст. 769, с изменениями от 25 декабря 1992 г.; Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 2. Ст. 77. В соответствии со ст. 1 данного закона под безопасностью понимают состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важные интересы - совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.
Федеральный закон «Об экологической безопасности» трактовал экологическую безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, окружающей природной среды от угроз, возникающих в результате антропогенных и природных воздействий на окружающую среду, а обеспечение экологической безопасности соответственно как систему действий по предотвращению возникновения, развития экологически опасных ситуаций и ликвидации их последствий, включая отдаленные (ст. 3).
По поводу данных формулировок профессор Бринчук задается рядом вопросов. В какой степени обоснованно выделение обеспечения экологической безопасности в качестве самостоятельного направления деятельности общества и государства? В каком соотношении понятие «обеспечение экологической безопасности» находится с понятием «охрана окружающей среды»? Нельзя ли обеспечить так называемую экологическую безопасность в рамках природопользования и охраны окружающей природной среды?
Далее он замечает, что, к сожалению, определения центральных понятий, данных в вышеуказанном Законе, ситуацию не проясняют.
Из приведенного определения экологической безопасности можно выделить три объекта - интересы личности, общества, окружающей природной среды. Какими же правовыми средствами обеспечивается экологическая безопасность названных объектов? К каким правовым средствам можно отнести нормирование качества окружающей среды, оценку воздействия планируемой деятельности на окружающую среду, экологическую экспертизу, лицензирование, сертификацию, регулирование режима экологически неблагополучных территорий, контроль, ответственность и некоторые другие?
Не все перечисленные средства - суть именно правового механизма обеспечения рационального природопользования и охраны окружающей среды.
Вне отношений по природопользованию остаются лишь отношения по защите нарушенных экологических прав и законных интересов физических и юридических лиц. Регулирование данных отношений Бринчук выделяет в отдельную группу общественных отношений, образующих предмет права окружающей среды.
Таким образом, отсутствуют основания для выделения отношений по обеспечению экологической безопасности как отдельной группы общественных отношений, наряду с отношениями по использованию природных ресурсов и охране окружающей среды.
Анализ принятого Государственной Думой Федерального закона «Об экологической безопасности» убеждает, во-первых, в том, что он не определяет и не регулирует собственные четкие, конкретно выраженные отношения вне отношений по использованию природных ресурсов и охране окружающей природной среды, которые не охватывались бы Законом РСФСР «Об охране окружающей природной среды», природно-ресурсовым законодательством. Во-вторых, он не предлагает какие-либо особые правовые средства обеспечения экологической безопасности, отличные от правовых средств регулирования природопользования и охраны окружающей среды в целом. В основном он воспроизводит применяемые правовые природоохранительные меры. По мнению профессора Бринчука, ни особых общественных отношений, ни особых мер обеспечения экологической безопасности просто не существует. Соответственно отсутствуют основания для выделения обеспечения экологической безопасности в самостоятельное направление деятельности в сфере взаимодействия общества и природы. Отсутствует и потребность в самостоятельном законе об экологической безопасности.
В праве окружающей среды обеспечение экологической безопасности видится в ряде аспектов. Оно может рассматриваться как один из основных принципов природопользования и охраны окружающей среды, в соответствии с которым любая экологически значимая деятельность, а также предусмотренные в законодательстве и осуществляемые на практике природоохранительные меры должны оцениваться с позиций экологической безопасности.
В известной мере в научном и практическом плане понятие «обеспечение экологической безопасности» может употребляться как синоним охраны окружающей среды, при условии, что соответствующая деятельность направлена на сохранение или восстановление ее благоприятного состояния.
Насколько известно, ни в национальном природоохранительном законодательстве зарубежных государств, ни в международных соглашениях в области охраны окружающей природной среды понятие «экологическая безопасность» не употребляется. Нет его и в таких новейших международных документах, как Декларация Рио-де-Жанейро и Повестка дня на XXI век, принятых Конвенцией ООН по окружающей среде и развитию, проходившей в июне 1992 г. в Бразилии. Предметом законодательства и практической деятельности является охрана окружающей среды и регулирование использования природных ресурсов.
Таким образом, для того, чтобы научно обосновать выделение обеспечения экологической безопасности в качестве самостоятельного направления деятельности по охране окружающей природной среды, необходимо, очевидно, пересмотреть концепцию охраны окружающей среды и выделить из группы отношений по охране окружающей среды специфические отношения по обеспечению экологической безопасности.
Обозначая природный ресурс как экономическую категорию, В.В. Петров идет дальше в рассмотрении данного вопроса, давая в своем учебнике развернутую схему «Природные ресурсы».[29] Петров В.В. Указ. соч. С. 116. В ней мы видим ряд неисчерпаемых природных ресурсов, таких как солнечные, климатические, энергетические, геотермальные, которые трудно соотнести с каким либо из перечисленных в ст. 4 Закона об охране окружающей природной среды природных объектов.[30] Закон РФ «Об охране окружающей природной среды» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 10. Ст. 457.
В данном случае схема обосновывает определение окружающей среды М.М. Бринчука, но охране вышеуказанные природные ресурсы не подлежат по действующему законодательству в силу их неисчерпаемости и неовеществленности. Как правило, в соответствии с российским экологическим законодательством в состав окружающей природной среды входят природные объекты и природные ресурсы, обладающие количественными и качественными признаками. Таким образом, такие природные ресурсы, как климатические, энергетические и т.п. остаются за рамками правового регулирования.
Есть ученые, которые считают, что содержание экологии как науки не имеет отношения к праву. Экология изучает строение и функции живой природы. Аргументируют подобную точку зрения тем, что не существует философского или педагогического права.[31] Шаретодинов Э.Ф. Концепция развития природоохранного законодательства республики Башкортостан: Автореф.: дис. канд. юрид. наук. Уфа, 1995. Может быть это в определенной степени справедливо, но нельзя забывать о том, что техногенное воздействие на окружающую природную среду конца XX в. ведет к ее деградации, то есть к разрушению, что свидетельствует о вторжении во внутренние биопроцессы. Это говорит о нарушениях функций природных систем. Типичный пример - генные мутации. Пока о таких мутациях можно говорить как о крайних проявлениях, но это лишь вопрос времени. Каждое новое поколение людей все чаще сталкивается с проблемами иммунной системы.
В отличие от понятия экосистемы у зарубежных авторов, согласно которой экосистема может охватывать пространство любой протяженности - от капли воды до Вселенной, - биогеоценоз имеет строго определенный объем. Биогеоценозы (экосистемы) являются частями земной или водной поверхности, однородной по своим топографическим, микроклиматическим, почвенным, гидрологическим условиям.
В современной экологической литературе применяют международный термин «экосистема».
Вызывает недоумение тот факт, что ученые в своей аргументации пользуются естественнонаучной трактовкой понятия экологии, утверждая, что впервые оно было введено немецким зоологом Э. Геккелем в 1866 г. в работе «Всеобщая морфология организмов» для обозначения учения о взаимоотношениях организмов друг с другом и средой их обитания. Почему же мы не задумываемся о корректности использования понятия экологии в данном случае? Ведь первоначальное лексическое значение данного слова, аутентичный перевод с греческого на русский язык определяет экологию как учение о доме, о месте обитания, а не о структуре, функциях, взаимоотношениях организмов в экосистеме. Думается естественнонаучное содержание экологии более условно, чем правовое. По сути, экологическое право переводится как право окружающей природной среды, если рассматривать в качестве места обитания ее как таковую. Кроме того, значение слов иностранного происхождения может трактоваться по-разному в науке и на практике. Пример тому: климат с греческого переводится как наклон земной поверхности к солнечным лучам, а используется как режим погоды.
И, наконец, позиция Бринчука, основанная на принципиальном обозначении объекта правового регулирования, в названии дисциплины вызывает сомнение. Возьмем для примера банковское право. Очевидно, что данная дисциплина регулирует не банки как таковые, а банковскую деятельность. А уголовное право, гражданское? В названиях этих дисциплин просматривается лишь сфера их действия.
Что же касается академичности названия, то следует заметить, что речь идет об учении, а не о науке в целом. Обратимся к энциклопедическому словарю. Учение - это либо совокупность теоретических положений о какой-либо области явлений действительности, либо система воззрений ученого. Наука определяется как система знаний плюс деятельность по получению новых знаний. Таким образом, греческое определение экологии имеет более узкую направленность. И если говорить об экологии как о науке, то следует уточнить - скорее о ее формировании. Поэтому название «экологическое право» трудно признать некорректным. Для этого должны существовать более веские аргументы.
<< | >>
Источник: Т.Г. Пучинина. Основы экологического права.1999. 1999

Еще по теме 2. Понятие экологического права:

  1. Тема 1. Экологическое право как отрасль права. Понятие, система и источники экологического права.
  2. Глава III. Нормы экологического права и экологические правоотношения. Источники экологического права. Принципы экологического права
  3. Тема № 2. Понятие и история развития экологического права
  4. 2.1. Понятие и предмет экологического права
  5. Глава I. Понятие экологического права
  6. 3.1. Понятие и виды источников экологического права
  7. 1. Понятие источников экологического права
  8. Тема 6. Юридическая ответственность за экологические правонарушения. Понятие и виды экологического вреда. Способы его возмещения
  9. 1.3. Экологические отношения как предмет экологического права
  10. Что является предметом экологического права как отрасли права?
  11. Система экологического права как отрасли права
  12. Тема 2. Объекты экологического права. Право собственности на природные ресурсы. Право природопользования и его виды. Экологическое нормирование.
  13. Что такое источник права в юридическом смысле и каковы особенности источников экологического права?
  14. Какова система экологического права?
  15. 1.4. Методы экологического права
  16. 2.2. Метод экологического права
  17. 2.5. Принципы экологического права
  18. ТЕМА 3Источники экологического права